Странные дела и странные слова

У белорусского руководства  нет  валюты.  Совсем нет.

Странные дела и странные слова
«6-9»
 
Авария на АЭС «Фукусима – 1» создает   неоднозначный фон для  визита  премьер-министра  России в Минск. Нет сомнений, что ядерная энергетика остается предельно опасной и заинтересованность Минска с собственном «мирном атоме» носит во многом политический характер.  Между тем,  решение проблемы выделения кредита на строительство  Белорусской АЭС является важнейшим для  намеченного на завтра Союзного Совмина во главе с В. Путиным и М. Мясниковичем.  Позиции сторон давно известны и в данном случае  многое  зависит от Москвы: или Россия ограничится выделением кредита на строительство АЭС  в 6 млрд. долларов, большая часть которых пойдет на финансирование производства оборудования станции на российских заводах, или  появится  сумма в  9 млрд. долларов, что  обеспечит  вливание в  белорусскую экономику  около 3 млрд. долларов под предлогом строительства «инфраструктуры» (сумма завышена, по меньшей мере,  на порядок) – вопрос «6-9».
 
3 млрд. долларов – сумма, в принципе не очень большая даже для белорусской экономики, но  судя по той почти могильной тишине, охватившей белорусский истэблишмент, данные деньги не только крайне нужны официальному Минску, но  по старой белорусской традиции они уже расписаны и давно поделены. Поэтому  от того, как решится  дилемма «6-9»  зависит финансовая устойчивость не только белорусской валюты, но и в целом белорусской финансовой системы. Думается, что эти, уже ставшие привычными для Москвы  «рубища и раны», по примеру рыданий  С. Сидорского в декабре  2007 года,  будут в очередной раз  15 марта предъявлены  Москве.
 
Будет ли толк?
 
Между тем, никакого четкого сценария  встречи нет. Во всяком случае  в Москве готовятся к рутинному мероприятию и никаких подвигов во славу  переговорного таланта  М. Мясниковича или, не дай Бог, В. Семашко, не говоря уже о А. Лукашенко, не готовят.  Судьба Белорусской АЭС, как и массы других вопросов,  остается  игрушкой в море политических страстей, бурно плещущихся между   Москвой и Минском. Результат может оказаться самым неожиданным, если учесть, что встреча  А. Лукашенко с Д. Медведевым и В. Путиным в  Сочи все-таки могла состояться (автор этих строк уверен, что встреча была). А если была, то могли быть и некоторые  обещания со стороны  белорусского президента. Сейчас в марте  Москва на белорусском направлении  не делает ничего. Все замерло. Ждет. Но вот что-то очень сильно засуетился Минск.
 
Оперативное освобождение  российских  граждан – участников событий 19 декабря 2010 года  только частично сняло напряженность между  руководством двух стран.  Понятно, что  белорусские власти, затеяв игру в политических заложников, сами в ней запутались.  Завязать  торг с Москвой  о судьбе  граждан РФ не удалось. Москва,   быстро уяснив, что  демонстрации  Минска вокруг  темы  заложников  ничем особо не отличаются от действий  чеченских боевиков в Беслане и несут России только публичное унижение на виду всего мира, заняла  жесткую и непреклонную позицию: «освобождайте и не морочьте голову своими сказками о заговорах и переворотах!».
 
Если в январе-феврале Минск еще мог себе позволить поколбаситься перед белокаменной, демонстрируя  «незыблемость» суверенитета  и  «верховенство закона», то в марте, когда  ситуация в белорусской экономике превратилась в главную проблему для руководства республики, заложники превратились в «чемодан без ручки».  «Не бросишь», так как уже осуждены на годы заключения в колониях строгого режима иные участники декабрьских событий с аналогичными, как у россиян, набором обвинений и «доказательств».  Но и дальше «держать» в застенках  невинных людей невыносимо, так как перед Минском замаячил призрак провала Союзного Совмина.  К тому же попался исключительно упрямый и весьма кровожадный судья, который никак не мог понять, что время для заколачивания ребят за решетку вышло…  Но в целом, справились… Безусловно, штрафы – не 4 года в колонии строго режима, но то, что  белорусским властям в итоге их авантюры пришлось  аварийно «сливаться» не мог заметить только слепой.
 
