Референдум 1996 года: путь в никуда

Сегодня наступил как раз тот момент, когда власти надо напомнить о ее нелегитимности. Рано или поздно белорусский народ пересмотрит итоги того референдума и поймет, что он стал именно той точкой отсчета, когда в Беларуси покончили с честными и легитимными выборами.

Референдум 1996 года: путь в никуда

Этот материал у меня был готов давно, но ждал своего времени. Пока один из постоянных читателей “Народной Воли” Михаил Дубенчуков в своем письме в редакцию не поднял тему о легитимности нынешней белорусской власти. Я согласен с ним: Лукашенко не имеет права баллотироваться в четвертый раз на пост президента страны, поскольку в 2004 году он, будучи гарантом Конституции, грубо ее нарушил, вынеся на референдум вопрос о снятии ограничений на свое пребывание в должности президента.


Действительно, читатель прав: нарушение Конституции и Избирательного кодекса — это преступление. Но я бы посмотрел на эту проблему шире и глубже и затронул референдум еще 1996 года, который полностью уничтожил разделение ветвей власти в Беларуси. Главный итог того референдума — у народа отобрали право выбирать и сменять власть.


Сегодня наступил как раз тот момент, когда власти надо напомнить о ее нелегитимности. Рано или поздно белорусский народ пересмотрит итоги того ноябрьского референдума и поймет, что он стал именно той точкой отсчета, когда в Беларуси покончили с честными и легитимными выборами.


Вопреки вердикту Конституционного Суда


После первого референдума 1995 года отношения между Верховным Советом и президентом не нормализовались. Противостояние зашло настолько далеко, что в спор вмешалась судебная власть. Конституционный Суд Республики Беларусь принял позицию депутатов Верховного Совета в части того, что А.Лукашенко злоупотребляет своими полномочиями, издавая указы, не соответствующие Конституции и другим законам. Он признал 18 указов президента не соответствующими Конституции и предложил привести их в соответствие с Основным законом страны.


Но А.Лукашенко уже не реагировал на решения Конституционного Суда. Конечно, он понимал, что главным препятствием на пути к его безграничной власти является Конституция и Верховный Совет 13-го созыва, не позволявшие главе государства диктовать свою волю судебной и законодательной властям. В августе 1996 года президент начинает говорить о необходимости внесения изменений в действующую Конституцию с целью усиления президентской власти. Вот с этого момента и начинается решительное противостояние Верховного Совета 13-го созыва любым изменениям в Конституции. Было очевидно, что А.Лукашенко решил закрепить свою единоличную власть именно через ломку Конституции, стремясь в дальнейшем поставить в зависимость от себя и законодательную, и судебную власти, и органы местного самоуправления. Фактически страна становилась заложницей воли одного человека. С этого момента среди депутатов начинается активная проработка вопроса об импичменте президенту Лукашенко за грубые нарушения Конституции.


Депутаты спешили собрать нужное количество голосов для отстранения президента от должности, а президент всячески старался быстрее провести референдум, после которого его никто бы уже не смог сместить с занимаемого поста. Поэтому две ветви власти пошли на конфликт, получивший широкий резонанс не только в Беларуси, но и за ее пределами. Все попытки депутатов остановить навязываемый референдум не приносили результатов. Более того, предложенный Верховным Советом вариант вопросов для вынесения на всенародное голосование игнорировался исполнительной властью. Все государственные СМИ вели речь только о поправках, представленных президентом.


Правовым основанием для проведения референдума послужило постановление Верховного Совета Республики Беларусь от 06.09.1996 г. “О проведении республиканского референдума в Республике Беларусь и мерах по его обеспечению”. Выносились на обсуждение две группы вопросов: инициированные президентом и инициированные группой депутатов Верховного Совета.


Президент предложил следующие вопросы:


1. Перенести День независимости Республики Беларусь (День Республики) на 3 июля — День освобождения Беларуси от гитлеровских захватчиков в Великой Отечественной войне.


2. Принять Конституцию Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями (новая редакция Конституции Республики Беларусь), предложенными президентом Республики Беларусь А.Г.Лукашенко.


3. Выступаете ли Вы за свободную, без ограничений, куплю и продажу земли?


4. Поддерживаете ли Вы отмену смертной казни в Республике Беларусь?


Вопросы, предложенные группой депутатов Верховного Совета:


1. Принять Конституцию Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями, предложенными депутатами фракций коммунистов и аграриев.


