Итоги "Кровавого воскресенья"

Залитый кровью тюремщик  Москве не особо и нужен.

Итоги "Кровавого воскресенья"
25 декабря президент России в письменной форме поздравил А. Лукашенко с переизбранием на четвертый президентский срок. Этот факт стал свидетельством частичного успеха плана белорусского президента по принуждению российского руководства признать его практически пожизненным президентом Республики Беларусь. Стоит напомнить «вехи» данного плана, о чем автор этих строк писал неоднократно: председательство Беларуси в ОДКБ, оформление участия РБ в Едином экономическом пространстве (ратификация соглашений по ЕЭП), Союзный Совмин. Последнее мероприятие, как бы о нем вспоминал А. Лукашенко 9 декабря, навязать Москве не удалось.
 
Кроме того, после событий 19 декабря вообще возник вопрос о политической целесообразности поздравлять белорусского президента.
Действительно, с чем? Ни в Минске, ни в Москве давно никто не сомневается, что А. Лукашенко останется у власти до физической смерти, а «Кровавое воскресенье» со всей очевидностью продемонстрировало, что белорусский президент ради сохранения власти в своих руках готов пролить кровь своих подданных (о согражданах речь не идет). У него нет дороги назад…
 
Стоит напомнить, что еще относительно недавно, в 2008 году в среде белорусской политической аналитики активно обсуждались кандидатуры преемников А. Лукашенко на посту президента РБ. Наивность этих теоретических построений продемонстрировал весь ход последней предвыборной кампании. Между прочим, мировой опыт авторитаризма говорит, что у такого рода диктаторов, как правило, не бывает преемников…
 
Автор этих строк скромно надеется, что и оппозиция, которая упорно, уже третий раз за последние 10 лет активно участвует в президентских выборах, наконец, уяснит, что отстранить А. Лукашенко от власти, когда в его руках и Конституция, которую он меняет по своему усмотрению, а также и механизм подсчета голосов, конституционным электоральным путем невозможно, что участие в выборах в условиях авторитарного режима означает помощь авторитарному лидеру оформить свой очередной президентский срок, что нельзя идти на переговоры и соглашения с диктатором, который по своей природе не может отвечать за свое слово и поступки, так как они целиком направлены только на удержание личной власти, что единственный путь, позволяющий нанести режиму серьезный удар, после которого начинается процесс его саморазрушения, возможен только после того, когда оппоненты режима начинают действовать вне правил, устанавливаемых режимом. Если этого не делать, то оппозицией обязательно будут пользоваться и использовать в «темную», ее политический актив станет разменной монетой в противопоставлении со спецслужбами, а борьба с режимом выльется в профанацию. В итоге на место оппозиции рано или поздно все равно придет народное Сопротивление.
 
В принципе, оно уже пришло и неплохо себя проявило 19 декабря.
 
Итак, выборы закончены, оппозиция в тюрьме, народ разогнан по домам, Москва выборы признала. А. Лукашенко будет легитимно править республикой еще пять лет, что в сумме составит 21 год. Дети, родившиеся в год избрания А. Лукашенко на пост президента в 1994 г., уже старшеклассники. Фактически, подрастает поколение, которое не представляет себе другого президента...
 
Однако остается несколько вопросов. Прежде всего, нужно ли было белорусскому президенту поздравление Кремля?
 
Безусловно. Россия остается главным легитимизатором всех властей и выборов на постсоветском пространстве. То, что в Минске крайне напряженно ждали признания выборов говорит не только ускоренная ратификация всего пакета соглашений по Единому экономическому пространству (ратифицировали 21 декабря за 2 часа – прочитать заголовки не успеешь!), но и то, что начиная с 20 декабря белорусскими официальными СМИ активно распространялась информацию, что Россия в лице президента России уже (!) поздравила А. Лукашенко...
В частности, 20 декабря в сообщении БЕЛТА было заявлено, что «позитивно отреагировал на результаты выборов Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев». Данная новость основывалась на заявлении Д.Медведева на совместной пресс-конференции с президентом Латвии: «Беларусь всегда будет одной из самых близких стран для России, а выборы являются внутренним делом соседнего государства». Стоит отметить, что белорусские СМИ заявляли и о неведомом самому Кремлю телефонном звонке Д.Медведева в Минск. Активно комментировались заявления МИДа РФ, поздравление патриарха Кирилла вызвало настоящий шквал эмоциональных реплик. Попутно три раза меняли пресс-релизы. В общем, пересуетились.
 
