Неразрывная связь

Мир продолжает находиться под впечатлением от волны революций в Магрибе.

Неразрывная связь
Безусловно, события в Тунисе, Египте, Ливии, Бахрейне, Йемене и других странах региона, их причины и условия, в которых произошли крушения, казалось бы, вечных политических режимов, а также последствия политических трансформаций в арабских странах, еще ждут своего беспристрастного исследователя. Но некоторые, возможно поверхностные, выводы можно сделать и сейчас. В частности, революции и особенно ожесточенность гражданской войны в Ливии обратили внимание мира на перспективы существования сохранившихся в различных уголках планеты разного рода авторитарных режимов, только маскирующих псевдодемократическими выборами пожизненные, а иногда и наследственные президентские династии.
 
Перелом в понимании того, что авторитаризм в принципе бесперспективен, произошел в конце января 2011 года, когда уже бывший президент Египта Х. Мубарак, имеющий в своих руках самый развитый в регионе репрессивный аппарат и крупнейшую в арабском мире армию, метался от обещания уйти в отставку осенью до необходимости покинуть свой пост незамедлительно. Просидевший в кресле главы государства три десятилетия, Х. Мубарак оказался бессилен и политически одинок.
 
На фоне миллионных демонстраций, когда Каир представлял из себя разворошенный людской муравейник, вопрос о поддержке со стороны Запада, с которым Х. Мубарак всегда находил общий язык, отпал практически изначально. И вопрос в данном случае не стоит о «предательстве» со стороны Европы и США своего верного «вассала», о чем с такой горечью говорил белорусский президент А. Лукашенко. Проблема в том, что тот же Запад, да и Россия всегда были  склонны поддержать ту власть, которая обеспечивала стабильность и хотя бы поверхностный правопорядок. В ином варианте вступали в силу резолюции Совета Безопасности ООН или блоковые решения и страна оказывалась под международным или коалиционным (как Афганистан) контролем.
 
Х. Мубарак не справился. Он не смог вовремя приступить к политической трансформации, считая, что старые авторитарные методы удержания власти в современном мире универсальны. Экс-президент Египта, используя репрессивный аппарат, который в условиях революции всегда ненадежен, не обеспечил стабильность власти, что в условиях Арабского Востока равносильно потере легитимности, и ему отказали в международной поддержке. Своих сил противостоять сложному симбиозу социально-экономических протестов и «цветной революции» (смена правящих элит), у экс-президента Египта не оказалось. Но он хотя бы остался жив.
 
Сложнее с М. Каддафи. Терять лидеру ливийской революции нечего, как и ему коррумпированному до безумия авторитарному режиму, так что кровавая гражданская война затянется еще надолго. «Брату» Муамару, в случае победы оппозиции, не светит ничего, кроме смерти…
 
Смерть на посту...
 
Смерть на посту главы государства не равнозначна смерти на капитанском мостике корабля. Если в последнем варианте капитан берет ответственность за катастрофу на себя и потерпевшие кораблекрушение  обретают на примере его смерти твердость духа и надежду на спасение,  то в ситуации, когда диктатора чуть ли не буквально оттаскивают от президентского кресла, начинается национальная трагедия, чреватая исчезновением государственных институтов и самого государства.
 
Как всегда, известный «правдоруб» и одновременно опытный политик Владимир Жириновский, уловив логику современного политического момента, когда на примере М. Каддафи со всей очевидностью встала угроза кровавого завершения очередного несменяемого правления, заявил 2 марта: «… Рекомендация всем странам вообще выбирать президента только на один срок. Тогда мы исключим, чтобы сидели на своем посту 15, 20, 30 лет. Каддафи – 42 года! Фанатики они. Фанатизм сидеть до смерти…  Это единственное спасение, иначе в каждой стране найдется Лукашенко или Каддафи. Это что надо смерти? Они не понимают, что народ будет ждать их смерти, и действительно они умрут быстрее. Ниязов был не такой старый... Северная Корея сколько будет мучиться, сколько будет мучиться белорусский народ?... Лукашенко должен понять, что другая эпоха. Если бы, конечно, не Россия, они б давно поступили с ним как с Каддафи. Арестованы были бы все счета, полная блокада. Особенно событий 19 декабря. Он надоел. От него устала не только Беларусь, мы все устали. Неужели 18 лет мало? Лукашенко должен понять, что ему надо уйти…».
 
Белорусские власти, учитывая разрастание ливийской трагедии и «холодный мир» с Москвой, вряд ли смогут проигнорировать столь жесткое заявление лидера ЛДПР. Но в тоже время сомнительно, что для А. Лукашенко в словах экстравагантного российского политика, славящегося своими способностями улавливать настроения Кремля, было бы что-то новое.
 
Любопытно то, что А. Лукашенко, видимо, посещают такие же мысли, что и у В. Жириновского, так как в конце февраля, в интервью газете WashingtonPost, белорусский президент неожиданно проявил беспокойство о судьбе президента США: «…Обаме не дают работать. Я имею в виду не только республиканцев, но и бизнесменов, определенную часть силовых структур. Не думаю, что Обама хотел бы повторить участь Кеннеди. Если Обама будет реализовывать свой курс, правильный, кстати, курс, о котором он заявил, и будет действовать очень радикально, в интересах большинства населения, это может не понравиться другим радикальным группам, которые могут — вы это не можете оспорить и исключить — повторить подобный сценарий».
 
Безусловно, говоря о печальной перспективе для Б. Обамы, белорусский президент на самом деле говорил исключительно о себе. Индикатором является то, что он перенес в исключительно сложную политическую жизнь США собственные, традиционные для белорусской политической практики риторические определения: «…будет действовать (Б. Обама) очень радикально, в интересах большинства населения…», т.е. А. Лукашенко включил политический опознаватель «свой-чужой». В данном случае он пытается создать иллюзию, что  для президента США он «свой», так как и он, как и Б. Обама, «действует в интересах большинства населения». Действительно, странно было бы, если бы президент США вдруг заявил, что он действует против интересов большинства американских граждан.
 
