Изгой-попрошайка

Просить дважды - вдвойне глупо, трижды - втройне, а просить постоянно - это уже профессия.

Изгой-попрошайка
21 января А. Лукашенко официально в четвертый раз занял пост президента Республики Беларусь. Никогда еще инаугурация А. Лукашенко не сопровождалась столь серьезными внешнеполитическими проблемами. Процедура ввода в должность главы белорусского государства совпала с возвращением нового белорусского премьера из Москвы и появлением резолюции Европарламента, настаивающей на вводе ряда санкций, включая экономических и визовых, против РБ.
 
Унылый вид М. Мясниковича, визит которого оказался на порядок менее эффективным, по сравнению с тем, что от него ожидали в белорусском руководстве, не мог прибавить оптимизма белорусским властям.
 
Белорусская «многовекторная» внешняя политика буквально за несколько недель съежилась до уровня Северной Кореи, где, между прочим, нахождение у власти семьи Ким определяется необходимостью закрепления «достижений» революции и семья Ким выступает в роли гарантов этих «достижений».
 
А. Лукашенко приехал на инаугурацию вместе со своим младшим сыном, чем наглядно продемонстрировал, что в XXI столетии клан Лукашенко власть в республике отдавать никому не намерен. Проблема только в том, что страну надо как-то обеспечивать… Но 21 января белорусский президент об этом не думал. В конце концов, для этого есть Россия.
 
Декоративные санкции
 
Между тем, Европа вводит визовые санкции, что, в принципе, Минск не очень пугает, так как визовые запреты не мешали белорусскому президенту периодически посещать Австрию, где он мог посвятить себя отдыху и деловым встречам. В Европе иногда появлялись слухи, что тот или иной государственный деятель РБ, внесенный в список «невъездных», оказывался в европейских столицах с чужим паспортом и шенгенской визой.
 
Другое дело, экономические санкции. Пункт 8 резолюции Европарламента призывает «пересмотреть политику ЕС в отношении Беларуси, в том числе применить экономические санкции и заморозить всю макрофинансовую помощь через кредиты МВФ, операции Европейского инвестиционного банка и Европейского банка реконструкции и развития». В данном случае серьезной проблемой для официального Минска может стать только блокирование кредитов Международного Валютного Фонда, которые сыграли свою позитивную роль в 2008 – 2009 годах. В тоже время в последний 2010 год белорусское руководство демонстрировало пассивность в отношении перспектив продления сотрудничества с МВФ. На прошлой неделе А.Лукашенко вообще заявил, что республика больше не будет брать кредитов, что вполне понятно, так как с открытием российского внутреннего рынка сырой нефти, нефтяная дотация РБ со стороны России составит 4,125 млрд. долларов в год, что, по идее, должно стабилизировать финансовое положение республики. Так что, блокирование кредитов МВФ сейчас не представляет серьезной угрозы для А. Лукашенко.
 
Запад, конечно, лицемерит. Визовые санкции или блокирование кредитов являются исключительно декоративными мерами, не способными заставить режим освободить экс-кандидатов в президенты и сотрудников их штабов, не говоря уже о том, чтобы добиться чего-то большего, включая пересмотра итогов голосования. Более того, подобного рода меры могут только способствовать укреплению режима, который демонстративно «не поддается» давлению внешних сил.
Автор этих строк не раз писал и не раз устно говорил представителям аппарата Евросоюза, что реальной угрозой для режима А. Лукашенко является закрытие европейского рынка для белорусских нефтепродуктов и калийной соли. Дело в том, что практически всю валюту республика получает, сбывая в Европу, выработанные из российской нефти нефтепродукты. Блокада поставок нефтепродуктов может привести к почти мгновенному освобождению белорусских политических заключенных. При сохранении данной санкции 3-4 недели зашатается сам режим А. Лукашенко. В этом случае не поможет никакой Уго Чавес. Однако, на столь масштабные действия Евросоюз никогда не пойдет. Прежде всего, полноценные экономические санкции блокируют Вильнюс и Варшава, которые весьма заинтересованы в поставках из Беларуси продукции белорусской нефтехимии. Так что про ренальные санкции ЕС можно забыть. Как всегда, гора родила мышь.
 
Очередной попрошайка
 
Гораздо интереснее итоги визита М. Мясниковича в Москву. В Минске визиту нового премьер-министра в Россию придавали особое значение. Мясникович должен был «протоптать» дорожку для посещения белокаменной А. Лукашенко уже в статусе президента четвертого срока. Рассчитывали и на то, что М. Мясникович хорошо известен российскому истэблишменту. Однако, что-то не заладилось. Или российский правящий класс с 90-х годов прошлого века существенно изменил свой состав и людей, помнящих М. Мясниковича, не осталось, или общий политический фон после 19 декабря оказался неблагоприятным, но при всем желании М. Мясниковичу хвастаться после встречи с В. Путиным оказалось нечем.
 
