Илларионов: "Штурм" Дома правительства – провокация белорусских спецслужб

Бывший советник российского президента по экономике Андрей Илларионов утверждает, что российские спецслужбы к президентским выборам в Беларуси тоже готовили свою провокацию. Он пытается собрать досье по итогам голосования в Беларуси и свидетельства того, как белорусские спецслужбы громили оппозицию.

Илларионов: "Штурм" Дома правительства – провокация белорусских спецслужб
В эфире "Еврорадио" Илларионов рассказал свою версию того, что происходило в Минске 19 декабря.
 
- В интервью радиостанции "Эхо Москвы" вы высказали мнение, что штурм Дом правительства вечером 19 декабря - это провокация, подготовленная Россией. Откуда у вас такая информация?
 
- Не совсем так. Я сказал о том, что с российской стороны готовилась провокация 19 декабря. Какая именно? Под названием "Имитация оранжевой революции". Но это была не единственная провокация, которая готовилась 19 декабря. Другая провокация, которая готовилась 19 декабря - это имитация штурма Дома правительства, которая готовилась спецслужбами Беларуси. И, кстати, не исключено, что обе провокации готовились, скажем так, при понимании обеих сторон, что они делают, при том, что обе стороны знали, что делает другая сторона.
 
- Получается, что российская провокация не удалась, а белорусская - прошла удачно?
 
- Нет, с моей точки зрения, сработали обе, потому что главной целью провокации с российской стороны было спровоцировать именно то, что можно было бы представить в качестве попытки оранжевой революции, на которую белорусский режим среагировал бы очень жесткими мерами, что ведет к неизбежному разрыву белорусских властей с европейскими странами. И таким образом обозначившийся в течение последних 2-3 лет так называемый дрейф белорусского режима на Запад будет остановлен. И с этой точки зрения провокация российской стороны удалось. Но в то же время удалась и провокация со стороны белорусского режима, так как, зная о том, что готовит российская сторона, белорусские власти решили воспользоваться этим и играть по правилам, якобы навязанным им. "Хорошо, вы готовите такую провокацию, но кроме того, чего хотите вы, мы достигнем и нашей цели". А это именно разгром политической оппозиции в Беларуси, полная зачистка политического пространства.
 
- То есть, во всей этой схеме взаимных провокаций оппозиционные кандидаты в президенты получились вроде козлов отпущения, которых вроде бы с одной стороны использовала Россия для своей провокации, с другой стороны белорусские власти, чтобы расправиться с оппозицией?
 
- Я думаю, что эти трудные трагические драматические события являются очень тяжелым уроком и для белорусского общества, и для российского общества, и для обществ в других авторитарных странах. С той точки зрения, что именно тогда, когда люди борются за свои собственные голоса, за создание демократических обществ, за создание правового порядка в своих странах, надо иметь в виду, кто именно этим обществам противостоит, какого рода авторитарные режимы, какого рода провокации используют эти режимы, а также другие режимы, находящиеся за пределами этих стран, и какие методы и меры они готовы использовать в этих целях. Необходимо предусматривать возможность самых разнообразных провокаций и быть на высоте и понимания тех мер и методов, которые к ним применяются, а также проявлять готовность быть чрезвычайно гибкими и самим, и в отношении десятков, сотен тысяч своих сторонников для того, чтобы ни в коем случае не дать возможность этим авторитарным режимам использовать, прежде всего, людей и политических лидеров в своих целях.
 
- Как вы считаете, что ждет белорусский оппозицию?
 
- Происходит попытка полного уничтожения не только политической оппозиции, но всех мало-мальски самостоятельных политических и даже гражданских сил в Республике на уровне, который не наблюдался у вас все шестнадцать с половиной лет. Угрозу режиму реально представлял ни Восток и ни Запад, о которых традиционно говорили, а наличие реальной оппозиции в самой стране. Белорусский режим это прекрасно понимает, и свой удар направил как раз против гражданского и политического общества Беларуси.
 
- А будет ли теперь Россия поддерживать белорусский оппозицию?
 
- Надо иметь в виду, что нынешние российские власти поддерживали не всю белорусскую оппозицию, а только часть. Для вполне конкретных циничных целей: чтобы использовать этот инструмент для давления на нынешний белорусский режим. Не для изменения политического режима в Беларуси, не потому, что демократическое общество или правовое общество Беларуси является идеальным или желательным состоянием Беларуси для российских властей. Они используют это из тактических целей для давления на Лукашенко, чтобы не допустить его дрейф на Запад.
 
- То есть никаких планов по смещении Александра Лукашенко в высших кругах власти не существует?
 
- Я полагаю, что это использовалось в качестве такой угрозы для нынешнего режима. Возможно, что при прочих равных условиях реализация киргизского сценария была не исключенным вариантом. Но в этой ситуации Лукашенко переиграл, по крайней мере, тех людей в российской власти, которые пытались разыграть именно такой вариант.
 
- Но в то же время он поставил крест на всех контактах с Западом, наработанных с таким трудом напротяжении последних двух лет. Неужели это выгодно официальному Минску?
 
- Это, конечно, неприятно, так как утеряны результаты работы его режима в течение последних 2-3 лет. Но эти потери относительно скромны по сравнению с потенциальной потерей всей политической власти в стране, если бы результаты голосования первого тура были подсчитаны аккуратно. Судя по тем сведениям, которые мы получили по итогам реконструкции результатов голосования, в первом туре Лукашенко не получил большинства голосов, не получил 50% голосов. Максимальное количество голосов, которые он получил, вероятно, не превышает 40 - 44%.
 
- А каким образом делается эта реконструкция и насколько можно доверять этим данным?
 
- Естественно, что реконструкция голосования не является воспроизведением подсчета реальных голосов в соответствии с бюллетенями и протоколами участковых комиссий, ни тем более реальным голосованием. Судя по тому, как считались голоса, есть серьезные сомнения, что это возможно посчитать сейчас, а возможно и когда бы то ни было. Тем не менее есть достаточно хорошо изученные закономерности массового поведения.
10:18 30/12/2010




Loading...


загружаются комментарии