Политика финтов в рамках ОБСЕ

Существовала предварительная договоренность, которую обе стороны хранили в глубокой тайне, необходимость которой малопонятна.

На вопросы Еuramost.org о некоторых впечатлениях, итогах прошедшего саммита ОБСЕ отвечает политический обозреватель Роман Яковлевский.
 
- На ваш взгляд, в чем значение этого саммита ОБСЕ?
 
- В том, что он, все же, состоялся, несмотря на все известные и неизвестные трудности. Очень важно для будущего всех государств, представители которых приехали в Астану, что была возможность «сверить часы», глядя в глаза друг другу. И определить пути решения проблем, давних и современных.
 
- Но на саммите отсутствовали лидеры некоторых ведущих государств. Это как-то повлияло на итоги саммита?
 
- Действительно, в Астану не приехали президенты США, Франции, премьер Великобритании. Но самой большой неожиданностью для многих стало отсутствие президента Польши. Известие об изменениях его рабочего графика появилось буквально накануне саммита. Отсутствие Бронислава Коморовского, видимо, можно объяснить его предстоящими в ближайшее время встречами с российским и американским президентами. Правда, от возглавлявшего польскую делегацию главы МИД Радослава Сикорского, к сожалению, конкретных разъяснений на эту тему услышать не удалось. Почему-то вместо Сикорского на саммите выступил лишь посол Польши.
 
Конечно, не полный президентский состав участников саммита не был желательным для его организаторов и участников. Но я бы не стал утверждать, что это имело какое-то решающее значение для итогов, которые во многом были предсказуемы.
 
- В том числе и внезапный финт Дмитрия Медведева, досрочно покинувшего Астану?
 
- То, что его инициатива о новой архитектуре европейской безопасности, реформировании ОБСЕ не будет всеми участниками саммита поддержана, было ясно еще накануне. На это сильно влиял "грузинский вопрос". То есть последствия августовской войны России с Грузией, приведшие к появлению двух новых государств, являющихся фактически российскими протекторатами на территории суверенной Грузии. До сих пор из всех членов ОБСЕ никто, кроме России, так и не признал их государственную независимость. Хочу отметить, что выступление Михаила Саакашвили на саммите проходило уже во время следования Дмитрия Медведева в астанинский аэропорт для отлета домой. Так что возможная их неформальная встреча на торжественном приеме в тот день была просто невозможна. Впрочем, как и встреча Медведева с белорусским коллегой Лукашенко, о которой много говорили в различных СМИ.
 
- А можно ли тогда назвать финтом официального Минска то, что произошла неожиданная для многих встреча в Астане глав внешнеполитических ведомств США и Беларуси?
 
- Понятно, что такие встречи не готовятся за 15 минут. Существовала предварительная договоренность, которую обе стороны хранили в глубокой тайне, необходимость которой малопонятна. Впрочем, как и появление только сейчас желания, инициативы Минска освободиться от высокообогащенного урана только к 2012 году. Невольно возникает вопрос: что мешало белорусскому руководству это сделать раньше?
 
- Вызвало ли какое-то особое внимание выступление Лукашенко?
 
- Я такого не заметил. Говорят, что первоначальный текст его выступления был существенно изменен по каким-то причинам. Куда больший интерес различных СМИ на саммите привлекли двусторонние контакты Лукашенко с украинским и особенно азербайджанским коллегами. Я бы еще обратил внимание и на то интервью, которое Лукашенко дал грузинскому телевидению. Не уверен, что его полностью смогут увидеть белорусские телезрители.
14:33 02/12/2010




Loading...


загружаются комментарии