Основной инстинкт

Вертикаль у нас отстроена так, что власти на местах и администрации предприятий считают за лучшее перегнуть палку. Это и есть их ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ. За излишнее рвение в преследовании инакомыслия в нашей стране еще ни один из чиновников не пострадал.

Основной инстинкт
Кампания по сбору подписей завершена, однако круги от нее все еще расходятся. Причем не только в виде подсчета и пересчета подписей, но и в виде увольнений с работы, моральных и физических синяков, жалоб и поощрений…
 
После пикета — на допрос и в больницу
 
Многое в работе сборщиков подписей зависело не только от старательности и везения, но и от здоровья. А вы попробуйте провести холодный дождливый вечер в уличном пикете, а утром прийти на работу и узнать, что вас уволили!..
 
"Основную тяжесть кампании вынесли на себе пикетчики, — считает руководитель инициативной группы Андрея Санникова Владимир Кобец. — Многие из них простудились, а некоторые даже попали в больницы. Не помогали ни палатки, ни теплая одежда, ни термосы с горячим питьем, ни смены каждые два часа. Я сам стоял в пикете: при плохой ветреной погоде уже через полчаса еле чувствуешь руки…"
 
Подписная кампания проверила активистов и на моральную стойкость. Случаев "наезда" на членов инициативных групп, как и в ходе предыдущих выборов, было немало.
 
Например, Олега Корбана, руководителя сбора подписей по Минску за Ярослава Романчука, вызывали в милицию по уголовному делу об убийстве. Еще нескольких членов этой же команды допрашивали по делу о взрыве у российского посольства. "При этом половина вопросов была об их участии в избирательной кампании", — заметил Корбан в интервью Naviny.by.
 
"Было и еще несколько попыток на нас "наехать", — говорит руководитель инициативной группы Романчука Анатолий Павлов. — Массовый характер это не приобрело только потому, что мы сразу жестко реагировали на такие случаи, обращались во все инстанции. Властям было невыгодно ссориться с нами на виду у всей Европы".
 
Членов инициативной группы Владимира Некляева не раз задерживала милиция, у них проводили обыски. "Двоих наших ребят в Минске задержал нетрезвый мужчина в подъезде дома, где они собирали подписи, — вспоминает член штаба Некляева, руководитель сбора подписей по Минску Юрий Алейник. — Не драться же с ним было! Да и потом их же еще и обвинили бы в этой драке".
 
А вот сборщикам подписей за Григория Костусева удалось подружиться с милицией. "Было несколько инцидентов, когда неизвестные подходили к пикетам и угрожали сборщикам. Мы сразу отзванивались в милицию, подъезжали патрули и стояли рядом, пока шел сбор подписей", — рассказывает руководитель инициативной группы Костусева Алексей Янукевич.
 
Правда, один из членов инициативной группы Костусева — житель Витебска Александр Кузнецов — поплатился рабочим местом таксиста в частной фирме…
 
Такая же участь постигла и одного из претендентов на пост президента — Сергея Рыжова. Его уволили с должности начальника сектора внешнеэкономической деятельности ОАО "Витебский плодоовощной комбинат". Лишился работы также Даниил Гитцович, возглавлявший инициативную группу Рыжова.
 
Вообще, о давлении по месту работы, угрозах увольнения говорят в штабах почти всех претендентов. А Николай Статкевич заявил, что его активистов "грозились уволить даже из частных организаций".
 
"Какой-то уголовник напал и избил женщину из нашей группы, ей отказали в медпомощи, а потом она же еще и штраф заплатила за якобы оскорбление этого нападавшего!", — привел еще один пример Статкевич.
 
Владимир Кобец сообщил, что в адрес его помощницы поступали анонимные звонки с угрозами.
 
Одного из сторонников Статкевича и вовсе "прописали" в психбольнице. После того, как житель Новолукомля Петр Боровик выразил желание собирать подписи за этих кандидатов, бравые милиционеры доставили его в Лепельский психиатрический госпиталь.
 
По словам Виталия Рымашевского, его и вовсе обложили со всех сторон: "Во-первых, мешали работе со студентами — одной из основных наших аудиторий: не давали собирать подписи ни в вузах, ни в общежитиях. Во-вторых, идет повсеместное давление на членов нашей инициативной группы: угрозы на работе, вызовы на допросы, запугивание администрациями. На меня лично продолжает давить налоговая, требуя декларацию за 2003 год!".
 