Белорусский президент давно не питает иллюзий в отношении того, как его воспринимают в мире. Он держится за власть вопреки всеобщему негодованию и презрению. Иногда, кажется, что он делает это назло, буквально экспериментируя на терпении своего народа и соседей.
 
Как результат, за три месяца после «переизбрания» на пост президента в четвертый раз он не встречался ни с одним из своих коллег - президентов. Но сейчас, на фоне гражданской войны в Ливии и вероятной интервенции НАТО в эту страну, перед А. Лукашенко ним стоит задача отклонить от республики и от собственной власти вектор всеобщего, можно сказать мирового негодования в отношении авторитаризма.
 
Между тем такая политическая «волна» все выше и выше. Ожесточённые бои в Ливии просто не оставляют места для маневра в духе политики ЕС в отношении А. Лукашенко осенью 2010 г., так как понятно, что «неприкасаемых» нет и что в современном информационном мире авторитарные режимы полностью выработали свой ресурс и никакие грезы об авторитарной модернизации 50-60-х годов не спасут диктаторов XXIвека от пули, петли или пожизненного заключения. Они все обречены. Вопрос стоит только об их скорейшей ликвидации с минимальными жертвами, так как они ощутимо мешают и угрожают… поставкам энергоносителей, энергетическому транзиту, политической стабильности в отдельных регионах мира и т.д.
 
На этом фоне рассуждения о грядущих инвестициях, модернизации экономики выглядят пародией на апрельские 1945 г. надежды А. Гитлера в отношении армии Венка. О каких зарубежных инвестициях можно говорить в условиях революционного «домино»? Ведь рано или поздно «зимние» революции в арабском мире перельются и в другие регионы мира.
 
Белорусские власти очень беспокоит то, что на фоне общей политической нестабильности, внимание мировой общественности и ведущих держав к республике не только не падает, но возрастает. Более того, именно с Беларусью начинают связывать все темные и незаконные в рамках международного права деяния в нестабильных регионах мира. В частности, западные информационные агентства уже по шаблону  находят «белорусский след» в гражданской войне в Кот-д’Эвуаре, в поставках оружия и наемников в Ливию, в подготовке Минска в качестве убежища для М. Каддафи и его семьи и т.д. Благо есть прецедент в лице экс-президента Киргизии К. Бакиева.
 
Автор этих строк не стремится к тому, чтобы подтверждать или опровергать многочисленные публикации о белорусских самолетах, вертолетах и наемниках, заполнивших Интернет и СМИ. Вполне возможно, что режим А. Лукашенко в какой-то степени замешан в кровавой гражданской войне в Ливии, но, во-первых, это все надо все-таки доказывать, т.е. демонстрировать выгрузку из белорусского транспорта оружия, документировать перевозку ценностей и наличных денег,  показывать допросы пленённых повстанцами наемников-белорусов и т.д. Во-вторых, нас в большей степени интересует сама тенденция увязывания всех «черных дел» на планете с последними авторитарными режимами. Их словно втаскивают в конфликты, создавая прецеденты и говоря: «И до вас очередь дойдет!»
 
Безусловно, эта крайне опасная тенденция  находит свое понимание в белорусском истэблишменте. Опыт участия в «бакиевщине» кое-чему Минск научил, но соблазн «погреть ручки» на гражданской войне столь силен, что можно только представить переживания руководства республики. Что перевесит – вечная жажда наживы или угроза оказаться «следующим в очереди»? Ситуация столь истерична, что она буквально прорывается на публику. Обратим внимание на эмоциональную реакцию белорусских властей, опубликованной в главном газете страны (!), на извинения Генерального секретаря ООН по миротворческим операциям Алена Леруа по поводу возможной поставки Минском, вопреки жестким санкциям ООН, вертолетов российского производства одной из противоборствующих сторон в Кот-д'Ивуаре: «Отдельных слов заслуживают информационные шавки, именующие себя «экспертами», радостно подхватившие «утку» и принявшиеся за глубокомысленные рассусоливания «причин и следствий». Правда, от них никто извинений не ждет — собака лает, ветер носит» («СБ», «ООН извиняется перед Беларусью», 04.03.11). Стиль изложения в данном случае зеркалит не только интеллектуальный уровень редакции (имя автора известно), но и степень истерики, обуявшей белорусский истэблишмент.
 
Истеричность - признак безысходности.
 
Истерика - отсюда мерещатся пули в президента (в данном случае американского), обвинения в сохранении авторитарных «общаков» и перспективы все более жесткой международной изоляции. Видимо белорусское руководство понимает, что республику все равно будут все глубже погружать во все политические конфликты на планете. Авторитарный строй, сама личность А. Лукашенко обрекают Минск на бесконечные опровержения и оправдания за существующие или несуществующие нарушения санкций, полеты самолетов, поставки оружия, укрывания преступников. На каком-то этапе истинность или ложность данных фактов начинает отходить на второй план.
 
Республика, имея на своем теле раковую опухоль в виде пожизненного авторитарного президентства обречена на имидж мировой «черной дыры».  Противостоять данной тенденции невозможно. Динамика этого процесса  не зависит от публичных выступлений А. Лукашенко или активности белорусского МИДа. В данном случае, чем более интенсивно будут развиваться  революционные процессы в арабском мире, тем сильнее будет петля изоляции на шее белорусского политического режима. Это связь неразрывна.
12:53 07/03/2011




Loading...


загружаются комментарии