Российский политолог: Медведев и Лукашенко ни о чем не договорились (видео)

Генеральный директор московского Центра политической информации Алексей Мухин предполагает, что после переизбрания Лукашенко президентом Беларуси состоится окончательный развал Союзного государства.

Российский политолог: Медведев и Лукашенко ни о чем не договорились (видео)

Об этом он заявил в эфире портала TUT.BY.


- Единое экономическое пространство, о котором так долго говорили, наконец создано. Каков интерес каждой из стран в создании этого образования?


- ЕЭП, прежде всего, необходимо для того, чтобы отладить или восстановить ту советскую экономическую инфраструктуру, на основе которой мы взаимодействовали. Понятно, что ее распад, развал привел только к катастрофическим последствиям. Это то, что касается экономических реалий.


Совершенно очевидно, что ни одна из стран бывшего СССР, за редким исключением, не хочет возвращаться в формат бывшего Союза. Это вполне закономерно, и это очень хорошо понимают и в России, и в том числе в Беларуси, несмотря на то что у нас пока существует Союзное государство. Мы видим, что Александр Лукашенко стремится изменить формат Союзного государства, потому что он его не устраивает по самым разным причинам, и, судя по всему, он в этом преуспеет. Нельзя жениться двум людям, из которых один хочет жениться, а другой – нет.


- Тем не менее, все 17 документов, необходимых для запуска Единого экономического пространства подписаны. Что дальше? Как будет развиваться ЕЭП?


Дальше начинается самое интересное. С вашего позволения, вернусь к браку: подписание брачного контракта не гарантирует благополучной семейной жизни, потому что всегда есть пункты, которые из этого брачного контракта выпадают, и лодка счастья разбивается о семейный быт. Совершенно очевидно, что такие шероховатости, как нефтяные пошлины, цены на газ, на транзит, будут являться раздражающим моментом в отношениях руководителей двух стран.


- Почему подписание документов произошло именно сейчас? Вполне можно было сделать это ближе к Новому году или после него.


В этом вопросе я сторонник конспирологической гипотезы. В соответствии с ней, полагаю, Александр Лукашенко сначала отработал антироссийский вариант ведения избирательной кампании, а теперь сработал на реверсе. Теперь он будет привлекать те группы населения Беларуси, которые выступают за союз с Россией и экономическое взаимодействие. Вариант беспроигрышный, потому что и те, и другие теперь проголосуют за господина Лукашенко.


- Вы считаете, что от него исходила инициатива подписания документов?


- Не у нас выборы президента, а у вас.


- Это верно, но России тоже, наверное, интересно, как они закончатся.


- В России давно уже определились, что господин Лукашенко является доминирующей фигурой в политическом поле Беларуси, и, конечно, пролонгируются президентские полномочия. Сначала с удивлением, а потом уже с пониманием мы наблюдали за метаморфозами, которые происходили в последнее время с господином Лукашенко.


- Давайте поговорим о нефти. Хочется разобраться, кто кому пошел на уступки? Долго не могли договориться: что-то требовала белорусская сторона, что-то предлагала Москва. О чем в итоге договорились? Кто здесь проиграл, кто выиграл?


- Специфика отношений двух славянских братских народов в том, что даже договорившись, мы все равно вступаем в противоречия. Практика несоблюдения соглашений или соблюдения их сторонами в свою пользу существует, и даже подписав все необходимые документы, отерев пот со лба, нельзя гарантировать, что назавтра мы не встретимся опять с проблемами ценообразования. Россия в документах будет видеть одни цифры, а белорусская сторона будет видеть совсем другие. При банковских расчетах это несоответствие будет выявляться, вызывая все новые витки противоречий. Поэтому никто друг другу не пошел навстречу, обе стороны шагнули друг к другу, но рукопожатия пока не случилось, несмотря на подписанные документы. Я здесь пессимист, извините.


- Давайте поговорим о том, что написано в документах. Отменили экспортную пошлину на нефть, вели пошлину на нефтепродукты, 100% этой пошлины передаем российской стороне. Здесь кто на чем выигрывает и проигрывает?


- Простите, я повторюсь: ни одна из сторон не выиграет, потому что данный компромисс – лишь повод для того, чтобы начать новый спор после того, как закончатся формальности с проведением президентских выборов. Я, к сожалению, являюсь сторонником той гипотезы, что наши лидеры никак не могут договориться. Существует очень четкая система получения определенного рода финансовых и экономических преференций от России. Эту систему в последние годы Россия пыталась переделать под более, на наш взгляд, справедливую систему рыночных отношений. Беларусь, пожалуй, осталась последней страной, которую мы оставили "на сладкое", в последнюю очередь мы решили эту систему поменять. Это попытки изменить эту систему, сделать ее более прозрачной и понятной, в том числе для нас: если мы даем Беларуси какие-то преференции – финансовые, пошлинные, то взамен мы тоже должны получать какие-то преференции. Это нормальные, рыночные, даже дружеские отношения. Но в ответ, и это неправильно, мы получили практически вспышку антироссийской риторики в свой адрес, и это напомнило нам ситуацию на Украине, Грузии, и вызвало вполне определенные реакции, сформированные предыдущими странами. Поэтому я и говорю об удивлении.


Мне кажется, что перспективой после переизбрания Лукашенко президентом будет окончательный развал Союзного государства и попытка создать новую систему договоров, в том числе на основе уже подписанных соглашений, в которых белорусское руководство постарается сохранить систему финансовых, экономических и иных преференций для себя.


