Подполковник Николай Козлов ответил Лидии Ермошиной

Председатель ЦИК Лидия Ермошина назвала сенсационное заявление подполковника милиции Николая Козлова о фальсификация на парламентских выборах 2008 года старой провокацией. Офицер ей ответил: "Надо было не впадать в шок, а потребовать проведения тщательной объективной проверки".

Подполковник Николай Козлов ответил Лидии Ермошиной
Он предлагает Ермошиной сделать это сейчас. И напоминает, что в изложенных им фактах двухлетней давности явно присутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ст.192 Уголовного кодекса Республики Беларусь.
 
Председатель Центральной избирательной комиссии Лидия Ермошина высказалась по поводу публикации в "Народной Воле" свидетельств подполковника милиции Николая Козлова о фальсификациях на парламентских выборах 2008 года.
 
На недавней пресс-конференции журналисты поинтересовались у главы Центризбиркома, какова была ее реакция на это в общем-то сенсационное сообщение: ведь о том, что члены избирательной комиссии вбрасывали бюллетени в опечатанные урны, когда участок был закрыт, рассказывал не представитель оппозиции, а подполковник милиции, который нес дежурство на данном избирательном участке.
 
 
Лидия Ермошина: "Это старая провокация, просто поднятая на информационное поле в последние дни"
 
— К нам он не обращался, — заявила Лидия Ермошина. — Как вы знаете, публикаций — их много, достаточно...  Что же касается господина Козлова, я думаю, что это старая провокация, просто поднятая на информационное поле в последние дни просто за отсутствием других новостей и провокаций. Можно было поделиться и этой... И я помню эту информацию очень хорошо, которая прошла в день парламентских выборов два года тому назад. И, естественно, это был шок для меня и для тех, кто организовывал выборы. На место, в данную избирательную комиссию, тут же были направлены проверяющие от Центральной комиссии. Вечером все наблюдатели, международные в том числе, местные, национальные, все собрались на данном избирательном участке. И никаких вопросов после подсчета голосов и по итогам наблюдения ни у одной наблюдательной миссии не было. Более того, этот случай, о котором было известно в том числе наблюдательной миссии ОБСЕ, не вошел в заключительный отчет миссии ОБСЕ.
 
Господин Лебедько, который сейчас об этом говорит, обращаясь с жалобой о признании итогов выборов недействительными, ничего об этом факте даже и не сообщил. По-моему, это является лучшим доказательством того, что в 2008 году эта информация никак не подтвердилась, но сейчас все уже подзабылось, ее можно достать и второй раз. Поэтому нет смысла ее рассматривать второй раз, потому что в 2008 году всякое реагирование, которое могло произойти в эти дни, октября 2008 года, оно было, оно состоялось.
 
 
Николай Козлов: "Надо было не впадать в шок, а потребовать проведения тщательной объективной проверки"
 
Вот ответ подполковника милиции Николая Козлова Лидии Ермошиной:
 
— Гражданка Ермошина, я вынужден обратиться к Вам через газету, поскольку вы публично позволили себе усомниться в достоверности изложенных мною в "Народной Воле" фактов о фальсификации результатов досрочного голосования в Палату представителей Национального собрания в сентябре 2008 года на участке №463 Старовиленского округа №105 в городе Минске, свидетелем чего я являлся.
 
Прямо обвинить меня во лжи вы не решились, поэтому как минимум допускаете, что все, о чем я рассказал, — правда. Но в то же время эти события вы определили как провокацию. И вот тут я с вами согласен. Но с одним уточнением: в данном случае провокатором является лицо (или лица), от которого исходила инициатива, подстрекательство и, я предполагаю, серьезное давление на членов избирательной комиссии, которым пришлось вбросить бюллетени в урны после того, как участок был закрыт, а урны для голосования опечатаны. Установление этого (или этих) провокатора и должно быть нашей общей целью. (Ведь председатель комиссии с кем-то из этих провокаторов координировала свои действия по телефону.)
 
Гражданка Ермошина, вы частенько позиционируете себя образованным человеком и квалифицированным юристом, в связи с этим хочется обратить внимание на несколько простых истин.
 
Если вы считаете себя юристом, то как минимум понимаете, что в изложенных мною фактах двухлетней давности явно присутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ст.192 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Значит, тогда, 28 сентября 2008 года, надо было не впадать в шок, в который, по вашим словам, вы впали, не ждать, заметят ли наблюдатели фальсификации (а мне думается, вброшенные бюллетени были идентичными по цвету, размеру и оформлению всем остальным), а как должностное лицо, глава ЦИК, юрист и, наконец, честный человек потребовать проведения в срочном порядке тщательной объективной проверки.   Ведь тогда в интернете появилась следующая информация: "Сегодня, 28 сентября, Козлов был вызван к руководству РУВД Центрального района Минска, где от него потребовали отказаться от своих намерений, угрожая негативными последствиями. После того как сотрудник милиции отказался от "предложений" начальства, руководство РУВД связалось с участковой комиссией. Вместе они решили составить соответствующие документы о нарушении подполковником порядка на избирательном участке и создании препятствий в работе комиссии. Чем закончится этот скандальный случай — пока не известно".
 
