DELFI: В Беларуси все по закону, как в СССР в 1937-ом

Обозреватель Роман Яковлевский уверен, что уже вынесенные приговоры по делу о "массовых беспорядках" не имеют ничего общего с правом: "Законы той или иной страны не всегда соответствуют международному праву".

DELFI: В Беларуси все по закону, как в СССР в 1937-ом

«По мнению негосударственных юристов (а государственные юристы просто молчат из-за страха), эти приговоры ничего общего не имеют с правом, а действующие законы в той или иной стране не всегда могут соответствовать международному праву, которое должны соблюдать все участники подписанных международных соглашений, – считает Р.Яковлевский. – Ведь в 1937 все было по закону (статья 58-я уголовного кодекса)».


По его словам, приговоры свидетельствуют о том, что «репрессивная машина продолжает бесперебойно работать и дальше».


Побиты все рекорды по репрессиям против журналистов


Александр Отрощенков был журналистом, и фактически получил срок за занятие своей профессиональной деятельностью, поэтому приговор, вынесенный ему, привлек внимание его коллег и ассоциаций журналистов.


В комментарии главы Белорусской ассоциации журналистов Жанны Литвиной, опубликованном на сайте организации, говорится, что в Беларуси побиты все рекорды по репрессиям против журналистов.


«Решение суда – 4 года заключения для журналиста за то, что он находился в месте общественно значимых событий – наводит на мысль о мотивированности судебных решений по 19 декабря, – отмечает она. – Побиты все рекорды по репрессиям против журналистов в Беларуси».


Все политические кампании такого масштаба в Беларуси, отмечает она далее, заканчиваются усилением давления на журналистов и СМИ. «Сегодняшний суд – еще одно подтверждение тому, что наши коллеги вновь оказались в эпицентре репрессий, вместе с политиками и правозащитниками», – резюмирует она.


Дарья Корсак: это только начало, дальше будет хуже


«Честно говоря, суд я не воспринимала ни как конечную точку, ни как отправную, а просто как возможность увидеть мужа и, конечно, услышать худший вариант развития событий. Иллюзий у меня не было, как не было их и у Саши. К сожалению, это не первый политический процесс в Беларуси, а Саша не первый узник совести», – сказала DELFI супруга Александра Отрощенкова по поводу приговора, вынесенного белорусским судом ему и еще двум оппозиционерам.


Д.Корсак не надеялась, что ее муж выйдет на свободу, но все-таки рассчитывала, что приговор не будет таким жестким, поскольку он, в отличие от других подсудимых, не признал своей вины.


«Я думала, что будет 3 года, казалось, логичным, что меньше чем остальным ребятам, которые признали свою вину и были доказательства хотя бы их прикосновения к деревянным заграждениям (на площади Независимости в Минске во время волнений – DELFI), – рассказывала она о своих ожиданиях. – Когда я узнала, что дали 4 года строгого режима без единого доказательства, я поняла, что Лукашенко (а в том, что это не инициатива судьи, я уверена), дал понять, что и видимость создавать не нужно, также как не нужны доказательства. Это как издёвка».


В СМИ появлялась информация, что к арестованным в КГБ Беларуси применяются пытки. Об этом в частности заявлял кандидат в президенты Алесь Михалевич.


Д.Корсак передала СМИ слова супруга о том, что пытки применялись и в отношении него. Она заверила, что сделает все для прекращения пыток и будет добиваться обжалования приговора.


«Я на это не надеюсь (что приговор будет изменен), но мы, конечно, будем обжаловать приговор суда во всех возможных инстанциях. Что касается пыток, то я сделаю все, что от меня зависит, чтобы этот вопрос не остался без внимания, и пытки были прекращены», – сказала она.


За время нахождения Александра в тюрьме до суда из 48 писем супруги он получил лишь 10, она – 4. «Общением я это назвать не могу, но после суда мне обязаны дать свидание», – рассказал Дарья.


Обвинение, по ее словам, было написано заранее, доказательства вины не были представлены, не показаны видео и фото с доказательствами. «Обвинение было написано одно для всех, совсем не было отредактировано под материалы дела. Были нестыковки, обвинение звучало как доказанный, подтвержденный факт, а доказательства представлены не были. Видеофайлы и фотографии не показали», – отмечает Д.Корсак.


В ходе предварительного заключения А.Отрощенкова Д.Корсак была допрошена, у нее провели два обыска. «Думаю, по представлению сотрудников КГБ, меня это должно было как-то впечатлить. Но главное, что я полтора месяца определяла, где мой муж и жив ли он только по тому, что у меня принимают передачи. Информации не было. С 29 декабря по 1 февраля его никто не видел. Первое письмо пришло 19 января и здорово меня напугало, потому что было написано хоть и Сашиной рукой, но чужим слогом», – вспоминает супруга Александра.


Она считает, что вынесение приговора трем оппозиционерам – это только начало, и дальше будет хуже.

08:03 04/03/2011




Loading...


загружаются комментарии