Злой царь

Наш народ всегда любил доброго царя. А вот злого боится, но не любит. И очень нелегко управлять страной, которая тебя не любит. Особенно в условиях, когда нет денег, чтобы народ, набивая желудок, позволял отдыхать мозгу.

Злой царь
После президентских выборов Беларусь претендует на попадание в Книгу рекордов Гиннесса. Авторы "заявки на рекорд" утверждают, что еще нигде избирательная кампания не заканчивалась арестом и уголовным преследованием такого количества кандидатов в президенты. Экспертной комиссии Книги Гиннесса предстоит эту информацию проверить и принять решение о том, действительно ли белорусское государство переплюнуло все страны мира по масштабу репрессий против политических оппонентов действующего президента.
Сегодня уже понятно, что намек именно на такое развитие событий Александр Лукашенко сделал в самом начале избирательной кампании. 14 сентября были назначены выборы, а спустя пару дней, выступая на съезде профсоюзов, действующий глава государства объявил оппозицию "врагами народа". Многие тогда возмутились таким откровенным курсом на разжигание политической вражды внутри страны, но все-таки восприняли сказанное как крайне неудачную фигуру речи.
На самом деле "враг народа" -- это не образ, термин хорошо известен юристам. Он идет еще из римского права и подразумевает объявление человека вне закона. В Древнем Риме враги народа приравнивались к вражеским солдатам и подлежали уничтожению. Этим термином обозначали противников режима во времена Французской революции, обосновывая политический террор. Наконец, его реанимировал Сталин, придумавший, что по мере строительства коммунизма врагов становится только больше, и на этом основании запустивший страшный маховик репрессий.
Историк Александр Лукашенко принес зловещий термин в XXI век. Вернул с тем же смыслом -- борьба против политической оппозиции, в которой не выбирают ни меры, ни методы.
Как только был опубликован самый первый официальный список задержанных по подозрению в организации и участии в массовых беспорядках, думающим людям многое стало понятно. Поскольку в списке не оказалось ни одной незнакомой фамилии -- только кандидаты в президенты и члены их предвыборных штабов. Иными словами, следствие по массовым беспорядкам начало свою работу с задержания не тех, кто бил окна в Доме правительства, а наиболее активных участников избирательной кампании. Показательно, не правда ли?
Дальше -- больше.
Туча операторов спецслужб работает на каждой акции протеста. Но в поисках фото и видео с акции они пошли с обысками по редакциям негосударственных СМИ. "Наша Нiва", "Белсат", «Еврорадио», "Борисовские новости", квартиры журналистов и редакторов... Изымали всю технику. Однако видео к тому времени все-таки появилось в интернете. И на нем особо засветился человек, который бьет стекла, потом что-то говорит в рукав, подходит к двери Дома правительства и стучит в нее как будто кодовым стуком.
Власть просто была вынуждена объясниться. По Белорусскому телевидению объявили, что этот человек не провокатор из спецслужб, что он приехал на акцию из Слуцка по приглашению оргкомитета по созданию партии "Белорусская христианская демократия". Но оказалось, что в оргкомитете по созданию БХД такого человека просто не знают.
Газета "Советская Белоруссия", пытаясь доказать, что власть все-таки арестовывает не только политиков, но и всех тех, кто бил стекла, опубликовала список "окнобоев", и в нем вновь фигурирует странный человек, разговаривавший с рукавом. Но опять незадача: адреса, который для убедительности указан в газете как место жительства "бойца", просто не существует. Все справочные службы выдают, что нет в Слуцке урочища Пупорова.
Так насколько законны обыски в редакциях и какова их главная цель? Может быть, найти фото и видео провокаторов, чтобы уничтожить его? Или чтобы просто парализовать работу редакций, дабы не задавали лишних вопросов и не обращали внимание общественности на странные несовпадения?..
С обысками власти активно пошли и по правозащитникам. И опять вопрос: «Зачем? Если очевидно, что не правозащитники били стекла?» Зато они фиксировали и во время выборов, и во время судов над участниками акции протеста (которых, напомню, было более 600 человек) вопиющие факты. Например, судят женщину, а милиционеры свидетельствуют: "Участвовал, выкрикивал, вел себя агрессивно..." Или судья читает милицейский протокол, в котором сказано, что человек выкрикивал антигосударственные лозунги, а подсудимый -- глухонемой. Красноречивый пример -- 15 суток ареста для пресс-секретаря Владимира Некляева Юлии Римашевской. Ее задержали прямо в избирательном штабе, на глазах у большого числа журналистов. Она не участвовала в акции, она дежурила на телефонах. Но судили Юлю за то, что была на Площади, и участвовала, и выкрикивала -- нашлись милиционеры, которые это засвидетельствовали. И даже в этой очевидной ситуации никто не захотел разбираться, выслушать настоящих свидетелей, проверить показания милиционеров.
Оппозиция. "Враги народа". Вне закона...
Но точно так же в судах не хотели слушать тех людей, которые вообще не участвовали в акции, а например, просто ждали автобус на остановке на улице Немига -- даже не на площади Независимости. Их все равно схватили, затолкали, судили.
Узники Жодино рассказывали в интервью, что с ними в одной камере оказались члены избирательной комиссии от "Белой Руси", которые после подсчета голосов на участке шли в штаб главной пропрезидентской общественной организации, попали под зачистку и были, как все, осуждены за участие в акции оппозиции. Причем, надо понимать, это не тюремные фантазии, поскольку руководитель "Белой Руси" Александр Радьков (он же -- руководитель предвыборного штаба Александра Лукашенко) эти интервью не опроверг.
