Владимир Некляев: Я иду на один срок

После переговоров  с министром иностранных дел  Чехии Карелом Шварценбергом претендент на кандидата в президенты Беларуси Владимир Некляев дал интервью Радио "Свабода". Сайт гражданской кампании "Говори правду" опубликовал отрывки из этой беседы, которая состоялась 15 ноября.

- Владимир Прокопович, Вы – белорусский поэт. Белорусский язык находится в драматическом, если не трагическом, состоянии; некоторые считают, что он просто умирает. Это, возможно, результат естественных процессов и определенной государственной политики. В частности, в 95-м году Александр Лукашенко через референдум сделал русский язык вторым государственным. Если Вы придете к власти, Вы измените это решение, вернете прежний статус, когда единственный государственный язык – белорусский?
 
- Этот вопрос для меня не просто больной, потому что я на самом деле белорусский поэт. И отец у меня был русский человек. Но язык – это не столько кровь, сколько то, в какой культуре ты воспитан.
 
- Все говорят на том языке, на котором снятся сны…
 
- Это верно. Сны мне снятся на белорусском языке. Недавно у меня вышла книга "Кон" в переводе на русский язык с предисловием Евгения Евтушенко. В разговоре со мной он заметил: "Я всегда считал, что ты мог бы стать таким же и русским поэтом. Но вдруг я заметил, что способ мышления – некие неуловимые вещи – выдает в тебе человека иного воспитания, иной культуры".
 
О политике мне говорить нелегко, это я признаю. Но делать  резкие движения, во всяком случае, подписывать  указы, что с сегодняшнего дня исключается русский язык и вводится белорусский как единственный государственный, я не стану: силовые усилия в этом направлении всегда очень опасны. Страна действительно русифицирована: этим успешно занимался Лукашенко с самого начала, предполагая, что он защищает площадку своего царствования. Я думаю, все помнят, что эти намерения были серьезными. Я не буду разбираться в истоках его неприятия всего национального (они поддаются описаниям и объяснениям, но я не стану этим заниматься). Я считаю, что та антинациональная политика, которую проводил Лукашенко, ущербна, и ее надо менять. Но ни в коем случае не надо это делать силовыми методами. Это не должно делаться через декреты, указы и прочими инструментами, которыми пользуется сам Александр Григорьевич.
 
- Давайте вернемся к выборам. А у Вас есть, скажем, альтернативный план – план "Б"? Если Вы выиграете выборы, или путем народных манифестаций получите победу – нет вопросов. А если не выиграете, или если манифестации будут раздавлены, а Площадь проиграет, что будете делать? И вообще, что будет с Вашей кампанией "Говори правду"?
 
- В любом случае  кампания "Говори правду" остается. Даже если Некляев становится  президентом. Давайте поставим  вопрос так: когда Некляев становится  президентом (смеется), кампания "Говори правду" остается? Потому что в любой стране должен кто-то говорить правду. Я не буду запрещать даже Лукашенко, который окажется в оппозиции, выходить на площадь и говорить, что Некляев неправильно руководит страной.
 
Другое дело, мы не наивные ребята и прекрасно понимаем, что Лукашенко сделает все, чтобы эти выборы не отдать… На свободных и честных выборах он в первом туре не выигрывает – это исключено: у него нет необходимых реальных процентов. Он говорит, что у него 80 –90%. Это чепуха. На самом деле, у него примерно равные условия для победы, как и у оппозиции, как и персонально у меня.
 
Другое дело, что  он назовет эту цифру. У него дилемма  какая? Ему надо будет назвать  две разные цифры: на Запад нельзя называть 90% (все-таки есть некие вещи, через которые не переступить), а вот 60 назвать можно. При этом в сторону Москвы он должен озвучить цифру под сотню процентов. Это дилемма. Он пойдет на фальсификацию. Это безусловно, и мы это понимаем. Если мы не справимся, и если мы не отстоим наши права, голоса наших избирателей, стало быть (если Лукашенко остается у власти), мы переходим на политическое поле целиком. Мы не трансформируем кампанию в политическую партию, она остается, но мы участвуем во всех политических процессах, и прежде всего, в парламентских выборах. Лукашенко – при условии, что ему позволят остаться у власти (независимо от того, Европа это сделает, или Россия) – вынужден будет пойти на досрочные парламентские выборы. Это первое, что он будет вынужден сделать. Это одно из условий, чтобы получить хотя бы часть пирога, которую обещает ему Европа. Поэтому мы легально пойдем в политический процесс и будем отстаивать те же принципы, которые отстаиваем сейчас. И будем бороться за то же – за нашу победу. Правда, уже эволюционным путем, который, кажется, немного затянулся.
 
- Почему Вы так долго задержали свое заявление, что будете бороться за пост президента?
 
-По той причине, и это правда, что изначально я не создавал структуру только под избирательную кампанию. Я говорил всем лидерам нашего демократического движения: кампания "Говори правду" – та площадка, где вы все потом договоритесь о том, кто из вас станет тем единым кандидатом, который будет противостоять Лукашенко. Оказалось, что все, но только не единый. В такой ситуации я провел со всеми двусторонние переговоры – до момента, когда они собрали сто тысяч подписей, когда понимали, что реально не соберут 100 тысяч подписей. Если бы Лукашенко не призвал фальсифицировать подписи – они не были бы собраны. Как только они "собрали" – все договоренности были брошены в корзину.
 
Тогда я пошел  на то, на что мы вынуждены были пойти. Во-первых, я сам пошел на выборы, во-вторых, я стал искать союзников  среди сильных – не среди слабых. Я заключил союз с Андреем Санниковым, рейтинг которого идет сразу за рейтингом Некляева. Мы создали такой центр силы и предложили каждому: пожалуйста, дверь открыта – присоединяйтесь.
 
- Многие политики, которые идут к власти, особенно от оппозиции, говорят о демократии, говорят, что будут власть президента сокращать. А потом, когда приходят (кстати, то же самое делал Лукашенко, когда к власти шел), то оказывается, что власти – мало, мало, мало… По крайней мере, по эту сторону Буга это происходит именно так. А те политики, которые пытаются поступать достаточно демократично, как в Беларуси Шушкевич, они потом эту власть теряют. Причем отношение общества к ним довольно пренебрежительное. Так может, и Вам придется стать вторым Лукашенко?
 
- Нет! Я ни в коем случае не стану вторым Лукашенко. Вообще, я везде всем говорю, что иду во власть, в президенты, на один срок. Я приведу новых политиков! Я приведу новых людей в экономику, проведу реформы. И все. Я привык работать так, чтобы создать структуру, которая могла бы работать без начальника, чтобы она умела делать все без постоянного контроля: тут надо сеять, здесь – убирать. Это кончится: мы проведем политические реформы, мы проведем экономические реформы, и на этом задача Владимира Некляева как президента будет выполнена. Дальше есть, кому продолжать демократизацию и развитие Беларуси.
12:12 17/11/2010




Loading...


загружаются комментарии