Политика Лукашенко: от кризиса к кризису

Сравнение ситуации в Беларуси образца последней декады 2010-го с ситуацией в Сербии в 2000-х и в Польше во времена введения военного положения в 1981-м демонстрируют серьезную озабоченность Запада и тот факт, что внутренние проблемы Беларуси превратились в проблемы международной политики.

Политика Лукашенко: от кризиса к кризису

Декларируемая официальным Минском сбалансированная многовекторная внешняя политика в 2010 году фактически выглядела как череда разрешений кризисных ситуаций в отношениях с Западом и Россией. Не случись вечера 19 декабря и всего, что последовало после него, можно было бы рапортовать об успехах и достижении поставленной главой белорусского государства задачи нивелировать крен в направлении России.


Зигзаги внешней политики совпали с экономическими проблемами


С точки зрения белорусской внешней политики нынешний год политолог Вячеслав Поздняк называет во многом примечательным. Произошел отход от прежней линии неустойчивого балансирования на одном крыле с креном на восток. Но в целом кривая внешнеполитической активности выглядела зигзагообразно, как переход от одного кризиса к другому.


Внешнеполитические акции и инициативы, предпринятые белорусским руководством в 2010 году, были нацелены на сохранение экономической стабильности и выход на устойчивое экономическое развитие.


Однако к середине года обозначились серьезные проблемы - кризис в отношениях с Россией в связи с отсутствием прежнего благоприятного для Беларуси формата предоставления российских энергоресурсов. Кризис усугублялся и достиг необычайной остроты к концу года. Публичные взаимные упреки лидеров России и Беларуси дали повод аналитикам говорить о точке невозврата. Но в декабре – неожиданно и быстро - на дипломатическом уровне отношения нормализовались.


Другой зигзаг внешней политики Беларуси связан с попыткой нормализовать отношения с ЕС. Не смотря на существующие принципиальные разногласия, вплоть до вечера дня президентских выборов эксперты заявляли о готовности ЕС закрыть глаза на недостаточный прогресс в продвижении демократии в Беларуси и начать полноценное сотрудничество.


Со своей стороны Минск даже в ходе президентской кампании делал усилия, демонстрируя компромисс, чтобы Запад признал любой возможный исход выборов. Но все законилось побоищем 19 декабря и отношения были отброшены назад. От нормализации произошел откат к кризисному положению.


Поводы для надежд в начале года


Год 2010-й начался с мажорной ноты – визитов двух делегаций Еврокомиссии и переговоров, суливших в обозримом будущем возможность реального развития отношений с ЕС.


Однако уже в феврале вспыхнул очередной скандал вокруг Союза поляков, повлекший серию напоминаний официальному Минску о необходимости соблюдать обязательства в рамках ОБСЕ. Аналогичные заявления прозвучали и после не признанных соответствующим демократическим стандартам местных выборов в апреле.


Но на фактическую ситуацию в отношениях Беларуси и ЕС не появлияли ни эти заявления, ни оказавшиеся бесполезными увещевания белорусского руководства согласиться на участие в Евронесте (парламентском измерении Восточного партнерства) представителей гражданского общества, ни принятая Парламентской Ассамблеей Совета Европы резолюция о приостановлении контактов с Беларусью на высоком уровне.


При определении политики ЕС в отношении Беларуси сильнее оказались голоса верующих либо в возможность трансформации режима, либо в вероятность искушения его гипотетической наградой в виде кредитов и инвестиций в обмен на честные и прозрачные выборы. Напоминания экспертов, политиков и аналитиков об истории внешнеполитического лавирования Беларуси, избирательно соблюдающей подписнные ею международные соглашения, очевидно, прозвучали как менее веские доводы для выстраивания отношений ЕС и Беларуси.


Судя по количеству высокопоставленных персон европейского истэблишмента, так или иначе протянувших руку Лукашенко и прямо или косвенно призвавших своих коллег сделать то же самое, победил прагматичный подход и realpolitik. То есть то, к чему давно призывал официальный Минск. И это можно трактовать как успех.


Другой вопрос, чего больше в таком результате: усилий белорусской официальной дипломатии, или – по определению политолога Аркадия Мошеса - структурных причин, вызвавших сближение Беларуси и ЕС, которые, как замечает аналитик, имея ввиду ситуцию в Беларуси после выборов, и сегодня никуда не делись.


Перечеркнутые итоги?


По мнению одних экспертов, полностью перечеркнули все достигнутые успехи насильственные методы подавления мирного митинга в день президентских выборов 19 декабря и последующие массовые и невиданные за все 16 лет президентства Лукашенко репрессии, которые, по выражению депутата Бундестага Мари Луизе Бек, шокировали европейскую общественность.


