Катерина Статкевич: С родными других узников мы стараемся как-то повлиять на ситуацию…

Катя Статкевич  живет в Германии с 2002 года. Работает в автомобильном концерне Ауди, где занимается созданием нового концепта логистики и системой производства. Она получила докторскую степень в Институте Фраунгофера  и живет с мужем в баварском городе Ингольштадт. Здесь, в Беларуси, остались родные, близкие. И отец – Николай Статкевич, который уже голодает 36 день в "американке".

Катерина Статкевич: С родными других узников мы стараемся как-то повлиять на ситуацию…
 
Николай Статкевич всегда пытался оградить своих родных и близких от политики. Однако политика сама их настигла…

Катерина Статкевич
 
- Я попала в Германию по студенческой линии, после получения диплома работала в научном институте Фраунгофер (кстати, это тот институт, в котором придумали формат mp3), потом устроилась в автомобильный концерн Ауди, где занимаюсь созданием нового концепта логистики и системой производства. Продолжаю работу над диссертацией в области технических наук.
 
- Можно говорить, что Вы уже давно и постоянно живете в Германии?
 
- Да, я здесь уже 8 лет, домой в Минск приезжаю примерно раз в году.
 
- Катерина, могли ли Вы ожидать, что президентская кампания, в которой Ваш отец участвовал как кандидат в президенты, закончится таким образом, - подавлением мирной акции протеста, кровью, массовыми арестами, уголовными делами? Могли ли Вы такое предположить?
 
- Нет, я этого не предвидела, я очень надеялась, что все будет проходить мирно. То, что происходит, настолько бессмысленно и ужасно, что этого не  мог, наверное, никто предположить.
 
- Когда и как Вы узнали, что Ваш отец находится в заключении и голодает?
 
- То, что его арестовали, я узнала практически сразу -  про арест было много сообщений в интернете. А уже про голодовку мне рассказал Сергей Марцелев, руководитель избирательного штаба моего отца. Ну, и от родных, конечно, тоже.
 
- От родных - Вы имеете в виду от деда, от Виктора Павловича?
 
-От деда, от дяди, от мамы, от сестры.
 
- Кстати, они как - репрессии их-то хоть не коснулись?
 
- Дедушке по телефону несколько раз угрожали, остальным нет. Недавно в Минск приезжала делегация Социал-демократической партии Германии, они ездили к деду в Барановичи. После этого ему звонили, говорили, чтобы больше ни с кем не встречался.
 
- Катерина, к Николаю Викторовичу, как и к другим кандидатам, не пускают адвокатов, письма не доходят ни в одну сторону, то есть, полнейшая информационная изоляция. Избиение кандидатов при задержании 19-го декабря, нынешняя изоляция - почему это происходит, как Вы думаете? Ведь это, по меньшей мере, бесчеловечно…
 
- Сложно объяснить поступки этого режима нормальной человеческой логикой. Возможно, заключенных пытаются сломать, выдавить из них признания в том, что они "враги народа", как это делалось в сталинские времена. Тогда изоляция направлена на усиление давления на узников.
 
- И сломать удастся? Ваше мнение?
 
- Я очень надеюсь на то, что их выпустят, а не сломают. И мне очень хочется верить, что все заключенные выйдут здоровыми. Я знаю, что у моего отца очень, очень сильный характер. Такие люди не ломаются просто так.
 

Николай Статкевич
 
- Верно, кто, как не дочь, знает своего отца лучше всех. Как Вы думаете (информации-то совершенно никакой нет) отец до сих пор голодает?
 
- Думаю, что да, практически уверена в этом.
 
- Его здоровье способно выдержать 36 дней голодовки?
 
- Я очень на это надеюсь. Он ведет здоровый образ жизни, не курит, каждый день совершает пробежку, следит за питанием. Надеюсь, что ему хватит здоровья справиться с длительной голодовкой.
 
-Но и Вы, судя по всему, по-прежнему не имеете о нем никакой информации...
 
- Нет, не имею.
 
- Говорят, каждый народ достоин своего правителя. Вы согласны с этим утверждением? И что, на Ваш взгляд, показали события 19-го? О состоянии нации, народа?
 
- Я терпеть не могу это выражение. Это то же самое, как сказать человеку, которого ограбили на улице, что он это заслужил. Народ уже три раза подряд не выбрал этого правителя, поэтому народ этого правителя не заслужил. Наш народ заслуживает гораздо лучшей жизни…
 
События 19-го декабря и последующих дней показали, что в Беларуси действительно назрели изменения. Несмотря на 16 лет пропаганды в духе Геббельса 30-х годов, на улицу вышло просто невероятное количество людей. И это несмотря на то, что и они опасались, что возможно арестуют, уволят или исключат из института. Количество участников демонстрации 19 декабря 2010 года  - это однозначный знак того, что у власти в Беларуси находится не законно избранный Президент, а человек, который узурпировал власть силой.
 
- А Европа знает, что на самом деле происходит в Беларуси последние полтора месяца? Адекватно ли отреагировала Европа на белорусский беспредел? (Пока можно говорить, пожалуй, только о резолюции Европарламента). Вы лично присутствовали на слушаниях?
 
- Я не присутствовала на слушаниях в Европарламенте. Кроме этой резолюции происходит еще много других действий, очень много влиятельных политиков высказало свое мнение по поводу происходящего в Беларуси.
 
- Считаете ли Вы прозвучавшую реакцию достаточно сильной, способна ли она как-то подействовать на Лукашенко?
 
- Я считаю ее сильной и надеюсь, что она повлияет на Лукашенко.
 
- Связываете ли Вы свое будущее с Беларусью? Или никакого желания возвращаться, приезжать сюда уже нет?
 
- Я не строю долгосрочных планов.
 
- Что Вы пожелаете всем нам в это лихое время?
 
- Я желаю всем нам, чтобы Беларусь поскорее стала свободной и демократической страной, из которой жители не сбегают жить и работать за границу, потому что могут прекрасно жить и работать на своей родине.
 
- Со своими родными и родными других узников Вы какую-либо связь поддерживаете?
 
- Да, поддерживаю, через емайл и телефон. С родными других узников мы стараемся как-то повлиять на ситуацию…
 
15:30 24/01/2011




Loading...


загружаются комментарии