Домашний арест как особо изощренная пытка

Родные отпущенных под домашний арест Владимира Некляева и Ирины Халип рассказали, каково это – жить под неусыпным оком КГБ 24 часа в сутки.

Домашний арест как особо изощренная пытка

Кандидат в президенты Владимир Некляев, который содержится под домашним арестом в своей минской квартире, полностью отрезан от общения с внешним миром. В квартире круглосуточно находятся сотрудники правоохранительных органов. "Даже двери в квартиру они открывают сами", - сообщила его жена Ольга.


"Владимиру Прокофьевичу полностью ограничили общение. Нельзя пользоваться ни телефоном, ни компьютером. К нему никого не допускают, кроме адвокатов и меня", - рассказала Некляева журналистам в воскресенье утром.


Таким образом, арестанту запрещено общаться даже с дочерьми, видимо, только потому, что те не проживают с отцом в одной квартире.


Ольга Некляева также сказала, что когда в воскресенье во дворе Некляева собрались журналисты, ему даже запретили подойти к окну, чтобы их поприветствовать. Ольга Некляева сообщила, что Некляев особенно расстроен тем, что он не может говорить по телефону со своими дочерьми.


В субботу была отпущена из СИЗО под домашний арест и жена кандидата в президенты - Андрея Санникова – журналистка Ирина Халип. Помещение Ирины Халип под домашний арест — это более изощренная форма пытки, нежели тюрьма, сказал в интервью БелаПАН отец Ирины Владимир Халип.


По его словам, согласно условиям домашнего ареста, Ирина не может подходить к окнам, выйти на прогулку со своим 3-летним сыном Даниилом. Ей запрещено пользоваться любыми формами связи, отвечать на звонки по телефону и так далее.


"С ней находятся постоянно два человека, которые не подпускают ее даже к входным дверям в квартиру. К ней допускают пока только меня, как отца, и мою жену Люцину. Она не может выйти в магазин, чтобы купить себе продукты — продукты должны доставлять ей мы. Эти люди, которые находятся при ней, контролируют каждый ее шаг", — отметил Владимир Халип.


Кстати, часовая прогулка на свежем воздухе положена даже в тюрьме, но под домашним арестом почему-то свежим воздухом дышать запрещено.


А в дополнение к этому представьте, что в стандартной столичной квартире метров 50-70 за вами и вашей семьей ежесекундно и круглосуточно наблюдают двое посторонних людей. И тогда, когда вы готовите еду на кухне, и когда едите, и когда хотите, но в силу наличия посторонних не можете, пообщаться со своими близкими по душам, хотя бы с теми, с кем вам не запрещено. Даже сутки в таких условиях покажутся адом, не говоря уже о более длительном сроке.


Напомним, 29 января Владимиру Некляеву и Ирине Халип была изменена мера пресечения с содержания под стражей под домашний арест. Кроме того, из следственного изолятора освобождены активисты оппозиции Олег Корбан, Сергей Возняк и Анатолий Павлов. Ранее из следственного изолятора были освобождены экс-кандидаты в президенты Виталий Рымашевский и Григорий Костусев, руководители инициативных групп Некляева и Санникова Андрей Дмитриев и Владимир Кобец, редактор оппозиционного интернет-ресурса "Хартия-97" Наталья Радина.


Тем не менее, по делу о массовых беспорядках по состоянию на 29 января проходят 37 обвиняемых политиков и журналистов и 15 человек считаются подозреваемыми. А преследования и репрессии в отношении оппозиционных политиков и активистов не прекращаются ни на день.


Судя по событиям последних дней, Лукашенко, конечно, боится санкций, но не настолько, чтобы отпустить всех политзаключенных, как того требует Евросоюз, безусловно и со снятием всех обвинений. А уж тем более он не станет проводить новых выборов, ибо потерять власть он боится еще больше.


 

08:21 31/01/2011




Loading...


загружаются комментарии