Сиамские близнецы

Оппозиция является составной частью авторитарной системы власти.

Сиамские близнецы
"Ударные лавочники"
 
Хосни Мубарак ушел с поста президента. В ночь перед отставкой на улицах и площадях Каира плечом к плечу стояло 3 млн. египтян – 5% населения страны. Естественно, такой народный протест игнорировать было невозможно. В белорусских условиях это бы означало появление в центре Минска демонстрации в 500 тыс. граждан республики. С учетом того, что под рукой у А. Лукашенко не более 1,5 тыс. карателей, судьба правящей в РБ группировки была бы решена в течение нескольких минут.
 
Стоит отметить, что и сторонники Х. Мубарака, или, по терминологии белорусского публициста В. Цепкало, «ударные лавочники», куда-то испарились, чем не оправдали возложенных на них надежд: «И если Мубарак и останется у власти, то благодарить он должен не "силовиков" и не чиновников, а "ударных лавочников", которые выступили в его защиту. Будь таких людей больше, не было бы в стране вообще никаких волнений» (В.Цепкало. О роли ударных лавочников. 02.02.11 http://tsepkalo.livejournal.com/36337.html).
 
Логику В. Цепкало, при всем несомненном уважении к нему, понять все-таки сложно. Дело в том, что в ходе египетских событий имелись широкие возможности для наблюдения сторонников ушедшего президента Египта - это была, т.н. «верблюжья гвардия», т.е. жители сельской местности, феллахи и бедуины – контрабандисты и наркоторговцы, явившиеся в «зажравшийся» Каир отстаивать «своего» президента. Крестьяне и кочевники пришли бить город. Стоит напомнить, что армия, после нескольких кровопролитных стычек между сторонниками и противниками существующей власти, не позволила развиться гражданской войне. А вот «ударные лавочники» как раз и составили скелет и в немалой степени массовую базу противников режима. Более того, они и справились с задачей свержения власти практически без оппозиционных партий.
 
Понятно, что г-н Цепкало в меру своих возможностей и, оставаясь верным сторонником г-на Лукашенко, пытается в очередной раз подтолкнуть последнего к реальным экономическим реформам, способствующим появлению в Республике Беларусь широкой прослойки мелкого и среднего бизнеса, который, был бы всем обязан действующему главе белорусского государства. Однако, справедливости ради, стоит отметить, что в свое время, разворачивая вполне эффективные реформы в стиле авторитарной модернизации, Мубарак, скорее всего, рассчитывал опереться на «лавочников». С теми же идеями ранее носились чанкайшисты, столь любимые г-ном Цепкало, а также южнокорейские диктаторы. Тем не менее, нигде стадию перехода к демократии миновать не удалось и мелкая буржуазия, как и в Тунисе, так и в Египте выступила в первых рядах против тех, кто ее и породил. В качестве следствия из этих процессов стоит напомнить судебные процессы над диктаторами, которые в свое время прошли в Южной Корее.
 
В принципе, все это не является какой-то новостью. Любая власть, независимо от степени ее демократичности, рано или поздно приступает к рытью собственной могилы. Причем «могила», т.е. уход от власти обеспечен в любом случае. Просто политический итог для демократии и авторитаризма различается полярно. Одно дело, когда приходят к власти на четко ограниченные годы, что позволяет после избрания на второй срок избавить президента от необходимости заискивать перед избирателем и открывает возможность проводить более-менее глубокие преобразования.
 
Другое дело с авторитарным лидером, который находится в непрерывной избирательной кампании и озабочен, естественно, не реформами, а исключительно сохранением власти в своих руках. Диктатор пойдет на реформы только тогда, когда решит, что их конечный результат укрепит его власть. И, как часто случается, идет навстречу своим иллюзиям – всем хочется, чтобы их не считали некими средневековыми вампирами на президентских постах или последователями Сталина-Берии, а видели в них «отцов народов», смело ведущих свои нации по пути модернизации, роста экономической мощи и быстрого подъема жизненного уровня. Но дотянуться до столь светлого образа не получается ни у кого.
 