Претендент Виктор Терещенко подсчитал, что давление оказывалось примерно на 16% членов его инициативной группы: "Из 1301 человека 207 жаловались мне на давление в вузах, на работе. Некоторые даже были вынуждены в итоге отказаться от сбора подписей. Причем давление шло даже на коммерческие структуры".
 
А у Владимира Провальского украли… брата. Без объяснения причин Юрия Провальского продержали почти сутки в отделении милиции и отпустили только после широкого распространения информации об этом факте и заявлений брата-претендента о том, что "это было сделано, чтобы помешать сбору подписей".
 
К слову, аналогичных жалоб от членов инициативной группы за выдвижение Александра Лукашенко не поступало.
 
Знаем ли мы этого человека?
 
Вряд ли установки "хватать" и "увольнять" даны с самого властного верха. Там как раз озабочены вопросом признания президентских выборов международными организациями и западными демократиями, а подобные факты лишь усложняют задачу. Но вертикаль у нас отстроена так, что власти на местах и администрации предприятий считают за лучшее перегнуть палку. Это и есть их ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ. За излишнее рвение в преследовании инакомыслия в нашей стране еще ни один из чиновников не пострадал, а вот разносы за "недостатки идеологической работы" — явление обычное.
 
Правозащитники пока затрудняются назвать количество активистов, пострадавших по итогам подписной кампании.
 
"Сложно подсчитать и упорядочить все эти случаи, потому что у них достаточно высокая латентность, — объяснил Naviny.by председатель Белорусского Хельсинкского комитета Олег Гулак. — Часто люди, на которых оказывалось давление, просто боятся предавать это огласке и как-то публично отстаивать свои права. Да и органы, осуществляющие такое давление, грамотно работают: не трогают тех, кого не за что зацепить, зато давят на тех, кому есть что терять".
 
Тем не менее, с начала избирательной кампании только с помощью юристов инициативы "Правозащитники за свободные выборы" было подано 238 жалоб. Из них по состоянию на 31 октября удовлетворены лишь… 9 (3,8% от общего числа)! По состоянию на 8 ноября также подано 77 жалоб, касающихся формирования избирательных комиссий, однако правозащитники заявляют, что их количество еще больше вырастет.
 
"Если говорить о массовых явлениях, — отмечает правозащитник, — стоит выделить прежде всего сложности с доступом на объекты, которые якобы имеют особые процедуры доступа. Например, сборщиков подписей не пускали в общежития, отговариваясь внутренним распорядком".
 
Серьезной проблемой считает он и использование административного ресурса в кампании действующего президента.
 
Центризбирком же столь большое количество нарушений, фиксируемое правозащитными организациями, называет "математическим обманом".
 
"Если по одному и тому же факту написано 25 жалоб, то это ведь не значит, что было 25 фактов нарушений, — объясняет секретарь ЦИК Николай Лозовик. — Так, например, по тому случаю, когда документы на регистрацию своей инициативной группы в ЦИК представил не лично Александр Григорьевич, а руководитель его инициативной группы Александр Радьков, было написано порядка 15-20 жалоб. Такая же статистика и по другим случаям".
 
Стоит признать: в эту избирательную кампанию преследования активистов все же не приобрели повальный характер. Случаи грубого административного давления и использования милиции в политических целях единичны. Кто-то может даже решить: сдулась диктатура. Но для конкретного человека, уволенного с работы или попавшего в каталажку, тот факт, что "он такой один", — слабое утешение. Мы привыкли воспринимать понятие "права человека" как нечто абстрактное, как права ВСЕГО ОБЩЕСТВА (на свободу слова, демонстраций, вероисповедания и т.д.), у большей части которого потребности в таких правах попросту нет. Пока это не коснется нас лично. Вот тогда-то и приходит осознание, что это — права КАЖДОГО КОНКРЕТНОГО человека. И демократичность государства измеряется не столько тем, редки ли случаи нарушения прав граждан в целом, сколько эффективностью государственных механизмов по восстановлению нарушенных прав каждого конкретного человека.
 
