На Лукашенко идет охота

Глубина мартовского валютного кризиса поражает.

На Лукашенко идет охота
По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них - чистая правда. (Уинстон Черчилль)
 
Зимний политический сезон закончился приездом в Минск российского премьера В. Путина. Несмотря на то, что  даже в официальной  белорусской  печати было отмечено, что  держался В. Путин  насторожено , что  полностью  опровергает версию белорусских властей о безоблачных отношениях между  Москвой и Минском, встречали второго президента России подчеркнуто радушно…
 
Как всегда,  белорусское руководство стало быстро  «прокалываться» на мелочах и оговорках. В частности,  опубликованные 16  марта на первых страницах  ведущих  белорусских официальных  изданий  традиционные  фотографииВ. Путина  и А Лукашенко,пожимающих друг другу руки,  идеально  демонстрировали истинное понимание  белорусскими властями  роли России в  легитимизации  четвертого срока  несменяемого  белорусского президента и в обеспечении   экономической стабильности в республике.  Снятый в анфас,  А. Лукашенко  не просто  возвышается над  В. Путиным, а откровенно  доминирует, так как  ракурс съемки  делает  российского премьера  каким-то  бой-скаутом, вынужденного стоять   боком к «вожатому». Знакомая и весьма нечистоплотная практика белорусских СМИ - подчеркнуть физические  данные своего президента на  фоне его гостей, в данном случае  «подсветило»  лицемерие  официальных комментариев.
 
Стоит отметить, что  традиции  издевательских фотоснимков в отношении российских  лидеров  широко  культивируется в белорусских СМИ.   В тоже время  широко известны запреты  фотографам  снимать  А. Лукашенко в том или ином ракурсе.
 
Правда, сколько не фотографируй белорусского президента в исключительно разрешительных  позах,  денег в карманах А. Лукашенко  не прибавится.
 
Где деньги?
 
Визит  российского премьер-министра  в Минск  проходил в самый разгар  быстро развернувшегося  в Беларуси настоящего финансового кризиса.  Понятно, что за последние  месяцы  республиканские власти сделали почти все возможное и даже невозможное для  возникновения дефицита  валюты: директивно подняли заработную плату перед выборами («прибавка» мигом оказалась в  валютных обменниках),  нарастили долги по всем «фронтам» - займы,  поставка в долг венесуэльской нефти, подвисшие социальные  обязательства. Январский  2011 г.  торг  за  российскую нефть оставил страну без валюты на целый  месяц.
 
Между тем, годами ожидаемых  реальных инвестиций  в белорусскую экономику  как не было, так и нет, что не мешает  белорусским электронным СМИ, да и самому А, Лукашенко  периодически  рассказывать о «толпящихся в  приемных  инвесторах».  Пока  инвесторы  «толпятся», власти  в январе – феврале  для снижения  отрицательного сальдо в торговле с Россией  буквально «ободрали»  прилавки  белорусских магазинов, загоняя в РФ  все, что можно хоть как-то продать – молочные продукты, картошку и т.д.
 
Глубина мартовского валютного кризиса поражает. Очереди у валютных касс,  мгновенно появившийся «черный»  валютный  рынок,  аварийные действия  СМ и Национального  Банка по «законопачиванию»  валютно-финансовой системы от валютных «протечек». Ничего не помогает…
 
Тем не менее, в белорусском финансовом кризисе присутствует какая-то мистика.  Понятно, что накопились долги, но все-таки последние 6-7 недель белорусские НПЗ полностью загружены  беспошлинной  российской нефтью, экспорт  нефтепродуктов нарастает. В страну  исправно идет валюта из «вражеской» Западной Европы… Или не идет? Может она там и остается, в ЕС, на номерных счетах?
 