- Союзное государство как не работало, так и не работает. А что касается Единого экономического пространства, о котором мы сейчас говорим, в рамках которого были подписаны документы? Почему вы говорите о каких-то преференциях, если в принципе внутри Единого экономического пространства никакие пошлины не должны предполагаться?


- Замечательно, но перепродажу нефтепродуктов и нефти никто не отменял. Все очень просто. Схема, которая утверждается на Едином экономическом пространстве, - это еще не рабочая схема, а только подписанные документы. Подразумевается очень серьезное взаимодействие на рыночном, экономическом уровне, но при этом, я так понимаю, господин Лукашенко пытается оговорить себе особые условия существования в этом экономическом пространстве. Знаменитая ситуация торговли между Остапом Бендером и техником театра по поводу стульев: "Утром деньги, вечером стулья." - "Можно наоборот?" - "Можно, но деньги вперед". Здесь происходит приблизительно та же самая ситуация со стороны Лукашенко: ничего не обещать, и во всем выдавать довольно маловразумительные объяснения и гарантии. К сожалению, я сейчас выступаю выразителем настроения обиженной стороны, потому что российское руководство до конца так и не поняло, что произошло в отношениях. Вроде бы разругались, а потом развернулись на 180° - и все подписали.


- Ездил же Сидорский, разговаривал с Путиным. Через два дня поехал Лукашенко, проговорил с Медведевым полтора часа за закрытыми дверями и обо всем договорился. Что действительно произошло?


- В этом как раз и была, на мой взгляд, утонченная восточная дипломатия. Господа премьеры не договорились, а господа президенты все решили. К сожалению, опять вынужден отослать к некоей конспирологической теории относительно того, что в последнее время Александр Лукашенко активно пытается столкнуть господина Медведева и господина Путина лбами, то есть нарушить так называемый властный тандем. С территории России нам показалось, что такой мотив присутствует, потому что, судя по всему, древнеримский принцип "разделяй и властвуй" был принят на вооружение командой нынешнего белорусского президента. Он очень умный, мудрый, и в принципе мог бы сработать, но при том условии, если Дмитрий Анатольевич действительно хочет конфликтовать с Владимиром Владимировичем, а я в этом далеко не уверен.


- Могут ли стороны действительно договориться по поводу нефти и газа, или так и будем препираться каждый год?


- Нынешний формат отношений подразумевает дальнейшие препирательства из-за окончательной невыясненности стратегического плана по созданию Союзного государства. Проще его или отменить, или переформатировать. И здесь опять прав Александр Лукашенко, как это ни странно звучит с российской точки зрения. Действительно, определенность внесет ясность и сделает отношения более транспарентными. Но я думаю, что в этом не очень заинтересованы люди с российской стороны, которые делают бизнес с белорусской стороной, но, на мой взгляд, до конца в этом не заинтересован и сам господин Лукашенко. Это не даст возможности для экономического маневра, который он сейчас совершает и в отношении европейских институтов, и в отношении американских институтов, от которых он намерен получать дальнейшие кредитные линии. Беларусь, к сожалению, идет по пути, который Россия уже прошла и от которого отказалась, - это активный забор финансовых средств Запада.


- Вы хотите сказать, что нефтегазовые отношения с Россией так и останутся козырем в руках Лукашенко, и он его не собирается разменивать?


- Было бы глупо отказываться от такого инструмента воздействия на российское руководство.


- Российское руководство со своей стороны может как-то воздействовать на ситуацию?


- Как это ни странно звучит, ожегшись на Грузии и Украине, мы будем дуть на Александра Лукашенко. Я не думаю, что аппарат президента или премьера заинтересован в том, чтобы отношения с Беларусью были такими же, как с Украиной и Грузией. Не надо меня поправлять, что с Украиной у нас все изменилось, и теперь у нас очень хорошие отношения. Это далеко не так.


- Что дает вам повод утверждать это?


- Господин Янукович подчеркнуто ведет национальную политику, которая является выражением представлений о ней людей, окружающих его, которые ориентированы в основном на Запад, нежели на Восток. Поэтому говорить о том, что новое украинское руководство ведет пророссийскую политику, совершенно не приходится. Кроме пролонгирования соглашения о севастопольской базе ничего серьезного пока Янукович нам не предложил и не позволил сделать.


- Какой была бы идеальная схема работы в нефтегазовой схеме между Беларусью и Россией?


- Четкое соглашение, которое предполагает четкое ценообразование по справедливым расценкам без дисконтов как с одной стороны, так и с другой. Вся проблема в дисконтах: рассуждения и споры ведутся об их размере. Конечно, Газпром и иные компании, которые торгуют с Беларусью, хотят сделать дисконт поменьше, соответственно, белорусская сторона хочет сделать дисконт побольше. Если в договоре будут прописаны конкретные формулы выведения цены за газ без различного рода дисконтов, отношения улучшатся оптимально, потому что мы будем понимать, какую цену будем платить или какие деньги получать через некоторое время. Эта система дисконтов выгодна посредническим фирмам как с одной, так и с другой стороны, потому что они имеют возможность увеличивать или не допускать уменьшения маржи, которую они получают в результате.


- Но ни Союзное государство, ни Единое экономическое пространство не позволяет нам выйти на такую схему работы?


- К сожалению, это политические площадки, на которых экономика работает пока слабо.


- Я так понимаю, что нового витка в белорусско-российских отношениях не случилось?


Нет, я считаю, что он произойдет, но, на первый взгляд, апокалиптическим способом – с развалом Союзного государства и установлением новых договорных отношений. Это неизбежно.


  

09:21 16/12/2010




Loading...


загружаются комментарии