Татьяна Протько: Схемы создания заговоров в 37-ом были те же

У белорусского руководства есть несколько вариантов реакции на санкции Евросоюза. В чем они заключаются? Свое мнение на этот счет высказала член Белорусского Хельсинкского комитета Татьяна Протько.

Ожидается, что на встрече в Брюсселе 31 января главы МИД стран ЕС утвердят список белорусских чиновников, которым путь на запад будет заказан. По данным брюссельского онлайн-СМИ EuObserver, в список невъездных в Евросоюз может быть включено 158 белорусских должностных и иных лиц, в том числе Александр Лукашенко и его сыновья.


По информации издания, открытым остается вопрос экономических санкций. Вместе с тем, санкции по замораживанию счетов и собственности в отношении белорусов являются символическими, пока ЕС не запустит механизм по их обнаружению.


Чем может ответить на эти санкции Беларусь? Своей точкой зрения по этому поводу с «Ежедневником» поделилась правозащитник и член общественного объединения «Белорусский Хельсинкский комитет» Татьяна Протько.


– Беларусь может отреагировать, отпустив политзаключенных и проведя повторные выборы. Это был бы самый разумный ответ со стороны Беларуси в случае, если мы хотим ездить на хороших автомобилях, пользоваться хорошими вещами и посещать другие страны. Есть и иррациональные ответы. Они могут заключаться в том, что будет запущен механизм раскрытия заговора, связанный с государственным переворотом. В результате люди, которые сейчас находятся в следственном изоляторе, получат длительные сроки лишения свободы.


Есть и третий вариант – полная изоляция гражданского общества от процессов, происходящих в государственной жизни. Общественным организациям дадут возможность заниматься кошками, собаками, выращивать цветы и петь фольклорные песни. Но никаких организаций, связанных с влиянием на политическую жизнь, гражданскому обществу создавать позволено не будет.


– А если говорить о более предметном ответе. Например, белорусских чиновников оставят без виз, а в Беларусь за это лишит права въезда европейских чиновников...


– Вы думаете, сейчас всех иностранных гостей пускают в Беларусь? Государство очень избирательно дает белорусские визы. Можете поинтересоваться в фонде Фридриха Эберта, который не раз сталкивался с такой ситуацией: он приглашает докладчиков на семинары, но государство решает, что эти зарубежные гости здесь не нужны, и они остаются без виз. Фактически подобные ограничения существуют давно, и если в Беларуси будет объявлен такой список – это будет лишь публичная акция.


– Сейчас экс-кандидатов в президенты и их доверенных лиц, задержанных по итогам акции 19 декабря, начинают отпускать на свободу. Видите ли вы в этом какое-либо улучшение ситуации?


– Какое улучшение, о чем вы говорите? Адвокат должен иметь возможность общаться со своим подзащитным в любое время. А тут – пустили к Некляеву адвоката, когда начали вести следственные действия. Какое улучшение? Ничего такого и близко нет. Аресты продолжаются, обыски продолжаются...


Я в свое время много работала в архивах КГБ и изучала события 1937 года. И в документах тех лет четко были видны схемы создания заговоров контрреволюционных организаций. Тогда это делалось точно так же, как сейчас. Собиралось большое количество людей, их спрашивали о чем угодно, а затем из этих слов выбирались те, которые соответствовали идее заговора.


– Чего, на ваш взгляд, власть хочет от тех, кто до сих пор пребывает за решеткой? Покаянных писем?


– Власть хочет выйти из дурацкого положения, в которое она зашла. Для того чтобы сделать это с высоко поднято головой, власти нужно, чтобы находящиеся в СИЗО написали: «Мы виноваты, просим нас простить…» После того, как человек такое подпишет – он уже не борец. И задача власти, чтобы в нашей стране было как можно меньше борцов.

09:44 31/01/2011




Loading...


загружаются комментарии