Никто не будет спорить, что на начальном этапе такой авторитарной модернизации, благодаря мобилизации ресурсов и несомненного интереса внешних инвесторов, всегда присутствует шанс получить весьма впечатляющий результат. В свое время уже бывшие президенты Туниса и Египта пошли по данному пути и добились солидного успеха. Многие годы активно росла экономика, расширялся и набирал мощь местный бизнес, увеличивала свое влияние интеллигенция. Но вместе с ростом среднего класса и расцвета предпринимательства, а также распространения хорошего образования, рос и национальный политический класс, который все больше вступал в противостояние с жесткими авторитарными системами.
 
В итоге, правящие режимы, опирающиеся в основном на номенклатуру, службу безопасности и армию, получили массового оппонента в лице тех слоев общества, появление которых было запрограммированно в ходе авторитарной модернизации. Результат известен – бегство из страны президента Туниса с тонной золота, уход от власти Хосни Мубарака с 40 – 70 млрд. долларов.
 
Диктаторов не спасает ни альтернативный консервативный сценарий или, как в Беларуси – декоративно-реформаторский, что в принципе одно и тоже. В этом случае становится неизбежным и все более очевидным социально-экономическое отставание от соседей, раздолье демагогии и обещаний, буквально демонизирует население. В то же время закрытость политических систем, что подразумевает отсутствие социальной компенсации («спустить пар») и очевидная международная изоляция, которая на определённом этапе неизбежно приводят к проблемам национальной безопасности. Все это гарантирует жесткий внутриполитический кризис, который, при сочетании с реакцией внешних сил, обещает смену власти. От этого никуда не сбежать и не перехватить никакими спецслужбами и превентивными погромами оппозиции.
 
Власти и Египта, и Туниса десятилетиями были заняты «прополкой» оппозиции, репрессиями против нее, расколами в ее среде, насыщением оппозиции агентурой спецслужб, но в итоге столкнулись с массовыми акциями, которые, во всяком случае, на первом этапе, никакого отношения к оппозиции не имели. Это был народ, с которым воевать оказалось или невозможно или очень рискованно, что и определило успех революции. Иллюзий и быть не может: если бы свержение засидевшихся коррумпированных авторитарных правителей в Тунисе и Египте организовывала политическая оппозиция, то Зин эль-Абидин Бен Али и Хосни Мубарак до настоящего момента спокойно правили бы, опираясь на итоги последних выборов.
 
Оппозиция и власть
 
Оппозиция является составной частью авторитарной системы власти. Без оппозиции авторитарный режим существовать не может, что в ряду других особенностей, отличает авторитаризм от тоталитаризма. Как правило, оппозиция развитому авторитарному режиму не представляет широких народных масс, так как власти предусмотрительно держат ее в стороне как от бизнес-класса, как бы сказал г-н Цепкало, «ударных лавочников», так и от основных слоев населения. Узкая социальная база оппозиции – является стандартным условием ее выживания в условиях авторитаризма.
 
Безусловно, авторитарный режим заинтересован в оппозиции, так как она позволяет делать из себя мишень для критики, спокойно терпит статус либо «пятой колонны», живущей за счет зарубежных «подачек», либо «городских сумасшедших». Оппозиция востребована во время президентских выборов, частично обеспечивая легитимность их результатов. Кроме того, она играет роль пламени свечи, на который «слетаются» все недовольные режимом и «сгорают» в репрессиях, тюрьмах, эмиграциях. А «свеча» не смотря ни на что, продолжает гореть, приманивая все новых и новых жертв. Как следствие растут и множатся гранты и звезды на погонах…
 
Мы не откроем Америки, если скажем, что и оппозиция в реальности заинтересована в существовании авторитарного режима. Борьба с режимом является ее бизнесом, в случае падения режима большая часть оппозиции, как правило, исчезает вместе с рухнувшим авторитаризмом и не находит применения в пришедшем на его смену новом обществе. Кроме того, после падения режима обязательно выплывают неприглядные факты сотрудничества солидной части оппозиции с правящим режимом и спецслужбами, что позволяет раскрыть многие ранее непонятные моменты современной политической истории данного государства. Как пример, неожиданные освобождения при массовых задержаниях по причине несоответствия фамилии в списках и прочий бред, рассчитанный на наивных людей.
 
