Лукашенко грозят неприятные для мужчин осложнения

К теме партизанских "землянок" бывший армейский политработник Лукашенко прибегает, когда нужно задействовать чувствительные для белорусов мотивы героической истории сопротивления гитлеровцам. Столь же традиционен его цинизм, когда он сравнивает войну с гитлеризмом и свои личные баталии за сохранение режима.

Лукашенко грозят неприятные для мужчин осложнения

В Минске начался судебный процесс в отношении россиян, Артема Бреуса и Ивана Гапонова, которые обвиняются в участии в массовых беспорядках в белорусской столице 19 декабря. Александр Лукашенко, будучи изрядно раздражен реакцией российского руководства на последние события в своей стране, судя по всему, решил превратить это дело в разменную карту в своих отношениях с Москвой.


Об этом свидетельствуют откровения, сделанные на днях белорусским президентом после возвращения из Сочи, где он провел свой двухнедельный отпуск. Санкции ЕС, введенные, в том числе, лично против Лукашенко, уже вступили в силу, поэтому зимние европейские курорты оказались для него закрыты, и пришлось вострить свои лыжи в Россию.


Вернулся Лукашенко из Сочи в конце прошлой недели больно сердитый. Причиной своего раздражения делиться публично не стал, однако только ленивый об этом не догадался. В Красной поляне под Сочи, где Александр Григорьевич катался на лыжах, он, как пишут неподцензурные белорусские интернет-порталы, держал «засаду» на российских дуумвиров, рассчитывая невзначай на встречу хотя бы с одним из них. Однако не случилось, «засада провалилась».


Расчеты на то, что во время отпуска удастся встретиться с «представителями деловых и властных кругов России», как утверждала пресс-служба президента Беларуси перед его отъездом в Сочи, тоже, видимо, не оправдались, во всяком случае, никаких официальных сообщений на эту тему не было. Так что пришлось удовлетвориться «ознакомлением с тем, как реализуются масштабные планы по развитию белорусской спортивно-туристической базы». По сообщению пресс-службы, это тоже стояло в планах Лукашенко.


18 февраля Медведев и Путин удостоили своим вниманием горнолыжный курорт, где наблюдали за соревнованиями и даже пару раз спустились с тех же склонов, на которых оттачивал свое мастерство лидер братской страны, однако их лыжни не пересеклись. Раздосадованный батька вечером того же дня прервал свой отпуск. Вернувшись домой, он тут же снова окунулся в спортивную стихию. В Раубичах под Минском Лукашенко почтил своим присутствием финальный этап Кубка мира по фристайлу.


И вот тут-то оказавшимся рядом журналистам несказанно повезло. Александр Григорьевич наговорил им столько по-лукашенковски яркого и выразительного, что Раубичи вошли едва ли не в первую тройку информационных мировых столиц, вслед за Триполи и Алжиром.


Говоря о россиянах, находящихся под судом, Лукашенко откровенно дал понять, что они будут осуждены. «Если кто-то там наверху (в России — А.Д.) пытается использовать ситуацию и нас наклонить — ничего не получится, — заявил Батька. — Вас кто сюда звал громить Дом правительства?»


Ничуть не смущаясь того, что суд над Бреусом и Гапоновым еще не начался, Лукашенко говорит о их виновности. Впрочем, он всего лишь вторит Владимиру Путин, который еще задолго до оглашения приговора Ходорковскому и Лебедеву в прямой телевизионной «линии с народом» 16 декабря объявил, что «будем исходить из того, что их вина доказана». Лукашенко хорошо знает своих российских партнеров и откровенно пеняет им на неискренность реакции по поводу ареста россиян: «Чего же вы там в угоду не то Западу, не то внутренним силам начинаете подыгрывать и нам тут проблемы создавать?». И снова переходя на полууголовную феню, с пафосом добавляет: «Мы ни под кого не прогнемся, даже если придется идти в землянки».


