Александр Козулин: Лукашенко стоит на болоте, и трясина затягивает его все глубже…

Ни умом, ни сердцем Европа не может понять того, что произошло в Беларуси 19 декабря 2010 года, и трагедию, которую переживают белорусы сейчас. События того дня и послевыборные репрессии стали переломными в отношениях между Европой и Минском.

Александр Козулин: Лукашенко стоит на болоте, и трясина затягивает его все глубже…
Европа уже другая, она больше не верит словам Лукашенко. 19-го белорусский правитель, тогда – только один из девяти кандидатов в президенты, показал свой истинный лик всему миру. Еще во время голосования неизвестные в черном камуфляже жесточайшим образом избили Владимира Некляева (виновные не наказаны), чуть позже все кандидаты в президенты, за исключением самого Лукашенко и Виктора Терещенко, прошли через тюрьму. Это – свидетельство слабости Лукашенко, который увидел реальную картину "поддержки" собственной персоны, и жестоко отомстил кандидатам, разбудившим белорусов от 16-летней спячки.
 
Европа увидела, с кем она вела дела до сих пор. Именно потому 31 января Совет министров иностранных дел Европейского Союза ввел визовые санкции в отношении 158 белорусских чиновников, правда, отказавшись от экономических санкций. Европа сделала предупредительный выстрел – пока в воздух.
 
Европа  не в состоянии понять, как может белорусский правитель расправиться со всеми своими соперниками на выборах, одним махов бросив всех за решетку? Европа давным-давно оставила такие методы политической борьбы в феодальном прошлом.
 
В середине января представители демократических сил Беларуси посетили Варшаву, Вильнюс, Прагу, Берлин, Брюссель, Стокгольм, Гаагу, Копенгаген, пытаясь донести до запада истинную картину происходящего в стране.
 
Кандидат в президенты на выборах 2006 года Александр Козулин, бывший председатель Верховного Совета Беларуси Станислав Шушкевич, представитель штаба экс-кандидата в президенты Андрея Санникова, руководитель минской организации Партии БНФ Виктор Ивашкевич, дочь экс-кандидата в президенты Владимира Некляева Ева Некляева и ответственный секретарь оргкомитета по созданию партии "Белорусская христианская демократия" Денис Садовский посетили восемь европейских стран. Они собственными глазами видели, что Европа становится другой. В чем? В этом "БП" попытался разобраться вместе с участниками европейского турне.
 
Европа не понимает  Лукашенко
 
До событий 19 декабря Европа воспринимала А.Лукашенко как опытного и изворотливого политика, который имеет поддержку большинства населения Беларуси. Однако кровавое воскресенье 19 декабря и последовавшие репрессии открыли истинный лик белорусского правителя.
 
"В Европе существовали несколько мифов. До сих пор один из них, например, был, о массовой и широкой поддержке Лукашенко со стороны избирателей; сейчас он сильно поколеблен, и все еще до конца не искоренен.
 
Миф второй. Лукашенко воспринимался в Европе как сильный и изощренный политик, давление или унижение которого приведет только к обратному результату. Европа смотрит на Беларусь  с высоты своих ценностей, оценивают ситуацию со стороны демократических стандартов, поэтому там не понимают: как можно не считать бюллетени, как можно допустить фальсификацию в 20-30 процентов голосов, не говоря уже о 50 процентах! По их понятиям, такое просто невозможно.
 
Если до сих пор у Европы были закрыты глаза на многое – сегодня она открыла глаза. Приобрела печальный опыт, и теперь обвести ее вокруг пальца будет весьма сложно", - уверен Александр Козулин.
 
У Евы Некляевой тоже сложилось впечатление, что запад ошибался в оценке личности Лукашенко:
 
"В Европе считали, что Лукашенко "начинал двигаться в демократическом направлении" до дня выборов 19 декабря. Там только сейчас начинают понимать, какой кошмар происходит с правами человека в Беларуси, ежедневно, даже на бытовом уровне".
 
Более того, Европа большая и разная: если соседи по бывшему соцлагерю переживали "расцвет коммунизма" и помнят о репрессиях, то "старая Европа" просто не в состоянии понять феодальную политику Минска.
 