Без авторитарного режима большая часть оппозиции никому не нужна и без своего диктатора штатные борцы с режимом умрут с голоду. Вполне вероятно, что буквально…
 
Для примера обратимся к белорусскому материалу. С июня по декабрь 2010 года Александр Лукашенко лишился какой-либо политической поддержки со стороны России. Более того, надвигалась экономическая катастрофа. Понятно, что в таких условиях легитимность четвертого президентского срока нужна была белорусскому «батьке» как воздух. Режим был слаб, как никогда в своей истории. Тогда на помощь ему буквально бросилась оппозиция, немедленно втянувшись в декоративный избирательный процесс.
 
Спасали «кормильца»! То есть обеспечивали легитимность президентских выборов не щадя денег внешних спонсоров и собственного актива.
 
Причем ни у кого не было иллюзий, что возможна какая-то победа.
 
Было упущено «золотое время», когда ослабленный режим не выдержал бы малейшего изменения сценария. Даже элементы бойкота или хотя бы то, что предлагал Владимир Некляев в конце компании (всем оппозиционным кандидатам сняться с выборов) поставили бы политический режим на грань катастрофы. Справедливости ради стоит отметить, что, пожалуй, только Некляев уже в ноябре 2010 года декларировал политическую опасность участия в бессмысленной предвыборной кампании. Отсюда его попытки придать президентской гонке гротескный характер – соглашения с котом и т.д. Стоит отметить, что власти очень чутко отнеслись к данным «колебаниям в строю», что и проявилось 19 декабря, когда
кандидата в президенты Некляева целенаправленно избили, лишив проект «Площадь» нетрадиционного сценария.
 
Понятно, что бойкот выборов можно провести только на Мадагаскаре и в том же Египте, где этот метод был использован столь эффективно, что несколько месяцев спустя из-за активного политического противостояния, возникшего на волне недоверия к последним выборам, президент страны был вынужден уйти с политической арены. Безусловно, то, что смогли африканцы и египтяне (политические силы), не способны никогда сотворить европейские белорусы. Они, по традиции, будут искать виновных среди соседей…
 
Автор этих строк осенью 2010 г. не раз спрашивал у некоторых лидеров белорусской оппозиции, что они намерены делать? Ведь победить авторитарного лидера на выборах невозможно, а бойкот все отвергали. Ответ был один: «площадь». «Площадь» должна была спасти авторитет оппозиции, показать внешним спонсорам, что деньги потрачены не зря (мол, боролись). Заодно, если уж говорить честно, площадь позволяла избавиться от наиболее активной части оппозиционного актива, который шел за лидерами, боролся за свержения режима, а потом мог строго спросить за то, что его «водили за нос», используя активность и жертвенность «героев 19 декабря», которая легла в основу легитимности четвертого срока президента Лукашенко.
 
Так оппозиционный актив сдавали в 2001 году, в 2006, так его сдали и в 2010 г. Все довольны: и власть и оппозиция. Все в очередной раз оставались при деле и деньгах. Рассчитывались студентами, школьниками, девушками, в общем, молодежью. Автору могут возразить, что народ мол-де шел выразить протест против фальсификации выборов. Правильно, шел. Так надо было этот протест изначально готовить, а не бегать с собиранием подписей, получать из рук Ермошиной кандидатские удостоверения (никто в прямом эфире даже в лицо ей не плюнул), биться от счастья, что дали время на телевидении и радио, позволили плакатик разместить. Это убожество, которое сродни праву обреченного на казнь выкурить последнюю сигарету -- вызывало ликование в среде оппозиции и одобрялось Евросоюзом. Со стороны все это смотрелось, как шабаш, организованный КГБ, что, видимо, недалеко от истины.
 