Однако многие аналитики не исключают фактического сотрудничества ЕС и Беларуси, когда эмоциональный накал снизится. Правда, пока, не смотря на рождественские каникулы, страсти только накаляются.


С резкими заявлениями в адрес белорусского руководства уже выступили политики и главы государств. Квинтэссенция их содержания – цитата из статьи в «Нью-Йорк Таймс» за подписью глав МИДов Швеции, Чехии, Польши и Германии Карла Билдта, Карела Шварценберга, Радослава Сикорски и Гидо Вестервелле: «Продолжение позитивного диалога с господином Лукашенко сегодня кажется пустой тратой времени и денег».


Польша и Литва поднимают «белорусский вопрос»


Не успела белорусская сторона подвести итоги своих усилий по решению одной из декларируемых задач внешней политики – упрощение визового режима со странами ЕС, как за решение этого вопроса в последнюю неделю 2010 года взялся МИД Польши.


С 1 января 2011го Польша отменіла плату за национальные визы для белорусов и, как говорится в официальном сообщении МИД РП, оставляет за собой право «принять меры по недопущению на территорию Польши должностных лиц и граждан Беларуси, ответственных за организацию репрессий против гражданского общества после 19 декабря 2010 года».


Этот жест польское внешнеполитическое ведомство объяснило как «выражение солидарности и признательности белорусскому народу, который 19 декабря послал мощный сигнал желания демократических изменений».


В Литве на парламентских слушаниях 29 декабря с заявленной темой «Гуманитарная катастрофа в Беларуси» глава Комитета по иностранным делам Сейма Эмануэлис Зингерис резюмировал общее настроение участников обсуждения ситуации в Беларуси, заявив буквально следующее: «Делать педикюр Александру Лукашенко, чем занималась еврокомиссар Феррера-Вальднер, больше невозможно».


Внутренние проблемы Беларуси превратились в проблему международной политики


Однако заявления и действия представителей отдельных стран ЕС еще не являются официально и документально оформленной позицией всего Евросоюза. Об этом можно будет говорить после запланированной на 12 января встречи по белорусскому вопросу в Брюсселе.


Но настроения, как минимум определенной и достаочно весомой части западного политического истеблишмента, вряд ли дают надежду белорусской стороне оценить внешнеполитические успехи 2010 года на «удовлетворительно».


Сравнение ситуации в Беларуси образца последней декады 2010-го с ситуацией в Сербии в 2000-х и в Польше во времена введения военного положения в 1981-м демонстрируют крайнюю озабоченность Запада и тот факт, что внутренние проблемы Беларуси превратились в проблемы международной политики. Ранее Запад вынужден был признать, что политика изоляции неэффективна. Сегодня некоторые аналитики утверждают, что не работает и политика сближения.


Внешняя политика Беларуси вынудит Запад искать третий путь? Многие аналитики уверены, что отказ от контактов с Беларусью ставят под вопрос ее суверенитет. Без поддержки Запада Беларусь так или иначе будет попадать под влияние России.


И в этом случае, учитывая ситуацию в самой России, надежд на демократизацию остается несоизмеримо меньше.


Куда же направлен внешнеполитический вектор Беларуси?


Итог белорусских внешнеполитический зигзагов в 2010 году в интервью «Голосу Америки» бывший посол США в Беларуси Кеннет Яловиц прокомментировал так: «Меня особенно удивило то, как накануне выборов в Беларуси российская сторона восстановила некоторые экономические привилегии по отношению к ней. На данный момент я не знаю, повлияла ли эта поддержка со стороны Кремля на то, как себя вел Лукашенко после выборов, но мне совершенно очевидно, что это определило вектор его внешней политики, который сейчас направлен скорее на восток, чем на запад».


Позиция США, которая казалось бы уже была готова измениться, – судя по самому факту встречи главы МИД Беларуси Сергея Мартынова и Госсекретаря США Хилари Клинтон на саммите ОБСЕ в Астане в декабре 2010-го вопреки существующей и документально не отмененной установки на отмену контактов на высоком уровне с представителями Беларуси, - на сегодняшний день имеет все шансы остаться прежней. Независимо от того, какой будет политика Евросоюза в отношении Беларуси.


Директор влиятельной американской организации по продвижению демократии в мире Freedom House Дэвид Крамер уже заявил, что «Лукашенко понимает только язык санкций». Правда, заявление Крамера еще не есть официальная позиция Белого Дома.


Елена Данейко, Новая Эўропа

10:37 03/01/2011




Loading...


загружаются комментарии