"В Польше и Литве не нужно объяснять, что такое репрессии, у них свой опыт совсем недавний. В других странах уже успели подзабыть, что этом такое. Поэтому для меня было важным объяснить, как это все на самом деле происходит, рассказать о человеческих трагедиях. Чтобы это не осталось для них абстрактным политическим кризисом.
 
Нормальные европейцы, например, представляют себе процедуру ареста так: к тебе приходят и вежливо предъявляют документы, дают возможность связаться с адвокатом… А мы вынуждены были рассказывать, что в Беларуси это происходит немножко по-другому – чтобы они поняли весь ужас ситуации", - рассказывает Ева Некляева.
 
Европейцы привыкли накладывать собственные демократические стандарты на авторитарную Беларусь – и в этом беда Европы: скрестить ужа с ежом еще не удавалось никому.
 
"В Европе считают, что народ Беларуси в принципе всем доволен, и только меньшинство, активная политическая оппозиция, бунтует. Они основываются на собственных впечатлениях: приезжая в Беларусь, спрашивают у людей, как им здесь живется, толерантные и многотерпимые белорусы  отвечают, что все, конечно, неплохо…", - говорит Ева.
 
Ответственный секретарь БХД  Денис Садовский акцентирует внимание  на иных европейских заблуждениях:
 
"Главный стереотип состоит в том, что фальсификации фальсификациями, но Лукашенко победил на выборах. Второе заблуждение состоит в том, что 19 декабря в Минске были массовые беспорядки, на которые власть должна была отреагировать. Пусть это получилось немного грубо, но так поступают во всём мире. Как мы с Вами знаем, массовых беспорядков не было, была провокация десятка подосланных людей, а организаторы делали всё, чтобы этих провокаторов остановить. Яркий тому пример - действия Рымашевского".
 
Рассеявшиеся мифы
 
Европа искренне переживает за белорусов, ставших заложниками политических амбиций одного человека, и со слезами на глазах сочувствует Беларуси.
 
"Мы побывали в восьми странах и выступали перед большой аудиторией. Люди интересовались событиями 19-го, последовавшей волной репрессий, нынешним развитием событий в стране. Мы чувствовали их сопричастность, сопереживание – мы видели слезы на их глазах.
 
Европейцы испытали настоящий шок от того, что они узнали 19 декабря и потом. Они полагали, что с диктатором можно по-прежнему договориться, причем договориться языком убеждения. Этот миф треснул. Как и тот миф, что если применять к белорусскому режиму санкции – белорусское руководство уйдет под Россию. Давайте вспомним: последние два с половиной года отношения с Европой развивались под лозунгом "Спасите наш суверенитет, спасите нас от России". И что мы имеем теперь?..
 
Лукашенко непорядочный партнер, и президент России Медведев в своем блоге (во время разгара белорусско-российской войны) дал достаточно точные и детальные личностные характеристики этому индивидууму", - говорит Александр Козулин.
 
У Евы Некляевой возникло подозрение: шок от белорусских событий оказался настолько серьезным для Европы, что посеял растерянность в политических элитах:
 
"У меня было чувство, будто они на самом деле не знают, как дальше поступать, отсюда множество самых разных вопросов с их стороны – как о санкциях, так и о том, как поддерживать гражданское общество в Беларуси".
 
Для Евы очевидно, что "Беларусь не является приоритетом во внешней политике Европы". "Но они не могут стоять и ничего не делать, когда так грубо нарушаются права человека. Поэтому все политики проявили солидарность с белорусскими политзаключенными и их семьями", - говорит дочь Владимира Некляева.
 
О растерянности Европы твердит и Денис Садовский:
 
"Первый вопрос был всегда такой: ясно, что Лукашенко нехороший человек, но что нам с ним делать? Они действительно не знают, как поступать. Принятое решение министров иностранных дел ЕС, к сожалению, свидетельствует: они так для себя и не ответили, что делать. И решили просто подождать, ограничившись символическими мерами".
 
Европе нужна объединенная оппозиция
 
Во время грянувших репрессий оппозиция объединилась. Вынуждена была объединиться во имя самосохранения. К сожалению, единства оппозиции никогда не удается добиться вовремя – накануне и во время судьбоносных для страны кампаний. Тут, как в пословице: "Пока гром не грянет, мужик не перекрестится".
 
Но даже такое - вынужденное - объединение белорусской оппозиции Европа восприняла с облегчением.
 