Стоит отметить, что и сейчас кое у кого поворачивается язык (да еще как поворачивается) истошно кричать о том, что все было правильно – надо было участвовать в выборах, так как мол, это позволяло что-то там пропагандировать. В условиях глубочайшего, практически цивилизационного раскола в стране, одна часть общества не слышит и не видит другую, а именно: не читает газет друг друга, выбрасывает из почтовых ящиков листовки идеологический врагов, смотрит только «свои» телеканалы, уклоняется от любого общения и прочая, и прочая… В этих условиях уповать на пропагандистский эффект от участия в выборах могут только крайне, скажем так, «наивные» люди, которые или привыкли на этих акциях делать деньги или являются агентурой КГБ. Нормальный человек, наблюдая эти псевдоагитки третьи выборы подряд понимает, что эффект от них не просто нулевой, а отрицательный. Ведь на арену выпускают политических клоунов или явных политических сектантов. Ну, угадайте с трех раз, кому это выгодно? Ведь это не революции делать…
 
Вывели людей, так надо было их сажать на площадь, обставлять палатками, баррикадами, выставлять охрану, вязать провокаторов и все, что делали в таких случаях арабы и т.д. Надо было выстоять! Вместо этого кое-кто уподобился Сусанину и повел народ по улицам вечернего зимнего города ловить приключений. Привели, в итоге, в западню.
 
Было бы странным, если бы власти не воспользовались столь ожидаемым «подарком», к планированию которого они, без сомнений, имели прямое отношение. Понятно, что Александр Лукашенко, как человек исключительно мстительный, хотел компенсировать все те псевдолиберальные «уступки», которые ему пришлось сделать в ходе выборов. Можно только представить, как белорусскому президенту было тяжко доказывать тому же Сикорскому и Вестервелле, что он самый что ни есть демократ. Надо было, во что бы то ни стало, спровоцировать оппозиционное шествие, чтобы потом кричать Западу: «Вы мне твердили о демократичных выборах, а Ваши сторонники вышли проводить «цветную революцию», «под маркой демократии вы готовите с оппозицией государственный переворот» и т.д. Запад, по идее, должен был оправдываться и открещиваться от «отмороженной» оппозиции, клясться в желании сотрудничать исключительно с четырежды «легитимным» Лукашенко. Ведь любая власть стремится к монополии, тем более в контактах… До сих пор Лукашенко претендует на монополию в российско-белорусских отношениях, почему же не иметь или, на худой конец, изобразить нечто подобное на Западе?
 
Но самое главное, власть, учитывая сложную международную обстановку вокруг республики, жаждала повода, чтобы «подкачать» легитимность выборов. Нужен был повод. «Площадь» такой повод обеспечила: раскрыт заговор, целая «революция».
 
Сейчас и власть и оппозиция, дружно ищут виноватых за события 19 декабря ВНЕ Беларуси. В декабре власть тыкала пальцем в Евросоюз (Германию и Польшу), а оппозиция, по традиции, в Россию. В январе, когда ситуация с двумя арестованными гражданами России стала нетерпимой, уже и власть стала намекать на «российский след». На самом деле речь идет о тотальном «отбеливании» - политические псевдо противники тщательно «отбеливают» друг друга. Оппозиция, ища «российский след», спасает репутацию Лукашенко перед Западом. Власть, обвиняя Берлин и Варшаву, отбеливает себя перед Москвой. В общем, «виноваты» все, кроме белорусского «батьки» и его оппозиционных Сусаниных.
 
Но пока все в расчете: власть получила легитимный результат выборов, оппозиция, со своей стороны, вновь оказалась на волне международного сочувствия и финансовой поддержки.
 
За что сидят?
 
А что с теми, кто оказался в тюрьмах и ждет судебного процесса? Тут нет ни каких тайн. Во-первых, сидят за дело. Сидят за то, что пытались играть с авторитарным режимом в демократические выборы, чем завлекли и погубили десятки людей. За то, что вместо реальной революции, реального свержения режима, готовили декорации, которыми воспользовался враг, то есть фактически играли с ним в поддавки. Сидят за ложь о поддержке со стороны России, наивно изображая непонимание, что как только Россия оказалась бы втянутой в белорусские выборы на стороне противников Лукашенко, то признание итогов выборов со стороны Запада было бы обеспечено, то есть прямо работали на четвертый срок пожизненного белорусского президента. Сидят за то, что выполняли внешние сценарии, а не белорусские. Сидят за то, что обеспечили легитимность избрания Лукашенко, позволили сделать себя разменной монетой, которыми режим будет покупать сейчас индульгенцию у Брюсселя и Вашингтона.
 