Страх перед финансовым крахом столь острый, что, по-моему, А. Лукашенко не мог ни о чем и думать. Обратим внимание на  «приветствие»  В. Путину от 15 марта: «Мы видим, что в мире происходит, мы не свободны от этого. И в основном это проблемы, которые привносятся и в российскую, и в белорусскую экономику со стороны. Я тоже расскажу Вам о ситуации, которая складывается у нас, в Белоруссии, в связи с этим. Отслеживая опять же ситуацию в России, мы видим те же проблемы и в Беларуси, если они появляются. Но они не смертельны, а в общем, жить можно, тем более что жить нужно. И мы стараемся в этом отношении действовать».  Растерянность   А. Лукашенко  буквально бросается в глаза и он тут же старается снять с белорусского руководства вину за валютный коллапс. Постоянно повторяет: «и в российскую, и в белорусскую экономику со стороны», «отслеживая опять же ситуацию в России, мы видим те же проблемы и в Беларуси».(БТ, 15.03.11) В данном случае мы сталкиваемся со старым трусливым приемом  белорусской номенклатуры : «Что вы от нас хотите, вон в России еще хуже (или тоже самое)».  Из ярких примеров последних недель стоит напомнить   февральское  заявление  заместителя  министра  сельского хозяйства и продовольствия  РБ Н. Котковец: «Что вы хотите, в Москве картошка уже 2 доллара».  Как говориться,  лишь бы отговориться и  «перевести стрелки».    Так и в данном случае, 15 марта перед  А. Лукашенко  встала  необходимостью просить срочной финансовой  помощи, но и тут ему надо было выкрутиться,  спихнуть собственный провал на некие уже внешние силы. Беда в том, что  получилось все  как-то натянуто, Россию А. Лукашенко «притянул за уши». Дело в том, что в федерации  нет валютного кризиса. Валюты навалом и она за последние два месяца заметно обесценилась.  Курс рубля растет…    А вот в Беларуси валюты не стало вообще  и не очень понятно почему…
 
18 марта, уже  после  Союзного  Совмина,  беседуя с российскими журналистами, А. Лукашенко  буквально  стонал: «Не вижу ни у президента, ни у премьер-министра  (России) настроений закрутить, наклонить Беларусь… Многие сейчас рассуждают: "Лукашенко загнал себя в угол, теперь он в руках прокремлевской клики", - как пишут СМИ нашей "пятой колонны"… Встречаясь с Владимиром Владимировичем, я говорю: "это начинают писать у вас, у нас. Мы никуда себя не загнали. Да, нам непросто. Поможете - спасибо. Мы также всегда будем рядом.  Если кто- то думает, что кто-то может сюда прийти и, став на грудь коленом, что-то выдавить, то это будет ошибочное мнение. И я прямо сказал, что в России не должно быть понимания, что Беларусь в безвыходном положении. Есть определенные трудности, но под эти трудности мы не будем ничего делать, чего не делали до сих пор».  Такой буквально вопль отчаяния, прозвучавший  после столь «успешного», как трубит  белорусская официальная печать, Союзного Совмина, говорит  о   том, что ситуация в белорусской экономике  катастрофическая.  Деньги нужны срочно и что, самое главное,   заплатить  экспортные пошлины в  российский  бюджет  за продажу белорусских нефтепродуктов, выработанных из российской нефти,  А. Лукашенко  не в силах. Отсюда почти истеричные завывания: «…кто-то может сюда прийти и, став на грудь коленом, что-то выдавить...».  Но платить  надо!  А. Лукашенко пытается успокоить, прежде всего,  самого себя, надеясь, что Россия,  заключив в декабре 2010  г. очередное соглашение с Минском, НЕ придет за своими деньгами, которые белорусский президент, судя по всему,  куда-то уже успел пристроить.  Но это его  иллюзии.  Очередной  российско-белорусский кризис буквально дышит в спину официальному Минску.
 
В тоже время  как-то  надо  объясняться с белорусским населением,  которое в очередях в обменные  пункты  говорит о властях в столь прелестной форме, что впору  людей  сажать в тюрьмы  тысячами за оскорбление чести и достоинства  А. Лукашенко. 18 марта А. Лукашенко в интервью российским СМИ заявил:  «Вот МВФ заявляет, что у вас (в Беларуси) с валютой плохо. Люди испугались, побежали в обменные пункты. Но мы свои обязательства перед населением выполняем и будем выполнять. Но, тем не менее, обстановку пытаются дестабилизировать».  Аргументация  главы белорусского государства, в принципе, вряд ли  кого–то  может удивить, но все-таки  логика  А. Лукашенко неподражаемая: оказывается,  ажиотаж у валютных касс спровоцировал  доклад  миссии МВФ в Беларуси.  Понятно, что белорусский народ, поголовно имеющий дипломы  Лондонской школы экономики, только то и делает, что почитывает доклады МВФ в перерывах работы на молочно-товарных фермах.  Но не это главное.  Суть  в том, что  и белорусский президент и его банкир (18 марта А. Лукашенко принял с докладом П. Прокоповича)  постарались создать впечатление, что, несмотря на то, что  15 марта В. Путин  улетел, так и не раскрыв российского «кошелька»м для дополнительных кредитов,  Россия кредиты Минску  все-таки предоставит. Причем, никаких оснований для такого рода намеков российский премьер не оставил.
 
«Он улетел, но обещал вернуться».
 