Прежде всего, на белорусского премьера было оказано давление в отношении освобождения двух граждан России, сидящих в тюрьме КГБ РБ. В. Путин привел ряд аргументов, которые белорусские власти вряд ли смогут проигнорировать. Стоит напомнить, российские власти находятся под весьма жестким давлением российского общества, которое после декабрьских репортажей из Минска, имеет вполне реалистичное представление о виновниках трагедии 19 декабря.
 
Но главной проблемой в отношениях между двумя странами остается нефтяной. Российская нефть, по-прежнему в Беларусь не поставляется. Этот факт, безусловно, имеет политическое значение, как бы в Москве не говорили о спорах субъектов хозяйствования. Несмотря на то, что белорусские официальные СМИ главным итогом встречи двух премьеров считают «решение проблемы поставки нефти в РБ», отмечая, что на следующей неделе «нефть пойдет», но формула решения проблемы неизвестна. Проще говоря, непонятно, кто уступил?
Официально ни одна из стороне не решилась объявить: или российские нефтяные компании решили предоставить белорусской стороне дополнительный бонус в 45 долларов на тонне, или белорусы все-таки согласились доплачивать данные 45 долларов, что существенно, но естественно, не фатально, снижает эффективность белорусской нефтепереработки. Пока, по предварительным данным, уступил Минск.
Так что вполне вероятно, что в итоге российская нефть все-таки пойдет на белорусские НПЗ, но на российских условиях.
 
Москва оказалась крайне неуступчивой не только в вопросах по поставкам нефти. Так же не были решены вопросы о цене газа в 2011 году. Белорусское руководство с каким-то маниакальным упрямством буквально осаждает Москву с просьбами снизить цену на газ с уровня 220 долларов за тысячу м. куб. В данном случае М. Мясникович продолжил попытки С. Сидорского «дожать» Газпром и вместе с ним Кремль. Переговоры по газу 2011 продолжаются с перерывами уже три месяца, в Газпроме воспринимают их как стихийное бедствие, но белорусская сторона продолжает канючить и стонать. В итоге, 20 января на совместной пресс-конференции В. Путин был вынужден пообещать, в случае необходимости (надо понимать, что форс-мажора), найти меры государственной поддержки белорусского покупателя газа, но скорее всего это заявление может означать только то, что газ дешевле 220 долларов Минске не получит.
 
В реальности проблема даже не цене газа на текущий год. Гораздо важнее вопрос о ценах на газ до конца четвертого срока А. Лукашенко – до 2015 г. Дело в том, что через 8-9 месяцев будет запущена в строй первая очередь газопровода NordStream. Сам факт работы обходного газопровода, чья полная мощность на 25% превышает весь объем газового транзита через РБ, безусловно, окажет решающее влияние на газовое ценообразование в 2012 г. и на дальнейший период. Видимо белорусские власти понимают, что с вводом новой транзитной газовой коммуникации роль и значение Беларуси для Газпрома снижается на порядок. Отсюда и стремление во что бы то ни стало выбить дополнительную газовую дотацию, пока газ не потек по дну Балтийского моря.
 
Не подвинулась Москва на просьбы Минска пересмотреть объем кредитования строительства Белорусской АЭС. Желание белорусского руководства получить под стройку 9 млрд. долларов давно стало легендой. Ситуация стала совершенно нетерпимой, когда Россия приступила к возведению Калининградской АЭС (копия Белорусской АЭС), вся стоимость которой не выше 4,5 – 6 млрд. (с инфраструктурой).
 
Понятно, что Минск никогда кредит за АЭС не вернет, расчет будет идти несколько десятилетий электроэнергией, но столь откровенное выклянчивание денег довело даже всегда демонстративно невозмутимого В. Путина до состояния тихого бешенства. В итоге российский премьер предложил белорусам поехать в Калининград и ознакомиться со сметами, что однако нисколько не смутило М. Мясниковича и белорусскую делегацию. Они приехали в Москву за деньгами, газом, нефтью и искренне удивлялись, что им в очередной раз помогли только частично, в рамках предыдущих соглашений и договорённостей. Москва готова помочь, но под гарантии или при своем контроле.
 
Все это отражает современный подход российского руководства к А. Лукашенко, отношения с которым Россия готова сохранить, но не забывает санитарных норм – каждый раз после общения с Минском, Москва демонстративно «моет руки». Продолжающаяся по российским федеральным телевизионным каналам критика белорусского президента является несомненным свидетельством того, что российское руководство считает сохранение контактов с А. Лукашенко временной и вынужденной мерой, призванной, прежде всего, создать и развить Единое экономическое пространство. Вряд ли это не понимает А. Лукашенко. Отсюда его очень настороженное отношение к Москве.
 