2. Выступаете ли Вы за то, чтобы руководители местных органов исполнительной власти избирались непосредственно жителями соответствующей административно-территориальной единицы?


3. Согласны ли Вы, что финансирование всех ветвей власти должно осуществляться гласно и только из государственного бюджета?


4 ноября 1996 года Конституционный Суд Республики Беларусь вынес решение: назначенный референдум по изменению Конституции не может быть признан законным, поскольку полностью противоречит ст.78 Конституции РБ, гласившей, что порядок проведения республиканских референдумов определяется законом. На тот момент отсутствовала регламентация порядка изменения и дополнения Конституции путем референдума. Также Суд установил, что п.3 постановления Верховного Совета от 06.09.1996 года в части того, что его результаты будут иметь обязательный характер, также противоречит действующей Конституции Беларуси и законам Республики Беларусь. В ходе обсуждения предложенных проектов было установлено, что эти изменения и дополнения по сути являются новыми Конституциями, поскольку своим содержанием полностью меняют структуру Конституции 1994 года, что противоречило ст.149 Конституции, а поэтому результаты референдума по вопросам изменения действующей Конституции могут быть признаны только рекомендательными.


Венецианская комиссия, специализирующаяся на оценках конституционных проектов, поддержала решение Конституционного Суда Беларуси: референдум не может носить обязательный характер, — и призвала главу государства и Верховный Совет поддержать заключение КС.


Верховный Совет на основании решения Конституционного Суда 06.11.1996 года внес изменения в свое постановление от 06.09.1996 года и признал, что на обязательный референдум выносятся только вопросы о переносе Дня независимости Республики Беларусь (Дня Республики) и о выборности руководителей местных органов власти.


Несмотря на решение Конституционного Суда, А.Лукашенко 5 ноября 1996 года в нарушение Конституции и Закона “О народном голосовании (референдуме) в Республике Беларусь” издал Указ №455, в котором определил порядок вступления в силу решений республиканских референдумов об изменении и дополнении Конституции Республики Беларусь.


7 ноября А.Лукашенко издает Указ №459, согласно которому все результаты референдума будут носить обязательный характер, несмотря на то что 6 ноября Верховный Совет принял постановление: обязательный референдум может пройти только по вопросам о переносе Дня независимости и о выборах руководителей местных органов исполнительной власти. Также этот Указ определял, что решение Конституционного Суда от 04.11.1996 года является незаконным, поскольку ограничивает конституционное право граждан на участие в референдуме, а следовательно, не имеет юридической силы. Фактически президент растоптал Конституционный Суд, создав антиправовой прецедент. Ведь в законе о Конституционном Суде четко и ясно сказано, что решения Конституционного Суда являются окончательными и пересмотру не подлежат.



Виктор Гончар против фальсификаций


9 ноября началось досрочное голосование, но на избирательных участках так и не появился окончательный проект изменений и дополнений Конституции, выносимый на референдум президентом. Только через три дня избиратели увидели этот документ, что противоречило стст. 7, 8, 15 Закона о народном голосовании. Как мог в таких условиях голосовать избиратель, если он не видел, за что голосует?! В таких условиях референдум не может проводиться. Также не был вовремя вынесен на обсуждение и проект, предложенный Верховным Советом. Только 21 ноября 1996 года появился альтернативный проект Конституции. Фактически за такой короткий срок граждане не могли с ним ознакомиться. Ведь данный проект был подготовлен юридически правильно, с учетом рекомендаций Конституционного Суда. В нем предусматривалось, что президент избирается на шесть лет без права повторного переизбрания и выполняет представительские функции. Правительство формируется Верховным Советом и ему подчиняется. При этом все изменения не нарушали принцип разделения властей.


Опасность проведения референдума состояла еще в том, что неконституционные изменения, вносимые президентом, в будущем можно было устранить только через проведение нового референдума. Всем было ясно, что в стране неконституционным путем совершается захват власти президентом.


Вся надежда была на председателя Центральной избирательной комиссии, депутата Верховного Совета, известного политика и профессионального юриста Виктора Гончара. Многие были уверены, что уж он-то не допустит фальсификаций и результаты референдума не будут признаны легитимными из-за грубых нарушений законодательства во время его подготовки и проведения. С началом досрочного голосования к Виктору Гончару начали приходить сообщения из избирательных комиссий: идет массовая фальсификация результатов выборов, часть председателей на местах игнорирует указания ЦИК о подчинении только главе Центризбиркома. В.Гончар понимал, что выборы будут сфальсифицированы и надо что-то предпринимать для срыва всего избирательного процесса. Многие коллеги его осуждают за то, что он не дождался окончания референдума, когда мог бы сообщить о незаконности референдума как официальное лицо. Но именно его позиция по вопросу о массовых нарушениях подтолкнула депутатов к более активной работе по вынесению импичмента А.Лукашенко.