В. Путин в кампании с министром финансов России А. Кудриным  глухой мартовской ночью (с 15 на 16 число)  покинул  Минск. С явным, почти не скрываемым  облегчением…
 
Подводить баланс переговоров  нет смысла.  Широко известно, что  А. Лукашенко   не получил столь нужных ему денег.  Москва обещала  только 6 млрд. долларов под строительство  Белорусской АЭС. Почти все эти деньги останутся в России и будут вложены в производство  оборудования станции на российских заводах и фирмах.   Россия не даст 3 млрд. долларов на создание  инфраструктуры  АЭС, так как понятно, что на самом деле эти деньги до белорусских строителей не дойдут.
 
Нет сомнений, что белорусское руководство эти  виртуальные   3 млрд. долларов уже успело распределить  и даже вперед  потратить.   Однако с  мыслью о 3 млрд. долларах, которые  А. Кудрин воспринимает в качестве просто  подачки  обанкротившемуся в очередной раз А. Лукашенко,  белорусскому руководству лучше окончательно расстаться и не морочить себе и гражданам республики голову.
 
Подвис вопрос о выделении  Беларуси 2 млрд. долларов из  Антикризисного фонда.  Попытки  А. Лукашенко и М. Мясниковича  вытянуть из В. Путина миллиард долларов «просто так», ну как бы невзначай «пошарить» по карманам гостя,  закончилась  не только  провалом, но и откровенно напрягли российскую делегацию.   Кто–то (впрочем, понятно, кто)  даже сказал в кулуарах « Если А. Лукашенко  продолжает  думать, что за право поздороваться с ним  надо миллиард  долларов  платить, то  он  здоровоошибается.  Тут впору уже ему  раскошелиться, чтобы  с ним здоровались». И такое мнение было не единственным, что в принципе вполне  согласуется с прогнозом об итогах визита В. Путина, высказанном неделю назад: «…в Москве готовятся к рутинному мероприятию и никаких подвигов во славу переговорного таланта М. Мясниковича или, не дай Бог, В. Семашко, не говоря уже о А. Лукашенко, не готовят».(Странные дела и странные слова. 14.03.11 http://www.politoboz.com/content/strannye-dela-i-strannye-slova)
 
Что дальше?
 
А дальше, как всегда, пришло время оправдываться. А. Лукашенко имеет привычку  проводить  собственную  пресс-конференцию после очередного   российско-белорусского саммита. На памяти автора этих строк были только два случая, когда  белорусский президент уклонился от  данной традиции: в июне и декабре  2010 г.
 
Но сейчас политико-экономическая   в стране  ситуация  потребовала  комментарий главы государства, что и было сделано 18 марта.
 
Любопытно то,  что  в  политическом плане А. Лукашенко настолько  истощился, что  подвергать анализу  большинство его  высказываний чаще всего не имеет смысла.  Действительно, странно даже   обсуждать  слова А. Лукашенко о том, что  Беларусь строит за весь мир космические  спутники или то, что  при ВВП республики в чуть более 50 млрд. долларов,  Беларусь дотирует Россию в 30 млрд. долларов, да еще при явном нежелании РФ  получать  на свой рынок белорусскую  продукцию по демпингу. Понятно, что А. Лукашенко горько, когда его упрекают в получении дотаций, но ведь от правды не скроешься.
 
Интервью  должно было закрепить  политический  факт:  встреча с В. Путиным  легитимизировало   четвертый  президентский  срок  А. Лукашенко. Это является безусловным успехом  бессменного  белорусского президента, но, судя по поведению  В. Путина, не вызвало какой-либо  радости в Москве.   Возникло ощущение, что Россию вынудили это сделать.  И это один из важнейших вопросов, который требуется просветить отдельно...
 
Стоит обратить внимание на то, что А. Лукашенко постарался тут же закрепить «успех» легитимизации, объявив о своем скором посещении Москвы и грядущей встрече с Д. Медведевым, с которым он готов «решить все вопросы».
 
Но тут произошел  интересный «сбой в программе».  Белорусский президент вдруг стал распространяться о взаимоотношениях между  Д. Медведевым и В. Путиным. Считая по умолчанию, что между Д. Медведевыми В. Путиным существует конфликт,  белорусский президент оперировал  информацией о ситуации в высшем  руководстве России так, словно он получил ее от В. Путина.  Попутно А. Лукашенко фактически предложил   себя в качестве посредника между  президентом России и российским премьером… Стоит отметить, что это опасная и провокационная игра.  Естественно,  белорусскому  президенту хотелось бы, чтобы о нем думали, как о политической фигуре, к которой приезжают «плакаться»  люди калибра Путина и Медведева, но… на этой дорожке можно и поскользнуться.  А. Лукашенко уже мнит себя востребованным компонентом предстоящей президентской кампании в России?  Возможно, но пока просматривается  более простая задача.
 