"Было бы странно, не сумей оппозиция в условиях террора объединиться. Оппозиционные политики смогли оставить личностные амбиции, поступиться интересами и приняли решение о создании Национального координационного совета. Это очень важное решение: для Европы принципиально важно, когда оппозиция выступает единым фронтом и говорит на одном языке. Все понимают: разъединенность и склоки в оппозиции выгодны только властям", - утверждает Александр Козулин.
 
Ева Некляева приветствует оппозиционное единие, но считает: "наша оппозиция очень мало работает с Европой".
 
"Это нужно делать активнее и напористее, что ли. Политики в Европе с видимым облегчением принимали известие о создании Координационного совета оппозиции. Им очевидно легче работать с объединенной оппозицией.
 
И очень важно в этой очень непростой ситуации сохранить единство, даже просто из солидарности с теми, кто сейчас находится под арестом. И, конечно, те оппозиционеры, с которыми я общалась, понимают важность такой консолидации сил на сегодня, когда главная задача – освобождение заключенных и снятие с них всех обвинений", - говорит Е.Некляева.
 
"То, что оппозиция объединилась после 19 декабря для освобождения политических заложников, - однозначно хорошо. Увы, этого не хватало до 19 декабря. Недостаток наших демлидеров - это неумение договариваться, неумение или нежелание поступиться своими личными амбициями для достижения общей цели. Именно с этим и согласна Европа: без единой оппозиции иной альтернативы, кроме как договариваться с Лукашенко, – нет", - считает Денис Садовский.
 
Предупредительный "выстрел"
 
Оппозиция по-разному оценивает принятое 31 января Советом министров иностранных дел Евросоюза решение по "белорусской проблеме". Большинство экспертов говорят, что решение слишком мягкое. Но вместе с тем оппозиция согласна: за демократию и свободу нужно бороться самим белорусам.
 
"Решение еще слабее, чем я ожидала, - так высказалась по поводу решения министров иностранных дел ЕС Ева Некляева. – Любой белорус знает, как сложно получить шенгенскую визу, и как внимательно европейцы проверяют, чтобы у людей не было криминального прошлого… Ограничение на въезд людям, которые отдают приказы об избиении женщин и детей на площади, - это нормальная политика Евросоюза, зачем им такие люди на европейских улицах? Скорее, это решение их защищает, чем нам помогает".
 
Женщина считает, что "эффект недостаточный" такого решения, а его тон и вообще бесхребетный:
 
"Будет эффект, но недостаточный. А тон официального документа уж очень мягкий, особенно по сравнению с тем, что мы слышали от отдельных министров – он вдруг перешел с брани на сюсюканье".
 
"Мне вообще кажется, что это только начало. Ни в коем случае не стоит думать, что это в последний раз "белорусский вопрос" поднимается в Европе. Нужно продолжать работать в этом направлении. Белорусы почему-то думают, что получат нужный результат от Европы без каких-либо усилий со своей стороны. А Европу надо лоббировать – у нас этим никто всерьез не занимается. Нашего небольшого турне оказалось совсем недостаточно", - сокрушается Ева Некляева.
 
С утверждением, что демократия не свалится на головы белорусов с неба, согласен и Денис Садовский:
 
"Принятое решение я считаю тоже важным шагом. Пусть сейчас это полушаг, но он сделан. Не стоит надеяться на Европу, США или Россию. Кроме нас самих, свободная и демократическая Беларусь никому не нужна. У всех свои интересы. Такая сейчас "Realpolitik" в мире".
 
А вот Александр Козулин полагает совершенно иначе:
 
"У Европы открылись глаза, и думается, что Европа будет достаточно долго придерживаться своей твердой позиции. Безусловно, в Европе работают лоббисты Лукашенко, и это нужно учитывать. Но ситуация изменилась достаточно серьезно. Белорусские власти очень быстро отпустили из тюрьмы политзаключенных, несмотря на заявления, что не боятся санкций Европы. А позиция Лукашенко – это позиция человека, который сдает самого себя: обвинив в попытке государственного переворота своих соперников и бросив их в тюрьмы, сейчас он пошел на попятную и выпускает их.
 
Лукашенко стоит на болоте, и все его движения приводят только к тому, что трясина зазасывает его все глубже и глубже. Почва выбита из-под его ног".
10:48 02/02/2011




Loading...


загружаются комментарии