Стоит напомнить, как в январе, за двое суток до  введения против группы белорусских чиновников  визовых санкций власти  также в спешном порядке развозили  В. Некляева и И. Халип по домам, организовывая буквально на ходу их «домашние аресты».   Так что Минску не впервой выпрыгивать из «ямы», куда он сам себя периодически закапывает.
 
Все эти маневры  белорусских властей демонстрируют, что на  самом деле режим А. Лукашенко не такой уж твердый и жесткий, как он пытается себя представлять.  Он весьма трусоват и часто ведет себя, как попавшийся с поличным хулиган.
 
На самом деле  А. Лукашенко сложно, для полномасштабного  паясничанья на глазах всего мира  ему нужна ядерная держава не меньше, чем Россия, да и ресурсы намеренные. Но с ресурсами ему всегда не везло.
 
Нищий диктатор
 
Белорусский авторитаризм  всегда балансировал на грани банкротства.  Все свои президентские годы А. Лукашенко постоянно находился в поиске денег, дешевых нефти, газа и т.д.  Купить ресурсы  по мировым  ценам у Минска никогда не было возможности.  Ресурсы можно было только выклянчить, выпросить или  получить в результате  нехитрого шантажа. Использовались все методы и приемы, включая знаменитое «Ну что вам жалко что-ли?» Нищий диктатор…
 
Безусловно, и сейчас финансовый вопрос остается важнейшим для  белорусской стороны,  чей внешний  долг перевалил 52% ВВП. Если учесть, что ВВП в Беларуси считают совершенно особым «туземным» образом, включая в него не проданную продукцию, а находящуюся на складах, то  представляется, что удельный вес внешнего долга по отношению к валовому внутреннему продукту как минимум на 20% выше.  Для сравнения, в условиях России это бы означало, что  внешний  долг составляет  минимум в 700-800 млрд. долларов.  Вряд ли какое правительство удержалось бы в Кремле…
 
Возник интересный исторический феномен. В 1991-1992 году  Россия вступила в «ревущие» 90-е годы с пустой казной и всей суммой внешнего долга СССР на своих плечах. Вышедшие  из состава Советского Союза  молодые и независимые страны  начинали свою финансовую жизнь без долгов.  Сейчас внешнего  долга у России практически нет, но вот Беларусь в контексте собственного внешнего долга  оказалась отброшена  к началу 90-х годов. Вопрос не в нефти. Все 90-е годы  нефть стоило весьма умеренно. Стоит напомнить, что стартовые условия у республики были лучше, чем у федерации.    В данном случае  необходимо напомнить, что для того, чтобы объяснить населению России причину накопления долгов в 80- е годы, правительство Б. Ельцина  указывала на ошибки  предшествующих  коммунистических властей.  Ну, а в Беларуси на кого пальцем показывать?  На Кебича или, по белорусской традиции, на Россию?
 
Союзный Совмин
 
Итак,  15 марта в Минске  окажется премьер-министр России Владимир Путин. Это будет сложный визит.  Стоит напомнить, что последний раз  официально  А. Лукашенко встречался с представителями российского  руководства  три месяца назад, еще до выборов. Результатом  той декабрьской встречи с Д. Медведевым стало  вступление  Беларуси в Единое экономическое пространство в обмен на допуск  белорусской нефтехимии к российской беспошлинной нефти.
 
Косвенным образом ускоренная  ратификация  белорусским парламентом всего  пакета соглашений  по  ЕЭП  несомненно  повлияла  на  признание Россией  итогов декабрьских президентских выборов в республике.
 
Казалось бы, все, что согласовано в начале декабря в Москве, выполняется.  Нефть, хоть и не по той цене, на которую ориентировались в Минске, но все-таки поступает на белорусские НПЗ. Газ, хоть и дороже, чем мечталось кому-то в белорусском руководстве, но все-таки приходит в республику.  Российский рынок открыт…  в Беларусь пришел крупнейший в Восточной Европе  российский Сбербанк.  Никто  белорусские производственные активы не грабит. Предложили объединить КАМАЗ с МАЗом, но быстро выяснили, что МАЗ – вершина  грузового автомобилестроения и всей России не хватит, чтобы купить только проходную этого суперзавода.  Проще купить весь японский автопром, который после страшного землетрясения явно подешевеет.   На этом внешне успокоились, хотя  автор этих строк не удивится, что  сейчас  МАЗы в Россию будут уходить в обмен на КАМАЗы в Беларусь. Штучно.
 