На самом деле перед нами  прежний А. Лукашенко,  думающий, по старинке, что он всех обхитрит или, как сказал В. Путин, «объегорит».  Но в масштабности ему не откажешь.  Это не стоны В. Семашко о 3 млрд. долларов или миллиардной  «халяве»,  столь нужной П. Прокоповичу.  У белорусского президента ставки гораздо выше. Он  намекает на доверительность отношений с  российским руководством, он  клянется в верности союзу с Москвой, готов «быть рядом» (это Россия уже уяснила 08.08.08). И все это для того, чтобы сменить статус, уйти от уготованной ему  Москвой  роли партнера России, что подразумевает  жесткие взаиморасчеты, и реанимировать статус «единственного союзника», что   позволяет рассчитывать на  неограниченную и безусловную  политическую и экономическую поддержку.   Отсюда и заявление  о скором визите в Москву… А. Лукашенко торопится. Его подгоняет  экономическая катастрофа и  что-то еще, что дышит ему в спину… Но что?
 
Белорусский президент  боится буквально всего.  Боится Запада, который  смог вырвать  резолюцию по Ливии у СБ ООН и тут же приступил к  силовой акции против Триполи. Боится России, так как отдает себе отчет в том, что Москва продолжает ему не доверять и политический кризис  между двумя странами  июня – декабря 2010 года  не забыт. Но видимо,  больше всего он боится собственной  номенклатуры.   Обратите внимание:  постоянно намекая на свое союзничество и неустанно   возвращаясь  к теме помощи со стороны Москвы, причем помощи скорейшей, А. Лукашенко ничем не готов поступиться. В ходе интервью он вспомнил о Союзном Государстве, заявил о поддержке  союзного референдума о Конституционном Акте Союзного государства, но тут же  дезавуировал  собственные слова, утверждая, что «Мы настаиваем на том, что у нас никто никого не угнетал и не предлагал, что Беларусь - это регион Российской Федерации, это губерния Российской Федерации. Никто с этим не согласится. Представьте, если Беларуси предложить стать губернией Российской Федерации. Сколько белорусов за это проголосуют? Ноль. Почти ноль… Даже более радикально к этому относятся люди, приехавшие из России.Они категорически против.  Принцип один: мы хотим, чтобы нас уважали, ценили и считали нас таким же государством, как и Россия… не надо подбрасывать дохлые идеи, чтобы не загубить весь процесс».  Получается, что сама политическая интеграция, а Союзное Государство России и Беларуси как раз и является  формой политической интеграции, т.е. объединения в одно государство, является,  ничем иным, как  «дохлой идеей».
 
В такой же форме была отклонена идея о создании автомобильного холдинга в составе КАМАЗа и МАЗа, о котором, как о деле решенном, 15 марта  говорил В. Путин.
 
Попутно были  сделаны заверения, что А.  Лукашенко  не является  потерянным человеком для Запала и диалог с Западом будет возрожден: Это не потому, что, как говорят, будто Лукашенко на Западе не принимают, и он снова повернулся к России. Я сказал Путину: "Если думаешь, что мы не будем выстраивать отношения с Западом, - ошибаешься". Мы будем эти отношения выстраивать, не поворачиваясь ни на запад, ни на север, ни на юг, ни на восток».  Примечательно, что при этом  белорусский президент настаивает на «понимании» и  на финансово-ресурсной поддержке исключительно с «востока».
 
На самом деле, белорусский президент в своем интервью от 18 марта последовательно отказывался от  того,  что обещал В. Путину при личной встрече 15 марта. Отказался буквально по пунктам.  Вот это как раз и интересно.
 
А. Лукашенко  лжет по всем азимутам, но больше всего  лжет собственному политическому классу.  Фактически он говорит: «не волнуйтесь, я обманул В. Путина, на самом деле  все не так – не будет ни приватизации, ни интеграции с Россией и т.д. Россия, как и прежде,  будет обеспечивать республику за обещания и красивые слова».  Но если бы А. Лукашенко  сам в это верил...  Он оттягивает момент истины,  обещает поехать в Москву и там уже все «додавить».  Ему остро не хватает времени и, прежде всего,  денег. Белорусский президент суетится…  Ситуация все-таки
 
Может быть,  три месяца назад все было более прозрачным? Вернемся в декабрь  2010 г.
 