15 ноября 1996 года президент своим указом отстранил от должности В.Гончара, при этом не получив одобрения этого акта Верховным Советом, как предусматривалось ст.83 Конституции, ст.14 Закона “О Верховном Совете Республики Беларусь”. На это сразу же отреагировал председатель Конституционного Суда Валерий Тихиня, который направил обращение на имя А.Лукашенко с требованием, чтобы он отменил свое решение, поскольку превысил свои конституционные полномочия. В соответствии с п.1 ст.100 Конституции президенту не предоставлялось право освобождать (назначать) председателя Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов. К этому времени около здания Верховного Совета на митинг собрались люди, чтобы поддержать депутатов. Но вице-спикер ВС Геннадий Карпенко обратился к гражданам с просьбой разойтись, дабы не нагнетать обстановку, поскольку была информация, что спецподразделения правоохранительных органов приведены в боевую готовность.


Все эксперты отмечают, что именно это деяние президента и подтолкнуло сомневавшихся депутатов поставить свои подписи под требованием отстранения президента от должности. Особенно когда на следующий день В.Гончар был просто при помощи грубой силы выдворен из собственного кабинета начальником службы охраны президента М.Тесовцом. Тем самым Тесовцом, который выкидывал депутатов из Овального зала незадолго до первого референдума, который не пропускал министра МВД Юрия Захаренко в его собственный кабинет.



В здание ЦИК не смогли зайти председатель Верховного Совета С.Шарецкий и генеральный прокурор В.Капитан. Тогда же впервые С.Шарецкий официально заявил: “В республике начался неконституционный захват власти и установление диктатуры”. В тот же день к вечеру в секретариат Верховного Совета пришло заявление от группы членов ЦИК, которые сообщили, что дальнейшее пребывание В.Гончара на посту председателя Центризбиркома якобы невозможно, поскольку он не отвечает требованиям, предъявляемым к руководителю такого авторитетного органа. Что интересно, члены комиссии своих автографов под документом не поставили, лишь рукой зам.главы Администрации президента Михаила Сазонова на бумаге было написано: он подтверждает, что это письмо подписали девять человек из Центральной избирательной комиссии. Еще 14 ноября была запланирована встреча членов ЦИК с президентом. Однако в тот день Гончару позвонил секретарь комиссии Лихач и сказал, что встреча отменена. Только позже стало известно, что встреча была, но без В.Гончара. Члены ЦИК встретились с главой Администрации президента М.Мясниковичем и его заместителем М.Сазоновым. Возможно, здесь и обсуждалось, что 15 числа В.Гончар будет смещен с поста председателя ЦИК. 16 ноября В.Гончар попытался провести заседание ЦИК, но все девять заявителей не пришли. Тогда вице-спикер парламента С.Калякин заявил, что фракция коммунистов будет инициировать импичмент президенту на очередной сессии. Поэтому без силового увольнения В.Гончара, возможно, и не началась бы процедура импичмента президенту.


18 ноября 1996 года подал в отставку премьер-министр М.Чигирь, который указал в своем заявлении: “Категорически возражаю против проведения 24 ноября референдума, так как при его подготовке допущены многочисленные грубые нарушения законодательства, исключающие свободное волеизъявление народа. Призываю во имя стабилизации обстановки в республике отменить намеченный референдум. В противном случае прошу принять мою отставку”.


На такой принципиальный шаг пошли министр труда А.Соснов и заместитель министра иностранных дел А.Санников.



Импичмент за нарушение Конституции


19 ноября были собраны 73 подписи депутатов Верховного Совета, хотя для старта процедуры импичмента требовалось всего 70. В тот же день Конституционный Суд принял дело к рассмотрению, и было начато производство “О нарушении президентом Республики Беларусь Лукашенко Александром Григорьевичем Конституции Республики Беларусь”. Его рассмотрение было назначено на 22 ноября 1996 года. В этот день состоялась встреча В.Тихини с президентом, но компромисса не было достигнуто. Председатель КС предложил А.Лукашенко снять свой проект по изменению Конституции, а также отменить все неконституционные указы. Но никто не хотел друг другу уступать.