Свой вклад в интригу вокруг поздравления Д. Медведева внес и сам А. Лукашенко. Отвечая 20 декабря корреспонденту Euronews на вопрос: «А российский президент вас уже поздравил с победой?», белорусский президент заявил: «Вы знаете, я просидел полдня на пресс-конференции. Сейчас вернусь и просмотрю всю почту. Мне уже успели позвонить Назарбаев, Уго Чавес, другие президенты и направить поздравительные письма. Но полдня я был на пресс-конференции и информации пока не имею. Когда вернусь – посмотрю и вам обязательно сообщу». Не нашел…
Признание со стороны России Минску было нужно позарез. После 19 декабря все налаженные контакты с Западом, все усилия прозападной группировки в руководстве страны во главе с В. Макеем и примкнувшим к ней С. Мартыновым, направленные на признание итогов голосования Евросоюзом, оказались никому не нужны. Фактически А. Лукашенко одним ударом сам обрезал только начавшееся формироваться свое «второе крыло». Осталась Россия, так как и Китай не особо торопился.
 
Кроме того, признание Россией итогов декабрьского голосования автоматически обеспечивало А. Лукашенко политическое прикрытие после жестокой расправы с собственными декабристами.
 
Москва, между тем, была поставлена в сложное положение… Тут выплывает второй вопрос: Зачем Россия признала декабрьские выборы в Беларуси?
 
Автор этих строк в течение длинных осенних месяцев неоднократно отмечал, что «если бы выборы состоялись сегодня, Москва бы их не признала. Что будет завтра, сказать трудно».
 
Вопрос, между тем, носил геополитический характер и был связан с вопросом: кто наймет А. Лукашенко и, как следствие, кто будет обеспечивать существование белорусского государства?.. Нанимателей было два – Евросоюз или Россия.
Брюсселю Минск был нужен в качестве участника в «Восточном партнерстве», своеобразной европейской Грузии, разрушающей сферу российского влиянии, примера возможностей ЕС по «демократизации» европейской периферии, и, что очень важно, в качестве политического буфера, лояльного объединенной Европе, между Россией и ЕС.
 
А. Лукашенко был интересен Западу в роли политического лидера, активно разрушающего все интеграционные инициативы Москвы на постсоветском пространстве, начиная с Союзного Государства, ОДКБ (2009 г.), Таможенного Союза (июль 2010 г.) и активно подрывающего социальную обстановку в самой России. Не было забыто и то, что Минск пока, до сентября – октября 2011 года, остается важным транзитером российских энергоносителей. Условием соглашения было признание декабрьских выборов в РБ. Учитывая, что для легитимизации четвертого срока А. Лукашенко признания ЕС все-таки маловато (без внешней экономической поддержки экономика республики не может функционировать), больной темой для Брюсселя оставалась позиция Москвы.
 
Со стороны России вопрос о «найме» Минска стоял почти симметрично: Беларусь – буфер между Россией и НАТО, лояльный Москве, составной компонент российской сферы безопасности (ОДКБ), активный участник российских интеграционных инициатив – Таможенного Союза и Единого экономического пространства, надежный транзитер российских энергоносителей и т.д.
 
В принципе, в позиции России почти ничего особо не меняется с начала 90-х годов прошлого столетия, за исключением того, что некоторые факторы или постепенно уходят или меняют свой формат. В частности, снижается значение военно-стратегического сотрудничества, с осени 2011 г. РБ фактически теряет статус незаменимого транзитера российских энергоносителей на европейский рынок. Постепенно снижает свое значение субъективный фактор: участие Беларуси в интеграционных проектах имеет для республики первостепенное значение, фактически обеспечивает ее выживание и все меньше зависит от воли А. Лукашенко. Данное мнение было подтверждено событиями конца июня – начала июля текущего года, когда белорусский президент буквально «вскочил на подножку» уже уходящего экспресса под названием «Таможенный союз».
Запад в лице министров иностранных дел Германии и Польши предложил 3 млрд. долларов в единовременной форме, Россия со своей стороны – беспошлинную нефть и газ по сниженной цене, а также безбрежный рынок России и Казахстана. Каждая из сторон – Брюссель и Москва, в данном регионе решают исключительно собственные проблемы и Минск выступает в роли объекта их интересов. Любопытно то, что белорусский президент в условиях российско-белорусского кризиса (июнь – ноябрь 2010 г.) даже не торговался с Западом, а быстро соглашался на все условия, что потом не помешало ему от всего отказаться.
 