Административный ресурс — коллективное бессознательное
 
Вот уж по поводу чего и поступают массовые жалобы с мест, так это на использование административного ресурса в пользу действующего президента. Кампания "Правозащитники за свободные выборы" сообщает о десятках случаев нарушений администрациями предприятий и госучреждений избирательного законодательства, касающегося порядка сбора подписей. А именно положения, согласно которому "не допускается участие администраций организаций в сборе подписей избирателей в рабочее время, равно как и принуждение в процессе сбора подписей".
 
По заголовкам соответствующих новостей на сайте этой кампании можно изучать административное деление нашей страны: "Минск: Содействовать сбору подписей за Лукашенко обязали комендантов общежитий", "Пинск: В центральной поликлинике собирали подписи за Лукашенко с нарушениями", "Бобруйск: Учителей принудили собрать по 300 подписей за Лукашенко", "Брестчина: Граждан убеждают в правильности нынешнего курса развития государства", "Новополоцк: Подписи за Лукашенко собирают на предприятиях в рабочее время", "Могилев: За Лукашенко собирают подписи не члены инициативной группы", Слуцк: Учителям угрожают увольнением за подписи в поддержку Романчука и Некляева"…
 
По информации правозащитников, на предприятии "Мостовская райсельхозтехника" в Гродненской области подписи за выдвижение Лукашенко собирались в рабочее время. Причем в подписные листы заранее были внесены данные работников.
 
В детсаде Гродно тех сотрудников, которые не хотели подписываться за Лукашенко, заставляли писать объяснительные. Также в Гродно сбор подписей за действующего президента осуществлялся с заранее заполненными печатным способом подписными листами. В случае отказа напротив фамилии избирателя ставили пометку "отказ".
 
В Бресте членом избирательной комиссии стала входящая в состав инициативной группы Лукашенко Вера Шульженко, которая активно собирала подписи на предприятии, где трудится замом по идеологической работе. В то же время включенный в состав Брестской областной избирательной комиссии юрист Сергей Магонов приостановил свое членство в инициативной группе Романчука, "чтобы предупредить возможные спорные ситуации, чтобы полно, справедливо и независимо выполнять обязанности члена комиссии".
 
"То, как ЦИК трактует положение Избирательно кодекса, запрещающее участие администраций в сборе подписей, только провоцирует на использование этого ресурса, — утверждает Олег Гулак. — Заявлять, что проректор университета может спокойно собирать подписи за Лукашенко у своих студентов только потому, что он в отпуске, — несерьезно. Все мы понимаем, что руководитель остается руководителем, будь он даже в декретном отпуске".
 
По мнению правозащитника Валентина Стефановича, Центризбирком не предпринимает никаких шагов по прекращению таких нарушений избирательного законодательства: "Фактов достаточно, но ЦИК уклоняется от дачи правовой оценки всем этим фактам, утверждая, что нарушений законодательства инициативной группой Лукашенко не допущено".
 
Так, не обнаружено нарушений Избирательного кодекса при рассмотрении жалобы Никиты Краснова и Вячеслава Дианова по факту сбора подписей в поддержку Лукашенко лицами, не являющимися членами его инициативной группы, во время пикетов, которые проходили 6 октября возле ГУМа и "Дома мебели" по улице В. Хоружей в Минске. Секретарь ЦИК Николай Лозовик заявил: "Заполнять подписной лист, писать фамилию, имя и отчество, паспортные данные имеет право и помощник члена инициативной группы".
 
"Таким образом, секретарь ЦИК привнес в избирательные процедуры непредусмотренное законодательством понятие "помощник члена инициативной группы" и наделил его вопреки законодательству определенными полномочиями. Такая трактовка противоречит Избирательному кодексу", — считают правозащитники.
 
В жалобе Владимира Некляева на действия инициативной группы Лукашенко приводились многочисленные факты сбора подписей людьми, не входящими в инициативную группу Лукашенко, и сбора подписей в местах, где это запрещено законодательством. ЦИК решил, что информация, изложенная в этой жалобе, "либо носит общий характер и проверить ее невозможно, либо не нашла своего подтверждения в ходе проведенных проверок".
 