Москва не была заинтересована в силовом варианте разрешения конфликта и направила своих представителей для налаживания диалога между противоборствующими сторонами. Теперь Москва понимала: конфликт президента с парламентом может обернуться дестабилизацией обстановки в стране, что косвенно отразится и на отношениях с Россией. Оставался лишь один шаг: принятие Конституционным Судом решения в поддержку депутатов. И тогда полномочия главы государства сразу же переходили к Семену Шарецкому. В Минск прилетели высшие должностные лица России Виктор Черномырдин, Егор Строев и Геннадий Селезнев, которые склоняли обе стороны к мирному договору. Они выступали гарантами результатов соглашений. Но большему давлению со стороны российских политиков подвергались именно С.Шарецкий и В.Тихиня.


В ночь с 21 на 22 ноября 1996 года председатель Верховного Совета С.Шарецкий, председатель Конституционного Суда В.Тихиня, президент Республики Беларусь А.Лукашенко в присутствии высших должностных лиц Российской Федерации и депутатов Верховного Совета Республики Беларусь Г.Карпенко, П.Кравченко и С.Калякина подписали Соглашение об общественно-политической ситуации и о конституционной реформе в Республике Беларусь. В соответствии с этим Соглашением А.Лукашенко брал на себя обязательство отменить свои указы от 05.11.1996 г. и от 07.11.1996 г., признавая, что результаты референдума по вопросам изменения и дополнения Конституции Республики Беларусь 1994 года будут носить рекомендательный характер. В свою очередь Верховный Совет в лице председателя С.Шарецкого должен был обеспечить отзыв из Конституционного Суда предложения депутатов об импичменте президенту.


Этот документ стал роковым для Беларуси. С этого момента для белорусов остановилось время. Уже через несколько дней, выйдя из-под “гипноза” российских миротворцев, депутаты поймут, что с Лукашенко невозможно идти на компромисс. В канун референдума президент вновь в нарушение своих должностных полномочий незаконно восстановил действие своих Указов об обязательном референдуме по вопросу изменений и дополнений в Конституцию.


Что случилось с сильным и уверенным в себе юристом В.Тихиней, за день до подписания гибельного соглашения забывшим про Конституцию и прекратившим за нее борьбу? Не верится, что человек мог так быстро изменить своим идеалам. В интервью газете “Фемида” (№32 от 13.09.1996 года) В.Тихиня указал: “Мой настоятельный совет: нельзя голосовать за предлагаемый президентом проект Конституции, если мы не хотим отката назад к тоталитарному прошлому”. И там же: “...Так вот, один из сотрудников сообщил мне, что по указанию Администрации, с ведома и согласия президента, дано распоряжение прослушивать служебные телефоны председателя Конституционного Суда, его квартирные телефоны. Мне также было сообщено, что дано поручение соответствующим службам собирать на меня, на членов моей семьи и на моих ближайших родственников компромат”. Что сказал ему в личной беседе А.Лукашенко накануне подписания того рокового документа? Встает юридический вопрос: а имел ли В.Тихиня право от имени Конституционного Суда подписывать политические решения без обсуждения с членами Суда? Надо ли было вообще судье участвовать в таком непонятном проекте? Ответ прост: если бы Председатель КС строго следовал букве Закона, то надо было не бегать по кабинетам Администрации президента, не интриговать с российскими политиками, а просто выполнять свою работу...


Такие же претензии звучат от многих политиков и в адрес С.Шарецкого, который также не был уполномочен парламентом на проведение каких-либо переговоров по урегулированию конфликта с главой государства и российскими госслужащими. И правда, неужели эти господа не понимали, что за ними судьбы не только 82 депутатов, рисковавших своей жизнью, но и остальных белорусов? Такие важные политические решения не должны решаться без обсуждения широкой общественностью. Разве В.Тихиня и С.Шарецкий не понимали, что подписанное ими соглашение не несет за собой никакой юридической ответственности? Да, по нему предполагалось, что результаты референдума будут рекомендательными, но через пару дней Лукашенко издает очередной указ, которым объявляет, что результаты референдума являются обязательными для исполнениями государственными и другими учреждениями. Ни о какой согласительной комиссии по подготовке изменений в Конституцию Лукашенко не объявил, наоборот — принял решение распустить Верховный Совет и назначить депутатов во вновь созданную Палату представителей Национального собрания. Такого в юридической практике еще ни в одной стране не было, чтобы президент назначал народных депутатов! Почему депутаты Верховного Совета и председатель Конституционного Суда не обратились к российским гарантам их мирного соглашения для восстановления справедливости?