К теме партизанских «землянок» бывший армейский политработник Лукашенко прибегает всегда, когда нужно задействовать чувствительные для белорусов мотивы героической истории сопротивления гитлеровцам. Столь же традиционен лукашенковский цинизм, когда он сравнивает войну с гитлеризмом и его личные баталии с Кремлем за сохранение своего режима. Отнюдь не смущаясь, он тут же дает понять, что готов поторговаться с заклятыми союзниками о приемлемых условиях компромисса. В его устах это звучит как спортивное приглашение: «Если кто-то из россиян со мной хотел бы прокатиться по склону, в любом месте, хоть сейчас…».


Но никто не отозвался.


Это, похоже, еще больше подхлестнуло Батьку. Пережив в уединении выходные, 21 февраля он созвал своих военачальнков и держал перед ними речь. Она выглядела суровым предупреждением всем потенциальным врагам как на Востоке, так и на Западе.


«Если кто-то хочет попробовать экономическую войну с Беларусью, то это дорого им обойдется, — сказал Лукашенко. — Я не бряцаю оружием, но и этого добра у нас хватает».


«Сейчас нас пугают экономическими санкциями. Если кто-то из нашего окружения хочет иметь в Беларуси Чечню на Западе, то это не проблема. Это будет посложнее, чем Чечня. Думаю, это никому не надо. Если кто-то хочет иметь здесь похлеще, чем Косово, я думаю, это тоже не проблема. Мы свою землю, территорию будем защищать всеми имеющимися средствами и ресурсами», — подчеркнул Лукашенко.


«Второй Чечней», в которую превратится Беларусь в случае попыток России присоединить ее к себе, Лукашенко пугал Москву и раньше. Но пугалки эти, скорее, были адресованы своим гражданам: мобилизация оборонного сознания перед лицом чуть ли не неминуемой оккупации варягами с Востока — излюбленный прием батьки, приносивший ему успех даже среди его политических оппонентов внутри страны.


Вполне возможно, что выверенная тактика сработает и на этот раз. Хотя, кто знает, возможно, близок тот момент, когда на отчаянные крики Лукашенко «Волки, волки!» уже и соотечественники перестанут обращать внимание…


А пока батька продолжает истерично хамить, намеренно апеллируя к самым дремучим комплексам сограждан, тем самым, к которым по своей необразованности эмоционально, но беззлобно взывал полвека назад Никита Хрущев, встречаясь в Манеже с деятелями культуры. Кто не помнит его «пидарасов», над которыми хохотал весь мир…


А вот воспоминания президента Беларуси о недавней встрече с делегацией западных политиков, среди которых был министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле. Цитирую без купюр, по белорусскому агентству БелТА, того стоит.


«Они нас убаюкивали, Запад нас убаюкивал, приехали тут великие деятели правильной и неправильной ориентации и меня уже начали упрекать в том, что я, видите ли, осудил голубятню эту и т.д. Ну, не нравятся мне голубые, я и сказал, что не нравятся. Видите ли, отдельные министры иностранных дел обиделись на меня. Чего на меня обижаться? Мы в демократическом обществе живем, тем более я президент и вправе высказать свою точку зрения и свою позицию. Я ему честно и сказал это в глаза. И за это, видите ли, они обижаются. Нормальный образ жизни надо вести. Мы его (не нормальный. — прим. БелТА) не приемлем, и нам не надо его навязывать. В Германии это возможно, в Польше — пожалуйста, пусть они этим и занимаются там, а нам сюда это не надо. Хотя этого добра хватает, к сожалению».


Батька горячился, его распирало от чисто конкретного возмущения. Казалось, еще немного, и он заговорит знакомым ему языком пивных и подворотен, где презирают все заграничное и непонятное. Но на то он и Лукашенко, чтобы себя контролировать. И переходит лишь на непарламентские выражения.


«Плевать я хотел на все их комментарии, — устало выдавил из себя Александр Григорьевич, — это злые и непорядочные люди».


Комиссар, однако, Батька. «Добрый и порядочный» человек. Батяня. Такого «злыдням» ни с Запада, ни с Востока не извести вовек. Боится он только своего «Тахрира». Поэтому в который раз за два последних месяца, что прошли с 19 декабря, обещает «такой оппозиции» давать «по башке на всю катушку».


А ведь ученые предупреждают, что длительно испытываемый страх приводит к появлению неврозов и других неприятных для мужчин осложнений...

08:40 23/02/2011




Loading...


загружаются комментарии