В польском Сейме выступили родственники белорусских политзаключенных

В польском Сейме состоялась конференция "Военное положение в Беларуси? Как это случилось и что делать дальше?". На ней выступили родственники белорусских политзаключенных.

В конференции приняли участие польские депутаты, общественные деятели, белорусские оппозиционеры и родственники политзаключенных. Политические элиты Польши заверили белорусов, что "в это тяжелое для белорусского народа время они не оставят их один на один со своими проблемами", сообщает Польское радио для заграницы.

Приветствуя участников конференции, спикер польского Сейма Гжегож Схетина заявил, что помощь независимости Беларуси - "это долг Польши перед своими братьями". "Мы сделаем все, чтобы ваш голос услышали, польский парламент сделает все для этого", - сказал маршалак.

Г. Схетина: Польша - это страна, а поляки - народ, которому тоже когда-то помогали. Нам помогали в борьбе, чтобы Польша жила нормально. Нам предлагали руку помощи, нас слушали в Европе и мире. Поэтому сегодня мы помогаем Беларуси. И МИД, и Сейм. Комиссия иностранных дел польского парламента, несмотря на внутриполитические разногласия, единогласно говорит о проблемах в Беларуси, о сфальсифицированных выборах. О том, как нарушаются права человека, как не дают голоса свободной Беларуси. Помочь - это наша обязанность.

В Варшаву не смогли приехать жена экс-кандидата в президенты Алексея Михалевича Милана и мать сопредседателя БХД Павла Северинца Татьяна. Автомобиль, на котором Милана Михалевич ехала в Варшаву, был задержан после полуночи неподалеку от Барановичей. Милане сообщили, что она находится в списке невыездных. У Татьяны Северинец перед отъездом поезда в Варшаву сотрудники КГБ забрали паспорт.

Однако голос Миланы Михалевич все же был услышан. Ее письмо участникам конференции зачитала председатель комитета защиты репрессированных "Салідарнасць" Инна Кулей. Текст обращения был зачитан по-польски.

И. Кулей: Самое страшное - это изоляция и отсутствие новостей. Нас пытаются запугать, нам не говорят правды. В течение 25 дней мы не получили ни одного письма от Алексея. Подобным образом выглядит ситуация и с семьями других заключенных. Мой муж пишет мне по три письма каждый день, но они не доходят. Не получил он и рисунки, которые нарисовали для папы наши дети, не дошли до него и праздничные поздравления. Больше мне ничего неизвестно, дальше одна пустота: обыски, допросы, ремонт сломанных дверей, очереди в пункте передачи вещей для арестованных. Это и есть повседневная жизнь нашей семьи и десятков других семей.

Пересечь белорусско-польскую границу удалось все же более чем двум десяткам участников конференции. Среди них и родственники политзаключенных: супруга Александра Отрощенкова Дарья Корсак, дочь Дмитрия Бондаренко Юлия. Дарья Корсак рассказала, что многие задержанные находятся в плохом физическом состоянии, но их родные не имеют никакой информации об их доступе к медицинской опеке.

Д. Корсак: Во время задержания были жестоко избиты Владимир Некляев, Андрей Санников и Наталья Радина. У нас есть основания полагать, что им надлежащим образом не оказывается медицинская помощь. Мы сильно беспокоимся за судьбу Николая Статкевича. 20-го декабря он объявил голодовку протеста. Сегодня идет 24-й день. Самое страшное, что мы даже не знаем, в каком он состоянии. Кормят его принудительно, или нет? Или он больнице? Большинство арестованных имеют серьезные болезни, им нужна помощь врачей. У некоторых гипертония, сахарный диабет, проблемы с сердцем. Информации никакой нет. Мы считаем, что в СИЗО КГБ были созданы искусственные препятствия, чтобы не дать адвокатам встретиться со своими клиентами один на один.

Дарья Корсак обратилась к властям Польши с призывом не разговаривать с белорусскими властями, пока на свободу не выйдут все арестованные за участие в демонстрации 19 декабря.

Юлия Бондаренко напомнила депутатам Сейма, что нельзя торговать с белорусским режимом политзаключенными.

Ю. Бондаренко: Мы требуем освобождения всех политзаключенных. Наши родные должны выйти на свободу как можно скорее. Мы требуем жесткого разговора с властями Беларуси и введения санкций. Следует также помнить, что нельзя идти на торг политзаключенными.

О событиях на площади 19 декабря рассказала присутствующим участница демонстрации Лилия Шевцова.

Л. Шевцова: Я побоялась, что меня затопчут, я поскользнулась и упала. На меня набросились ОМОНовцы и начали бить дубинами по голове. У меня четыре швы на голове и сотрясение мозга. Если бы другой человек не защитил меня своим телом, то меня бы, наверное, убили. А так волна ударов пошла на неизвестного мне мужчину. Он отнес меня к "скорой помощи", где уже были шесть человек с разбитыми головами.

20:39 14/01/2011




Loading...


загружаются комментарии