А так все вроде нормально, но за исключением того, что  обещанной белорусскими официальными СМИ  в начале декабря  2010 г. политической  разрядки напряженности между Москвой и Минском так и не наступило.  И вряд ли уже когда-нибудь наступит. Между тем, это исключительно важно для готовящейся встречи.  Российское руководство продолжает  не доверять  белорусскому  президенту.
 
Просить?
 
У Минска проблемы.  Проблемы тяжелые и почти неразрешимые. У белорусского руководства  нет  валюты.  Совсем нет.  Сказывается сложный 2010 год:  частичное закрытие белорусского нефтяного офшора,  игры с венесуэльской нефтью, которая постепенно поменяла гражданство на азербайджанскую,  огромное отрицательное сальдо внешней торговли и т.д.  Страна  гораздо больше ввозит, чем вывозит.  Республика на глазах  беднеет и ощутимо  слабеет. Все больше и больше гастарбайтеров  в поездах из Беларуси в сторону Санкт-Петербурга, Москвы и далее и далее.
 
Смена премьера  оказалась сродни  операции «шило на мыло».  М. Мясникович  слишком вжился в роль  штатного «академика» и его заявления по экономической  тематике, столь обильные  в январе  текущего года, закончились вполне академически – поездкой на дачу.  Все, работа сделана.  На хозяйстве остался Владимир  Семашко, при котором  белорусский Совет Министров, упоенно  просчитывающий из года в год  будущие  непонятно от кого и для чего многомиллиардные  инвестиции, имеет перспективу окончательно  превратиться в  филиал Союза писателей – фантастов: «тысячи производств, сотни новых предприятий».  И при  этом  каждый пятый по самым оптимистическим  прикидкам – хронический безработный.
 
Страна спотыкнулась на четвертом сроке своего  бессменного президента.
 
Между тем, потребности  белорусской  экономики растут и требуют все больше и больше валюты.  И вроде после январского простоя заработал валютный цех страны: на белорусские НПЗ потоком полилась   российская беспошлинная нефть и белорусские нефтепродукты  рванулись на европейский рынок.  Но видимо что-то надломилось. Валюта уходит буквально  с колес и ее все больше не хватает.  «Белорусская экономическая модель» буквально съедает сама себя.
 
Между тем, уже пора бы начинать выплачивать  экспортную пошлину  в российский бюджет. Но платить нечем.
 
Остается просить. Но чтобы что-то у Москвы выпросить, надо пользоваться в Москве доверием. Доверие А. Лукашенко потерял.  Тогда предложить что-то взамен.  Но белорусскому владыке нечего предлагать. У него ничего нет, кроме  обещаний, который он щедро раздает уже  семнадцатый год.
 
Странные дела и странные слова…
 
Для В. Путина  это  будет унылый визит и серые встречи.  Основные темы разговора  с белоруской стороной  давно  знакомы и  десятки  раз обсуждены.   Не является для Москвы секретом и то, что еще с января, если не раньше,   белорусское руководство  пытается опереться на В. Путина,  практически  «похоронив»  Д. Медведева.  Между тем, стоит напомнить, что в 2008 году  было все наоборот.  Потом опять все поменяется. И так без конца…  Белорусско-российские отношения напоминают вечный двигатель, который продолжает двигаться уже сам по себе, по инерции. Но ничего вечного не бывает…
 
Между тем перед встречей  15 марта происходят странные вещи. Некий зам. министра  белорусского министерства экономики (само по себе это звучит уже как-то  парадоксально) заявляет о том, что Беларусь собирается вступить в ВТО самостоятельно…   Зачем?  Никто не запрещает, вступайте, хоть завтра… если примут.  Почему это надо сказать именно сейчас, когда на  белорусском  пороге  оказался  российский премьер? Вероятно  надо было лишний раз  помахать рукой Тбилиси, с которым  как раз в тот же день Москва  вступила в переговоры о вступлении в ВТО, и продемонстрировать, что в данном случае  Россия опять  осталась без союзников, сама по себе.  Беларусь, по традиции, в очередной раз нырнула  в кусты?  Странное приглашение к диалогу…
23:07 13/03/2011




Loading...


загружаются комментарии