Процесс

Ощущение и от процесса Василия Парфенкова, и от приговора - как от романа Кафки «Процесс». За что осудили господина К. так же неизвестно, как и то, за что осудили Парфенкова.

Процесс

Фактически за то, что несколько раз толкнул шкаф. И прокурор с ясными глазами так и объяснял - да, именно за это, то есть следует полагать, что попытка перевернуть шкаф - это попытка перевернуть белорусское государство.


Меня, кстати, это поразило и в тех «разоблачительных» бумагах, которые в трех номерах печатала «Советская Белоруссия». Очень увлекательно и познавательно, но где же переворот, где план насильственных действий? В схемах распределения денег на избирательную агитацию, если они даже были именно такими, или в проектах Александра Федуты сделать Владимира Некляева лидером оппозиции на парламентские выборы 2012 года, если даже такие проекты действительно были?


Да, вот это переворот и есть. Так и в деле Парфенкова: попытка перевернуть шкаф - это попытка перевернуть белорусский государство.


Если дело разваливается, то осуждают за то, что есть. По сути повторение дела Автуховича - если дело разваливается (а оно в данном случае тоже развалилось, так как даже белорусский суд отклонил обвинение в сопротивлении милиции), то осуждают за то, что есть: там за 5 патронов на 5 лет, здесь за толкание шкафа - на 4 года.


Есть в деле Парфенкова еще один трюк. Формулировка про массовые беспорядки позволяет возложить на каждого участника акции протеста ответственность за все, что происходило на площади Независимости 19 декабря. И это воплотилось в том, что на одного Парфенкова насчитали все повреждения имущества, которые были сделаны в тот вечер, почти на 5 тысяч долларов. Если с каждого фигуранта дела взимать совместный ущерб, то двери в Доме правительства можно будет восстановить, украсив их портретами Лукашенко с россыпью бриллиантов.


Если говорить о мотивах такого чудовищного приговора, который явно не судьей определялся, то здесь виден политический расчет: сверхжестокими, несоизмеримыми приговорами вернуть обществу страх, показать Западу, что белорусская власть не испугалась санкций и в ответ осудить своих противников по всей строгости. И не исключено, что при таком уровне юридического совершенства дальнейшие процессы пойдут по принципу снежного кома: если Парфенков - опасный преступник, то все кандидаты в президенты, которые призывали его с телеэкранов придти на площадь - опасные в кубе. Телевыступления и приговор Парфенкову - достаточная доказательная база, чтобы посадить на большие сроки.


Как на это отреагирует белорусское общество - сказать трудно. Что касается Запада, то если там кто-то думал, что помахать пальчиком и Лукашенко быстренько вернет статус-кво, то ошибался. Быстрая, но сдержанная реакция западных государств на приговор Парфенкову понятна - это только первый приговор, который будет обжаловаться, для важных политических решений еще мало информации и оснований. Но даже этот процесс показал, что решения принимать все же придется. И дело тут уже не в политзаключенных, как ни цинично это звучит. В Бахрейне власти 18 февраля разогнали протестующих даже более жестко, чем Лукашенко 19 декабря, даже с человеческими жертвами.


Но в случае бахрейновских порядков и событий западные лидеры не ставили свой престиж на кон. А в отношении Беларуси - поставили, введя санкции. А Лукашенко ответил приговором Парфенкову. И теперь дуэль - кто окажется слабаком.


И это касается не только западных лидеров. Очень важен следующий этап – суд над россиянами Максимом Бреусом и Иваном Гапоновым. Есть варианты, но я бы не исключал, что и им приговор будет таким же кафкианским.


Если Парфенков - заклятый злодей, то чем они лучше? С одной стороны, когда делят вкусный МАЗ, то что значат судьбы двух российских парней? Но с другой стороны на их судьбу С. Лавров и Д. Медведев поставили свою репутацию. Не исключено, что и для них она представляет определенную ценность.

09:42 21/02/2011




Loading...


загружаются комментарии