В этой связи у меня вопрос. В первую очередь -- к сторонникам Александра Лукашенко. Какое явление опаснее для государства -- разбитые двери Дома правительства или карт-бланш на лжесвидетельства милиционеров, необъективность судов, слепоту прокуратуры? Ведь стекла легко можно вставить, а вот беспредел силовиков -- это тот самый ящик Пандоры, который ни в коем случае нельзя открывать. Потому что беззаконие не бывает избирательным и методы работы спецслужб, милиции, судов и прокуратуры нельзя переключить с помощью тумблера.
Многое из того, что произошло 19 декабря, еще не понятно. С одной стороны, зачем митингующим надо было идти к Дому правительства на встречу с тогдашним премьером Сергеем Сидорским, если очевидно, что в воскресенье вечером премьера не было и не могло быть в своем кабинете? Но с другой -- почему спецназ сидел внутри здания, а не охранял его снаружи, как это было возле Администрации президента? Почему милиция не нейтрализовала еще на подходах людей с кольями и лопатами, если они действительно были в толпе демонстрантов?..
Вопросов без ответов очень много. И в то же время абсолютно понятно, как должны были развиваться события, если бы власть вела себя по уму. Если бы не силовики были главными советчиками Александра Лукашенко, а нормальные, адекватные люди.
Если по уму, то даже если бы главнокомандующий в оперативном штабе чрезмерно перевозбудился от вида многотысячной толпы, они напоили бы его валерьянкой, заверили, что ситуация под полным контролем, и уговорили потерпеть до утра. Ровно до того времени, пока миссия наблюдателей ОБСЕ огласит свои выводы о состоявшихся президентских выборах. И поскольку по ходу всей кампании власть демонстрировала невиданный разгул демократии, то выводы скорее всего были бы в духе анекдота, рассказанного Николаем Статкевичем главе миссии наблюдателей Герту Аренсу. Анекдот такой: "Физические упражнения в военной части. Подтягивание на турнике. Военнослужащий с хорошей осанкой красиво подходит к турнику. Прыгает, пытается подтянуться и не может ни одного раза. Спрыгнул с турника. И красиво, эффектно уходит. Оценка: подход к турнику -- отлично, 5 баллов. Подтягивание: плохо, 2 балла. Уход от турника: отлично, 5 баллов. Общий итог: 4 балла!"
То есть Европа оценила бы относительную демократичность самой кампании, покритиковала за плохой подсчет голосов, оценила терпимость властей во время акции оппозиции после выборов. Общий итог -- не отлично, но прогресс налицо. «Поздравляем Беларусь с новоизбранным президентом!"
Это ведь именно то, о чем мечтала глава ЦИК Лидия Ермошина, чего ждал сам Александр Лукашенко -- полная политическая реабилитация, признание выборов, признание, что в Беларуси есть полноценный, легитимный президент.
И сразу после этого можно было предложить Герту Аренсу по-хорошему, без спецназа вывести Статкевича из кабинета Сидорского, если бы каким-то чудом тот туда попал, как советовал по телефону анонимный Саша из фильма «Плошча…».
Более того, к обещанным Европой за хорошие президентские выборы 3 миллиардам долларов можно было приложить счет за разбитые в Доме правительства двери, а потом по суду взыскать эту же сумму с каждого из активных участников спецоперации по битью стекол. То есть власть вышла бы из президентской кампании и с международным признанием, и при деньгах, и с открытыми дверями на Запад.
Но не нашлось в окружении Лукашенко человека, который дал бы ему валерьянки. Итог -- не видать нам 3 миллиардов долларов и серьезных западных инвесторов; резкое, просто катастрофическое ухудшение отношений с цивилизованным миром; уже озвученные угрозы введения не только политических, но и экономических санкций. Вновь единственное спасение для белорусского режима -- Россия. Но и она не спешит с публичными поздравлениями. И обещанная беспошлинная нефть в Беларусь до сих пор не поступает, и у БМЗ проблемы с сырьем начались… То есть мы не только не ушли от российской зависимости, к чему стремились все последние годы, а попали в еще большую.
Естественно, что в такой ситуации главный вопрос, над которым ломают голову аналитики, таков: советники Лукашенко из силовиков просто хотели выслужиться, хотели наград и потому позволили перечеркнуть все усилия по созданию многовекторной внешней политики? Или все-таки в ближайшем окружении белорусского руководителя есть настолько влиятельные лоббисты российских интересов, которые оказались способны вернуть Беларусь в российскую ловушку?..
Ведь решения действительно принимал Александр Лукашенко. Но, безусловно, руководствуясь информацией, которую ему предоставляли спецслужбы.
Очевидно, что властью сейчас движет стремление разгромить оппозицию, запугать всех инакомыслящих, засудить, загнать в такое глубокое подполье, чтобы не смели ни рот открыть, ни голову поднять. Во имя этой цели и был открыт ящик Пандоры. Но здесь для Лукашенко тоже большая ловушка. Потому что наш народ всегда любил доброго царя. А вот злой царь -- это не в нашей ментальности, злого боятся, но не любят. И очень нелегко управлять страной, которая тебя не любят. Особенно в условиях, когда нет денег, чтобы народ, набивая желудок, позволял отдыхать мозгу.
Что же касается оппозиции, то ошибок в эту кампанию лидеры наделали, как никогда. И если бы финал президентских выборов был мирным, то за неспособность договориться, за парад немотивированных амбиций на них бы обрушился просто шквал критики. Но нет! Они арестованы, а потому, даже не желая того, стали страдальцами и героями.
Злого царя народ не любит. А вот страдальцев и героев -- любит, им сочувствует. У меня такое ощущение, что, поскольку оппозиция не смогла договориться и выдвинуть единого кандидата, настоящая кампания по смене власти в Беларуси проходила не во время президентских выборов, а что она началась в день их окончания, вечером 19 декабря.
09:58 18/01/2011




Loading...


загружаются комментарии