9 декабря А. Лукашенко присоединился к ЕЭП. Москва должна была, по идее, признать итоги декабрьских выборов в автоматическом режиме. Но не сработало…
 
Оказалось, что «такой» А. Лукашенко – залитый кровью тюремщик, Москве не особо и нужен. Не очень приятно иметь такого «партнера», ввергнувшего собственную страну в волну репрессий в духе 1937 года, в ТС и ЕЭП. Тем более, что события 19 декабря показали, что А. Лукашенко не в полной мере контролирует собственное окружение.
 
Отсюда третий вопрос: Какова политическая подоплека белорусского «Кровавого воскресенья»?
 
События 19 декабря показали, что раскол белорусского истэблишмента на две группы, о чем автор этих строк не раз писал в 2008 – 2009 гг. за последние годы не только не ликвидирован, но еще более углубился.
 
Крупнейшая и наиболее политически и экономически активная часть истэблишмента остается на прозападных, проевропейских позициях. В их взглядах России уготована роль сырьевого придатка, фактической колонии, рынка сбыта белорусских товаров. На базе российских энергоносителей данная часть правящего класса республики планировала осуществить политико-экономический прорыв в Европу. Именно данная группа является основным стимулятором жесткой антироссийской пропагандистской кампании в белорусских СМИ, публичных оскорблений со стороны А. Лукашенко в адрес российских властей, что должно было сигнализировать Западу о безнаказанности и политическом влиянии белорусского президента в России на фоне политического бессилия Кремля. Основными фигурами в данной группе являются В. Макей, С. Мартынов, П. Латушко, эксперты ИАЦ при АП РБ, О. Пролессковский и его окружение в мининформе и т.д.
 
Вторая группа белорусского истэблишмента, не находясь в жестком противостоянии с первой, все-таки в большей степени обеспокоена перспективами «европеизации» Белоруссии, потерей республики авторитарного режима. Вторая группа заинтересована в продолжении интеграционной игры с Россией, что обеспечивает Республике Беларусь определенное влияние на внешнеполитическое позиционирование России и продвижение Россией своих интеграционных инициатив. Данная группа опирается на силовиков, банкиров и белорусскую олигархию. Если первая группа склонна играть и манипулировать белорусской оппозицией, использовать ее связи на Западе, то вторая группа настроена на ликвидацию оппозиции, как структуры. В тоже время, необходимо учитывать, что границы между двумя группами частично размыты и в период, когда одна из групп берет вверх, она быстро наполняется «перебежчиками».
 
В настоящее время А. Лукашенко склонен прислушиваться к представителям второй группы, которых олицетворяет В. Шейман. Более того, именно В. Шейман буквально демонизировал оппозицию и стращал А. Лукашенко «цветной революцией». Между тем, прекрасно известно, что испугать белорусского президента не трудно.
 
Отсюда и сценарий 19 декабря. Основным сторонником жесткого плана по разгону митинга оппозиции 19 декабря является В. Шейман и группа силовиков, озабоченным развитием прозападного вектора во внешней политике республики. У силовиков, влияние которых на А. Лукашенко трудно переоценить, возникло ощущение, что на определенном этапе их используют в качестве заложников для создания между официальным Минском и Брюсселем атмосферы доверия и сотрудничества. Готовящееся признание итогов выборов со стороны Запада не оставило им выбора.
Но этим интрига не исчерпывается.
 
Достижение 9 декабря соглашения между Д. Медведевым и А. Лукашенко о вхождении республики в Единое экономическое пространство продемонстрировало Евросоюзу, что ему нечего ожидать от белорусского президента. А. Лукашенко был нужен Западу в качестве дезинтегратора Таможенного Союза и будущего Единого экономического пространства. Фактически именно под эту роль в ноябре 2010 г. белорусскому президенту предлагались 3 млрд. долларов (визит министров иностранных дел Германии и Польши в РБ). Однако обязательство А. Лукашенко войти в ЕЭП сняло в свою очередь с Запада обязательство по признанию выборов. Формальным поводом по отмене данных обязательств оказался разгон демонстрации 19 декабря. Можно с высокой степенью уверенности утверждать, что Запад был заинтересован в «картинке» разгона. Остается вопрос – помогли ли в этом Западу и кто?
 