Ермошина узаконила нелегитимный референдум


Все время в государственных средствах массовой информации шла массированная пропаганда в поддержку предложенного президентом проекта изменений в Конституцию. При этом подконтрольные Лукашенко телевидение и газеты ничего не говорили об альтернативном проекте Конституции. Органы исполнительной власти выполняли функции президентских агитаторов, в государственных организациях, учреждениях создавались штабы, которым ставилась задача обеспечить “элегантную победу” Лукашенко. С этой целью людей заставляли идти на досрочное голосование. Фактически весь эфир был предоставлен только президенту. Референдум закончился 24 ноября. Назначенный Лукашенко и.о. главы Центризбиркома Лидия Ермошина объявила, что референдум состоялся, и объявила результаты. Согласно данным Центризбиркома, все вопросы, инициированные президентом, получили одобрение народа. Другого ответа и не могло быть, ведь Ермошина не могла озвучить другой результат, поскольку знала, кому она обязана своим назначением на занимаемый ею пост. Социологи и политологи, изучающие мнение избирателей до референдума и в момент проведения референдумов, поставили под сомнение победу А.Лукашенко. Был установлен такой факт: избирателей, принявших участие в довыборах депутатов Верховного Совета, оказалось значительно меньше, нежели граждан, проголосовавших на том же участке по вопросам референдума. Особенно вызывает сомнения явка избирателей после 18 часов в день голосования. По сведениям ЦИК, на 18 часов явка избирателей была 59,5%, а в 22 часа — уже 84,2%. Это еще раз подтверждает, к каким приемам прибегала власть для достижения нужных ей результатов.


Депутаты не признали референдум


26 ноября 1996 года Президиум Верховного Совета принял заявление о незаконности итогов референдума. В частности, в нем были отражены следующие грубые нарушения избирательного законодательства: неустановленное и незарегистрированное количество бюллетеней, напечатанных Управлением делами Президента Республики Беларусь, при этом эти бюллетени по избирательным участкам были распространены без согласования с Центризбиркомом. Законодательством же предусмотрено, что только Центризбирком имеет право распространять бюллетени. Голосование началось задолго до публикации окончательных вариантов обоих проектов Конституции; финансирование мероприятий по всенародному голосованию проведено не через Центризбирком, как положено по закону; полная монополизация государственных средств массовой информации для проведения агитационной кампании в пользу президента. Следует отметить, что глава государства не имел законного права назначать и.о. председателя


Центризбиркома Л.Ермошину без согласия Верховного Совета. Для этого надо было сначала получить согласие у парламентариев на снятие с должности В.Гончара, а только потом назначать другого человека. Итоги референдума уже только по этому основанию нельзя назвать легитимными, не говоря про вышеизложенные факты нарушений избирательного процесса. Международное сообщество не признало результаты выборов. Генеральная прокуратура никак не отреагировала на все грубые нарушения законодательства и Конституции Республики Беларусь во время всенародного голосования. В обществе наступил конституционный кризис, который продолжается и по настоящее время.


Это урок для будущих политиков: там, где в обществе отсутствует Верховенство Закона, нет справедливости и законности. Все в конечном счете приводит к узурпации власти одним человеком или группой лиц, т.е. к диктатуре.


Есть ли выход из конституционного тупика?


Референдум в 1996 году прошел с нарушением действовавшей на тот момент Конституции. Все дальнейшие действия власти нельзя считать легитимными, поскольку господин Лукашенко и госпожа Ермошина совместно с чинами Администрации президента незаконно установили новый порядок правления в стране, не основанный на воле избирателей. Это серьезное уголовное преступление, поскольку они узурпировали власть в Беларуси неконституционным способом, выйдя за пределы легитимности. Ни Запад, ни США не признали ни одни выборы после этого референдума. Нелегитимность власти и лично Лукашенко очевидна, и уже видны ее последствия. Даже Россия “прозрела” в этом вопросе. Так что сегодня бессмысленно спорить, как проводить выборы президента, не поставив власти трех требований: 1) о приведении избирательного законодательства в соответствие с международными стандартами; 2) о неучастии в этих выборах А.Лукашенко; 3) о предоставлении объективной информации о причастности высших должностных лиц к исчезновению председателя ЦИК В.Гончара и оппозиционных политиков.


Только при таких условиях можно было бы выйти из конституционного тупика, в котором страна оказалась еще в 1996 году.


 

08:20 24/11/2010




Loading...


загружаются комментарии