Во-вторых, стоит напомнить, что, как и в 2006 г. в Минске не закрылось ни одно западное посольство, ни один посол стран ЕС не покинул республику. Европа шумно объявила о визовых санкциях, эффективность которых минусовая, так как сейчас в белорусской номенклатуре считается за честь находиться в списках «невъездных». Ведь в нем оказались особо надежные сторонники и соратники Александра Лукашенко, чью преданность патрону публично признал сам Брюссель. В общем, Запад только укрепляет режим. Брюссель и Вашингтон будут шумно требовать освобождения политических заключенных, так как это позволит им оправдаться за полный провал своей политики в отношении официального Минска. Нас ждет увлекательный торг за свободу людей, сделавших все, чтобы этот торг состоялся.
 
В-третьих, не является какой-либо тайной то, что для ряда политических заключенных тюрьма является убежищем от очень серьёзных вопросов, которые по идее должны возникнуть к ним у их политического актива.
 
Не является тайной и судьба арестованных. Известно, что А. Санников и Н. Статкевич получат по 5,5 лет тюрьмы. Вместе с ними тюремные сроки по 2-3 года получат еще трое, включая, видимо А. Лебедько, которого особо «уважает» А. Лукашенко. Остальные, включая В. Некляева и А. Федуту, скорее всего получат условные сроки. Граждане Россия, оказавшиеся в руках белорусского КГБ, скорее всего тоже получат условно.
 
Расклад понятен. Сидеть будут те, кто хорошо известен на Западе своими проевропейскими воззрениями и, которые хорошо котируются на рынке политических заложников. Просидят недолго, так как Лукашенко продолжает быть востребован на Западе. Уже к 2012 году их освободят.
 
Владимира Некляева сажать нет смысла. Во-первых, здоровье неважное. Во-вторых, все-таки живой классик белорусской литературы, то есть жди давления со стороны, прежде всего, российской интеллигенции и, то есть Кремля.
 
С этими людьми все понятно. Ими рассчитались. Но дальше что?
 
Сейчас белорусские власти, шумно и скандально проводя задержания, обыски, вызывая на допросы -- всячески стимулируют обновление все-той же авторитарной оппозиции. Не секрет, что, чем более жестко Лукашенко ведет себя по отношению к белорусской оппозиции, чем больше героизирует ее, тем больше денег планирует Вашингтон и Брюссель бросить на «поддержку гражданского общества в Беларуси».
 
Власти действительно нужна оппозиция, но явно другая. Режим прекрасно уловил, что за ныне существующей оппозицией нет будущего, то есть, нет будущего и у него. Будущее за той массой народа, что пришла на оппозиционный митинг 19 декабря и составила 90% всех подтянувшихся к площади. Это как раз те декабристы, которые были не за оппозицию, не за второй тур, не за переговоры с властями. Декабристы были просто против Лукашенко. Жестко и бесповоротно, примерно так, как было на площади Тахрир в Каире две последние недели («ударные лавочники»).
 
Вот эти декабристы как раз и представляют главную опасность для властей, именно их властям необходимо увязать оппозиционными и вполне прозрачными для властей связями и контактами, списками и агентурой. Работа перед спецслужбами стоит огромная - это не с 3-5 тыс. активистов управляться, а с десятками тысяч вполне активных борцов с режимом и сотнями тысяч им сочувствующими. Задача, честно говоря, невыполнимая.
 
Перед властями стоит задача удержать новую волну, а скорее цунами народного гнева. Поэтому оппозиция востребована, как и зарубежные гранты на ее функционирование и развитие. Процессы уже начались. Из небытия вынырнули хорошо забытые фигуры, кто-то уже активно делит будущие финансовые поступления, ожидают новые кампании, новые предательства, новые деньги, квартиры, машины.
 
Вот только кризис жанра неизбежен. Действительно, рано или поздно придет новая избирательная кампания и белорусская авторитарная оппозиция как старая шарманка опять запоет о том, что участвовать надо, так как, мол, телевизор «дадут», надо избирать «единого кандидата», надо снова выйти на площадь… И нужны опять деньги и т.д. и т.п. Но ведь рано или поздно народ поймет, что белорусский правящий режим и его оппозиция являются сиамскими близнецами, которые не выживут друг без друга.
 
Что тогда?
10:39 14/02/2011




Loading...


загружаются комментарии