То есть моя фамилия, звание и место работы были вам известны. И если, как вы говорите, на данный участок тут же "были направлены проверяющие от Центральной комиссии", то у меня логично возникает вопрос: как и что они проверяли, почему не снизошли до моей скромной персоны и не задали мне ряд вопросов? Я бы с удовольствием на них ответил. Или, может быть, это и были те самые провокаторы?
 
Однако тогда, судя по всему, вы быстро оправились от шока и вполне спокойно, с присущей вам невозмутимостью все опровергли. Хотя, повторяю, как можно было что-то опровергать без проверки? Сообщение о факте фальсификаций на участке №463 Старовиленского округа №105 на сайте "Хартия’ 97" появилось в 12 часов 29 минут 28 сентября 2008 года. А уже в 15.27 того же дня на сайте "СБ Беларусь Сегодня" была размещена информация следующего содержания.
 
"Председатель ЦИК Лидия Ермошина опровергает информацию ОГП о якобы имеющихся нарушениях во время голосования.
 
По словам Лидии Ермошиной, причиной распространения негативной информации со стороны ОГП может быть то, что "выборы проходят слишком благостно". "Сведения в отношении полковника (именно так было написано в информации на сайте "СБ Беларусь Сегодня". — М.Э.), который якобы был свидетелем вброса бюллетеней в урну, проверено МВД и полностью опровергнуто", — заявила Л.Ермошина".
 
Уверен, узнать истину вы могли бы сейчас, если бы, конечно, сочли нужным. В ваших силах потребовать от органов прокуратуры провести оперативное и объективное расследование, на время которого отстранив от исполнения служебных обязанностей всех лиц, имеющих отношение к произошедшему.
 
Гражданка Ермошина, довожу до вашего сведения, что спустя 20 дней после публикации в газете "Народная Воля" и 17 со дня обращения в прокуратуру Лебедько со мной никто не удосужился даже поговорить. Вам как юристу это обстоятельство должно казаться возмутительным, если не сказать больше.
 
Кроме того, на мой взгляд, не следует вам кричать о том, что, мол, два года назад господин Лебедько, обращаясь в Центризбирком с жалобой о признании итогов выборов недействительными, об этом факте ничего не сказал. Наличие либо отсутствие реакции по этому поводу со стороны кандидатов, участвовавших в парламентских выборах, нельзя отнести к доказательствам, как вы утверждаете, и тем более никак не должно влиять на выполнение вами служебных обязанностей, связанных с обеспечением честных выборов.
 
Вы ограничились сегодня, на первый взгляд, нейтральным комментарием, а по сути отказались приложить хоть малую толику усилий для обеспечения честных выборов. Своим бездействием тогда и сейчас вы выдаете индульгенцию не только бывшим, но и будущим провокаторам и фальсификаторам, теперь уже на выборах президента Республики Беларусь.
 
Не могу удержаться и не попросить вас до предстоящих выборов попытаться искоренить правовой нигилизм среди членов избирательных комиссий. Ну, объясните подчиненным, что любая фальсификация выборов — это уголовное преступление, за которое предусмотрено наказание до 5 лет лишения свободы. Может, это позволит людям, в большинстве своем порядочным, сохранить самоуважение, так как появится стимул без всякой боязни за последствия для себя и своей семьи сказать нет фальсификациям!
 
И последнее. Вы говорите: "...нет смысла ее (информацию) рассматривать второй раз, потому что в 2008 году всякое реагирование, которое могло произойти в эти дни, октября 2008 года, оно было, оно состоялось". Из всего вами сказанного, я увидел только реагирование вашего организма в виде шока, а хотелось бы правового реагирования и соответствующей оценки. Кстати, старыми провокации,  а по-моему —  фальсификации, станут, когда закончится срок исковой давности. Кому об этом знать, как не вам?! Но в данном случае говорить об окончании срока исковой давности рано.
 
ОТ РЕДАКЦИИ
 
 
В любой европейской стране с развитой демократией подобный случай просто-напросто невозможен. А если бы что-то аналогичное и произошло, то под ногами организаторов выборов, как и тех конкретных лиц, которые пошли на подлог, горела бы земля. В экстренном порядке были бы проведены все экспертизы, сделаны все заключения. Об их результатах знала бы вся страна, в случае подтверждения факта фальсификации виновным, образно говоря, не сносить бы головы.
 
А тут... Увидев, что подполковник Козлов — человек принципиальный, уговорить его отказаться от своей позиции невозможно, бросили: иди работай, будем разбираться. Прозвучало это как приказ. А люди в погонах приказ воспринимают по-особому. Тем более, когда было сказано "будем разбираться, только воздержись от комментариев в прессе".
 
Только по прошествии немалого времени подполковник Козлов понял: его просто усыпили, проверять факт фальсификации, вскрытый им, никто и не думает. Мол, за давностью все забудется, подполковник Козлов уйдет на пенсию и будет молчать. Но, как совестливый человек, как настоящий офицер, он решил еще раз выразитьть свою принципиальную позицию. Открыто, не боясь расправы.
 
Белыми нитками шито заявление гражданки Ермошиной. Что, нельзя было провести проверку в соответствии со всеми процессуальными нормами? Можно было, но, видимо, гражданка Ермошина, ни вам, ни высокому милицейскому начальству этого не хотелось.
 
Никому не позволено остановить время. И, думается, недалек тот день, когда случай, который обнародовал подполковник Николай Козлов, привлечет внимание соответствующих органов.
14:00 05/11/2010




Loading...


загружаются комментарии