Публичное заявление В. Путина об объеме дотирования Республики Беларусь в нефтяном секторе - 4,125 млрд. долларов, имело и еще будет иметь очень серьезное политические значение. Фактически Беларусь открыто и не в первый раз оказалась в статусе страны, получающей масштабную экономическую дотацию со стороны России. Так что можно говорить о серьезной зависимости республики от Российской Федерации. Стоит напомнить, что в 2011 году около 2 млрд. долларов республика сэкономит на импорте российского природного газа, примерно до 1 млрд. долларов дает экономике Беларуси открытый доступ к российскому рынку и т.д. Итого, не менее 7 млрд. долларов за 2011 год.
Можно говорить, что Москва вернулась на стадию полномасштабного дотирования Беларуси на уровне 2000-х годов. Естественно, белорусские СМИ данные цифры проигнорировали, так как в Минске принято считать, что как раз РБ дотирует РФ.
Дотации
 
Итак, снова дотации… Понятно, что это уже не те деньги, что республика получала с белорусского нефтяного офшора и газа по 48,48 долларов. Система учета тех же экспортных пошлин за вывоз нефтепродуктов фактически находится под контролем России. Видимо и в дальнейшем каждая дотация будет сопровождаться теми или иными мерами, ставившими экспортные секторы белорусской экономики под контроль спонсора, то есть Москвы. В данном случае выбора у Минска нет. Он может только просить, что и делается регулярно и вполне профессионально.
 
Тем не менее, что ждет Москва от официального Минска, продолжая дотировать режим? Понятно, что раньше ждали развитие проекта Союзного Государства. Сейчас ждут скорейшего вхождения РБ вхождение в Единое экономическое пространство. Ясно, что ратификацией соглашений по ЕЭП этот процесс не исчерпывается. От Минска ждут быстрого приведения своего законодательства в соответствие с нормами ЕЭП, т.е. фактически глубокой структурной экономической реформы. Вот этого А. Лукашенко не способен сделать в принципе.
Дело в том, что время для масштабного реформирования белорусской экономики упущено. И в этом вина А. Лукашенко. В конце 90-х годов, он, имея практически монопольное влияние на белорусское общество и политический класс, мог осуществить реформы максимально возможной глубины и масштаба. Запас электоральной поддержки ему это обеспечивал.
 
Но не сейчас. Электоральный потенциал иссяк. 21 декабря 2011 г. в своей инаугурационной речи А. Лукашенко был вынужден доказывать, что он реально победил и имеет право на очередной пятилетний срок: «Да, мы одержали убедительную победу. Ведь вопрос стоял не только о выборе президента. По сути, решалась дальнейшая судьба страны». Фактически белорусский президент даже на процедуре ввода в должность пытался добавить легитимности, ссылаясь на народ: «…наш народ не дрогнул в ответственный момент, не поддался ни на экономический диктат, ни на политические провокации, ни на истерию местечковых продажных политиков и журналистов. Вместе мы сохранили главное — мир на белорусской земле, единство и национальное достоинство!». Какой уж там «мир» за решетками, и какое уж там «национальное достоинство» под международными санкциями… Президент – изгой и страна в роли европейской Северной Кореи.
 
Любые, даже самые незначительные реформы в Республике Беларусь при нынешней слабой власти, усидевшей только благодаря палкам ОМОНа, политически расколотом обществе, огромном внешнем долге и самой масштабной в Европе трудовой миграции (более 25% трудоспособного населения, впереди только Албания) невозможны.
 
Поэтому все заявления А. Лукашенко о том, что «Наша стратегическая цель — вывести Беларусь в число лидеров технологического и интеллектуального развития. Придать белорусской экономике новый облик, модернизируя ее структуру, а также промышленность и сельское хозяйство на основе самых передовых производств и технологий, создавая стимулы для отечественных и иностранных инвестиций» являются пустым популизмом и рассчитаны на не совсем адекватных людей.
 
Республика окунулась в очередной пятилетний срок несменяемого пожизненного белорусского президента в статусе страны – изгоя: с одной стороны международные санкции, с другой – масштабное и бесконечное попрошайничество. В центре: «А если кто–то и в этом зале, и за его пределами, кто нас сегодня видит и слышит, еще сомневается в том, правильный ли он сделал выбор, то, простите за нескромность, скажу: не переживайте, правильный вы сделали выбор. Ваш Президент — это ваш Президент. И он никогда вас не подведет!».
 
Нам ли не знать…
11:38 24/01/2011




Loading...


загружаются комментарии