Объективности ради стоит признать, что Центризбирком все же признал один факт использования административного ресурса. Речь о составлении начальником отдела идеологической и воспитательной работы Управления образования Ленинского района Минска А.Носковой графика дежурств работников образования в пикетах по сбору подписей за Лукашенко.
 
Согласно ЦИК, данные факты свидетельствуют о превышении служебных полномочий со стороны Носковой, в связи с чем Центризбирком обратилась к председателю администрации Ленинского района Минска с просьбой рассмотреть вопрос о привлечении Носковой к дисциплинарной ответственности. В то же время ЦИК не усмотрела в данной ситуации нарушения статьи 61 Избирательного кодекса, поскольку "А.Носкова не руководит указанными в графике учреждениями образования и в этот период находилась в рабочем отпуске, а в графике в числе представителей инициативной группы, которые проводили пикет по сбору подписей, указаны только члены инициативной группы". Таким образом, ЦИК не нашла оснований для вынесения предупреждения инициативной группе Лукашенко.
 
А на все остальные обвинения у Центризбиркома ответ таков:
 
"Если член инициативной группы по выдвижению какого-либо кандидата собирает за него подписи в нерабочее время, то это полностью вписывается в рамки избирательного кодекса, — говорит секретарь ЦИК Николай Лозовик. — А что касается помощников сборщиков подписей, то это вовсе и не новшество, такие люди были и в предыдущих выборных кампаниях. По закону, подписной лист может заполнять как член инициативной группы или сам гражданин, так и помощник сборщика подписей. Мы исходили из реальной ситуации: когда, например, пенсионерке трудно за себя подписаться, а у члена группы плохой почерк — на помощь придет помощник".
 
"Порой в данной ситуации эмоции выступают главным аргументом жалобщиков, хотя реальных фактов практически нет", — добавляет Лозовик.
 
Между прочим, команда Александра Лукашенко могла бы обойтись и без таких выкрутасов, вызывающих бурю эмоций у правозащитников. Ведь еще 6 октября руководитель инициативной группы действующего президента Александр Радьков, будучи министром образования в отпуске, отрапортовал: 100 тысяч подписей уже собрано. Для этого достаточно было, чтобы за выдвижение Лукашенко подписались 100 тысяч членов "Белой Руси".
 
Эта организация изначально декларировала свою поддержку главе государства, и выглядело бы большим скандалом, если бы она не отдала подписи своих членов за выдвижение Лукашенко. Другой вопрос, ради чего все эти люди вступали в "Белую Русь" — из-за зуда общественно-политической деятельности (в стране, где во власти — только один политик?) или ради дальнейшего продвижения по служебной лестнице. Не скажем, что не члену этой организации дорога во власть заказана; но членство в ней в нынешних белорусских условиях — хорошее подспорье для карьеры.
 
Однако, вопреки даже заявлению Лукашенко, было решено продолжить сбор подписей за него, чтобы уже на этом этапе продемонстрировать подавляющее преимущество их претендента. Кто бы сомневался в способности нашей государственной машины выдать на-гора рекордное количество этой руды! Наивно было ждать, что все нижние звенья вертикали будут при этом озабочены чем-то, кроме "перевыполнения плана". Напротив фамилий областных руководителей, где было собрано наибольшее количество подписей за Лукашенко (Брестская область — 229 837, Витебская — 221 538), галочка "на поствыборную перспективу" уже поставлена; теперь для них важно провести и остальную кампанию "без сучка и задоринки" и не оплошать по результатам подсчета голосов.
 
Основной инстинкт вынуждает и чиновников рангом пониже проявлять служебное рвение. Да и для рядовых госслужащих, задействованных в избирательной кампании Александра Лукашенко, вопрос возможного их финансового поощрения даже не второстепенен.
 
"Впоследствии их могут поощрить иным образом — например, через повышение по службе, — рассказал интернет-газете Naviny.by человек знающий — бывший премьер-министр Беларуси Михаил Чигирь. — Думаю, факт их активной работы на сборе подписей за Лукашенко может быть учтен при принятии решений о новом назначении и продвижении по службе. Да и запугивать их смысла не было. Поверьте: сегодня в Беларуси найдется предостаточно людей, которым не нужно даже давать команду собирать подписи за Лукашенко — они сами первыми побегут это делать!".
 
 
 
08:26 09/11/2010




Loading...


загружаются комментарии