К делу о Площади подключили военную контрразведку

Последняя избирательная кампания ознаменовалась беспрецедентной волной репрессий против общества. А на днях подтвердился факт, что помимо МВД и КГБ к "расследованию" дела о так называемых массовых беспорядках подключилась и военная контрразведка.

К делу о Площади подключили военную контрразведку

Обыски, допросы, аресты десятков и сотен граждан. Только за участие в уличной акции протеста против фальсификации итогов президентских выборов административный арест отбыли около семи сотен.


Около 30 человек держат в следственном изоляторе КГБ, еще несколько человек (точной цифры нет) находятся в следственном изоляторе на улице Володарского. Продолжаются допросы в изоляторе временного содержания на улице Окрестина. Однако, как выяснила «Народная воля», к милиции и КГБ подключилась и военная контрразведка.


11 января на квартиру Андрея Николаева пришли сотрудники КГБ и милиции. Ему сказали, что он является свидетелем по уголовному делу, о котором ежедневно напоминают СМИ. Несмотря на то, что Андрей имел статус свидетеля, а не подозреваемого, у него провели обыск. Следователи «упаковали» мобильные телефоны, компьютер и фотокамеру. С этими вещами Андрея увезли в следственный комитет, что на улице Саперов. Там выяснилось, что нет следователя, и Николаева перевезли в милицию Партизанского района.


- Вот там я и узнал, что являюсь подозреваемым по уголовному делу, - раcсказал Андрей Николаев. - Меня допросили и повезли в ИВС на Окрестина. Там еще один допрос - и в камеру. Через два дня, когда нужно было продлевать срок содержания под стражей или отпускать меня, следователь сказал, что я поеду с какими-то людьми, которые меня уже ждали в кабинете. Один из них сообщил, что он сотрудник КГБ. Меня повезли на допрос в другое место. Это в районе Октябрьской площади за Дворцом Республики - военная контрразведка. Там со мной разговаривали без составления протокола. Их интересовало видео. Я снимал на Площади. Стекло я не бил, но я стоял и снимал на крыльце, и когда за спиной толпа пошла вперед, то, естественно, я вытянул руку, чтобы не упасть. Следователей интересовало все время, зачем я снимал и успел "слить" все в интернет. Я объяснил, что меня не было в Минске, когда происходили события в 2006 году, смотрел, что показывало БТ или ОНТ, но потом посмотрел фильм Юрия Хащеватского "Площадь". Абсолютно противоположная информация. А поскольку к БТ веры сейчас нет ни у кого, то я взял видеокамеру и пошел на акцию. Теперь, когда я посмотрел телевизор и то, что сам снял, то убедился, что это небо и земля. Я не один такой, кого забрали и допросили. Кстати, из ИВС меня везли в контрразведку вместе с еще одним парнем. Его в другой кабинет повели. Тот, что со мной разговаривал, позвонил следователю и спросил, что со мной делать. Из разговора я понял, что меня назвали обывателем, а не оппозиционером. Вот меня и отпустили. Я под подпиской о невыезде.


О том, что следователи военной контрразведки присоединились к своим коллегам из МВД и КГБ, стало известно, еще когда они посетили в тюрьме активиста ОГП Михаила Пашкевича. Они интересовались, зачем Михаил дал корреспонденту "Нашей Нивы" факты о коррупции в армии, которые стали поводом для соответствующей публикации. Тогда многие подумали, что военные допрашивали только Михаила, что это касалось их интересов. Но, очевидно, что их "интересы" в деле политзаключенных гораздо шире.

08:24 19/01/2011




Loading...


загружаются комментарии