Шушкевич: Реакция ЕС должна быть жестче

"50% белорусского экспорта идет на европейский рынок, а практически все предприятия-экспортеры принадлежат государству, поэтому у ЕС  есть реальная возможность оказать серьезное давление на режим Лукашенко", - заявил в интервью французскому изданию "Journal Europa" экс-глава Беларуси Станислав Шушкевич.

Шушкевич: Реакция ЕС должна быть жестче

В январе ЕС объявил о введении санкций против авторитарного белорусского режима в ответ «на массовые аресты и преследования представителей гражданского общества с момента президентских выборов».


Первый глава ставшей независимой после распада СССР Беларуси Станислав Шушкевич, который специально прибыл в Брюссель по этому поводу, рассказал "Journal Europa" о своей точке зрения на слишком мягкую политику Евросоюза в отношении последней диктатуры Европы.


- Как вы можете объяснить стол долгое нахождение у власти Александра Лукашенко?


- Что такое диктатура? Это режим, который держится на крайней централизации и жестокости власти. Лукашенко был избран демократическим путем в 1994 году и с тех пор остается у руля с помощью фальсификаций выборов. Первые и последние по-настоящему демократические выборы в Беларуси состоялись в 1994 году. После этого Лукашенко удалось сосредоточить в своих руках всю власть, причем не без содействия России. Когда в 1996 году парламент попытался начать процедуру импичмента против Лукашенко, целых три представителя России взяли на себя посредничество в переговорах, однако на самом деле они лишь помогли укрепить диктатуру.


- Как можно объяснить поведение белорусского народа, который, по всей видимости, не проявляет особого возмущения по поводу ухудшения ситуации?


- Вы должны понять, что мы отличаемся от французов и корни этих отличий уходят в историю. Объясняет ситуацию и географическое положение Беларуси, находящейся в зоне, которая заплатила тяжелую дань во время всех бушевавших в Европе конфликтов. Не стоит также забывать о том, что пропорционально размеру ее населения в Беларуси погибло больше всего людей во время Второй мировой войны. Повторился этот сценарий и во время ввода советских войск в Афганистан: Беларусь потеряла больше всего солдат среди всех народов СССР. Такая нередко оборачивающаяся трагическими событиями история научила белорусов главному: выживать. Мы умеем это лучше кого бы то ни было.


Таким образом история сформировала народ, который всегда в независимости от внешних событий был вынужден искать способы для выживания в любой ситуации. Это его качество настолько сильно, что мне кажется, что если бы в Беларуси был организованный извне голод, как в Украине в 1930-х годах, белорусы вероятно нашли бы возможности справиться и с ним. Главной задачей всегда было выживание, и сегодня ситуация не изменилась. Такая мучительная история подавляет стремление заявить о себе и тормозит формирование национального самосознания.


- Можно ли утверждать, что оранжевая революция, которая в итоге приняла далеко не лучший оборот, оттолкнула белорусов от мысли повторить такой же сценарий в своей стране? Объясняется ли этим относительная слабость народного движения после выборов?


- Я бы не сказал, что народное движение в Беларуси было слабым. С учетом особенностей Беларуси, где участникам манифестаций угрожает серьезная опасность (милиция наглядно продемонстрировала, что в репрессиях все равны, и не пощадила ни пожилых людей, ни даже присутствовавших там детей), собрать 30-40 тысяч человек – это настоящий успех. Есть здесь и еще один немаловажный элемент, Россия, которая играет заметную роль, поддерживая Лукашенко.


- Европейский парламент продемонстрировал свой интерес к Беларуси, организовав дебаты по этой проблеме. Может ли Европа действительно повлиять на то, что происходит в Беларуси?


- Знаете, я уже довольно давно лично знаком с Ежи Бузеком (председатель Европарламента, прим. ред.) и, приехав в Брюссель, я спрашивал себя, как я смогу объяснить ему все то, что произошло в Беларуси с момента выборов. Тем не менее, я был очень обрадован тем, что мои собеседники обладают очень точным пониманием того, что на самом деле происходит в моей стране, в связи с чем мы можем сразу перейти к обсуждению. Чего нельзя сказать о других странах, где мы вынуждены подробно объяснять произошедшее до того, как начать обсуждение возможных ответных мер.


- Как вы смотрите на политику Европейского Союза в отношении Беларуси, которая уже много лет колеблется между жесткостью и готовностью пойти на уступки?


- Надеюсь, что Европарламент в будущем откажется от установления диалога с режимом Лукашенко. Ясно, что нынешний председатель Европарламента не собирается двигаться к какому бы то ни было сближению с белорусскими властями. В то же время настоящая проблема заключается в том, что никто точно не знает, как добиться устойчивого и позитивного решения ситуации. Реакция нескольких европейских депутатов, и, прежде всего, поляков, искренне меня тронула. Мы видим, что к нам проявляют сочувствие. Тем не менее, реакция депутатов других стран немного пугает. Я видел первые варианты резолюций по Беларуси … Получат ли они реальный вес или так и останутся на бумаге? Поживем увидим.


- Так каким же, как вы думаете, будет в итоге отношение со стороны ЕС?


- Я разговаривал с г-ном Фюле, комиссаром ЕС по вопросам расширения и политике соседства, и он объяснил нам, что введение санкций против белорусского режима связано со сложными процедурами и соответственно является длительным процессом. Я, разумеется, все понимаю, однако необходимо, чтобы реакция Европы была жестче. Диктатор признает только язык силы, и я верю, что Европа должна найти возможности перейти на него.


Если принять во внимание, что 50% белорусского экспорта идет на европейский рынок, а практически все предприятия-экспортеры принадлежат государству, у нас появляется реальная возможность оказать очень сильное давление, пригрозив перекрыть все поставки в Европу. Я надеюсь, Европа последует примеру США, которые ввели против Лукашенко более жесткие санкции. И помимо запрета для Лукашенко на въезд в Европу нужно одновременно упростить процесс выдачи виз для белорусских граждан.


- Вместе с Борисом Ельцины и Леонидом Кравчуком вы являетесь одним из трех человек, которые ускорили распад СССР и подписали документ о том, что Советский Союз «прекращает свое существование». Долгое время вы говорили о том, что были этим очень горды. Однако, глядя на авторитарные, а иногда и мафиозные режимы, которые утвердились в пришедших на смену СССР государствах, что вы думаете об этом сегодня?


- Я по-прежнему горд этим, пусть я и всего лишь организовал встречу, которая окончилась таким громким заявлением. Этот подписанный в декабре 1991 года документ принес очень многое. Однако еще больше я горжусь тем, что в бытность главой государства настоял на том, чтобы превратить Беларусь в безъядерное государство и вернуть в Россию все унаследованные с советских времен ядерные боеголовки. Сегодня все мы понимаем важность того, что у Лукашенко нет такого оружия.

09:32 10/02/2011




Loading...


загружаются комментарии