Есть и третий фактор. Очевидно, что на определенном этапе, обнаружив, что акция из оппозиционной постепенно превращается в массовую и общенародную, у А. Лукашенко не выдержали нервы и страх заставил отдать указание о физическом разгоне митинга. Однако на приведения данного приказа в действие потребовалось более двух часов (концентрация ОМОНа, подтягивание внутренних войск; как оказалось, резерва не было и пришлось для оцепления использовать курсантов Суворовского училища).
Не исключено, что продумывался вариант, что разгон белорусских декабристов должен был унизить Россию перед Европой. Вот, мол, с кем Москве приходится иметь дело. Фактически, белорусский президент, отдав приказ на применение жесткие мер к митингующим, продемонстрировал России свою безнаказанность и безконтрольность – своеобразная месть А. Лукашенко Д. Медведеву за унижения, что пришлось вытерпеть А. Лукашенко на встрече с президентом России 9 декабря 2010 г.
 
В Москве это все прекрасно понимали, но… Соглашения по ЕЭП ратифицированы, Россия с 1 января открывает доступ белорусов к своей беспошлинной нефти. Выборы должны были быть признаны, так как соглашения по ЕЭП подписаны А. Лукашенко.
 
Но это оказалось сложной задачей. А. Лукашенко остается для Москвы неприемлемой политической фигурой, не раз уличной в предательстве. Контакта между Москвой и Минском по-прежнему нет. Кроме того, российское гражданское общество не приняло итогов декабрьских выборов в Беларуси. Уже неделю ВСЕ федеральные телевизионные каналы в ежедневном режиме буквально громят А. Лукашенко, демонстрируют кадры с его интервью от 20 декабря на фоне «Кровавого воскресенья».
 
Д. Медведев не стал звонить А. Лукашенко, не стал публично выступать. Поздравление пришло по почте. В. Путин вообще уклонился от поздравлений.
 
И все же… Остается вопрос: что выиграла Россия, признав декабрьские выборы в Беларуси?
 
По мнению автора данного материала, Россия выиграла иллюзию решения проблемы, но одновременно совершила стратегическую ошибку. Понятно, что пока в Беларуси не с кем подписывать и не на кого ставить. Понятно, что в республике только начинаются процессы переформирования оппозиции на базе народного Сопротивления, сетевые альтернативные структуры еще не зрелые и пока нет договороспособных лидеров. Понятно, что время не терпит и необходимо в максимально сжатые сроки формировать новый интеграционный блок, который уже должен заработать в 2012 г. Понятно, что для диалога с ЕС и ВТО нужна международная интеграционная партнерская команда…
Но А. Лукашенко не является договороспособным партнером. Он уже завалил российско-белорусскую интеграцию, под которую получил огромные дотации и практически неограниченные ресурсы. Только в этом 2010 году РБ получила 5 млрд. долларов дотаций и преференций (2 млрд. – за часть беспошлинной нефти, 2 млрд. – экономия на стоимости газа, не менее 1 млрд. на доступе к российскому рынку и т.д.), т.е. на 1 января 2011 г. общая сумма дотаций с 1994 г. составила 57 млрд. долларов. Это деньги российского государственного бюджета, которые просто утеряны…
 
Между тем, конфликты с Минском запрограммированы. Первый ожидается в марте – апреле 2011 г. и будет связан с перечислением в российский бюджет экспортной пошлины за поставляемые на европейский рынок нефтепродукты, выработанные из российской нефти. Следом вступят в строй обходные трубопроводы и нас ждет настоящая энергетическая война. Во второй половине 2011 г. в России и Казахстане завершатся процедуры по подписанию и ратификации соглашений по ЕЭП и нас ждет конфликт между Москвой и Астаной с одной стороны и нежелающим реформировать свою экономику Минском с другой стороны…
 
А пока с российского телеэкрана не уходит А. Лукашенко в роли палача белорусского народа. Очень символический образ…
12:14 27/12/2010




Loading...


загружаются комментарии