«Задание на зиму 2010-2011»
 
6 декабря  2010  г. автор этих строк писал, что «стороны (Запад и Россия) не могут действовать в отношении А. Лукашенко несогласованно. Времена изменились. Если раньше Беларусь находилась исключительно в сфере российского влияния, то сейчас в Беларуси активно присутствует ЕС. Причем Москва этому проникновению Брюсселя совсем не противилась и неоднократно публично заявляла о желательности расширения контактов Минска с Евросоюзом. Но ведь зависимость Беларуси от России никуда не исчезла. И как бы не расхваливал В. Семашко венесуэльскую нефть, никто ее в Европе, кроме белорусов, не получает и вряд ли будет получать… От России Минск никуда не ушел. Ушел А. Лукашенко. Зато пришел Брюссель.
 
ЕС пришел в Беларусь и нашел там то, что и следовало ему найти – огромную монопольную зависимость от России, которую Европа  изменить не в силах. Для этого ей необходимо  инвестировать в республику десятки миллиардов евро, который сейчас просто нет. Кроме того, зачем? Беларусь Европе особо не нужна. Ну, разве только в качестве резервуара рабочей силы и европейской Кубы с казино и определенными услугами. Но и тут европейцев уже опередили россияне. Так что никаких денег из Европы не предвидится. Эти мечты можно оставить А. Лукашенко.
 
В итоге, если Европа убедится, что Москва не вступит в клуб поддержки собственного врага, то никакого четко сформулированного признания итогов выборов Минск с Запада не дождется. Произойдет такое неконтактное объективное согласование между Россией и Европой...
 
В результате после 20 декабря в мидиапространстве появится серия европейских благожелательных к Беларуси заявлений, указывающих на «прогресс» и «успех». Будут даже некоторые неосторожные поздравления от некоторых соседей, но не более. Все прекрасно понимают, что если четко признавать четвертый срок, то завтра на пороге жди А. Лукашенко с протянутой рукой. Москва вполне может пойти по приблизительно  такому же пути, вообще проигнорировав итоги выборов и не опускаться до  заявлений МИДа РФ о фальсификации итогов голосования, а просто демонстративно и публично проигнорировать четвертый срок.  Вполне возможно, что появится даже некое «мнение» чиновников среднего ранга или депутатов ГосДумы, что Россия «услышала» «выбор» белорусского народа»… В общем, спасибо, что сообщили, желаем успеха.
 
А дальше что?  Годы и опыт говорят, что самое приятное в празднике не его проведение, а подготовка и ожидание. Безусловно, А. Лукашенко добьется четвертого срока, он получит некое подобие признания и одновременно нескрываемого равнодушия, но дальше то что?
 
Блокада со стороны России не только не затухнет, а наоборот, только усилится. Рано или поздно белорусскому президенту придется признать, что он потерял Россию навсегда.  Но Россия не желает терять Белоруссию. Обратите внимание: формально остаются в работе основные  коммуникации, в Москве днюют и ночуют В. Семашко и С. Сидорский (известные попрошайки), существует инфраструктура Союзного Государства, но нигде нет белорусского президента. Его вытеснили или активно вытесняют. Что делать в этом случае А. Лукашенко? Конвертировать итоги декабрьских выборов в новую политику на Востоке – главная задача А. Лукашенко зимой 2010 – 2011 гг. Он должен совершить почти библейское чудо!» (Задание на зиму 2010 – 2011).
 
Как видим,  прогноз, сделанный за три дня до встречи  Медведев – Лукашенко в Москве и  за тринадцать дней до декабрьского выступления оппозиции и гражданского  Сопротивления,  процентов на 70 оказался верен. Зависимость от России сыграла свою роль.  Авантюра с венесуэльской нефть завершилась полным фиаско. Никаких западных инвестиций А. Лукашенко не получил.  Запад выборы не признал, но и отношения с режимом не порвал. Россия весьма уныло и как-то бочком выборы признала, но тут же солидаризировалась с ЕС и США по вопросу освобождения политических заключенных, о чем и говорилось в статье «Задание на зиму 2010-2011»: «Произойдет такое неконтактное объективное согласование между Россией и Европой».  Стоит напомнить, что это согласование получило продолжение в январской  резолюции Европарламента, где говорится о необходимости  координации  позиции ЕС по белорусской проблеме с Россией. Как и предвиделось,  Лукашенко добился четвертого срока, но  оказался в международной политической изоляции.  Январский тупик с поставками нефти оказался  демонстративным напоминанием  А. Лукашенко о том, «кто в доме хозяин»: «блокада со стороны России не только не затухнет, а наоборот, только усилится…».  Осталась  главная задача А. Лукашенко: «Конвертировать итоги декабрьских выборов в новую политику на Востоке».  Двухнедельное  февральское  высиживание в Красной  Поляне ничего не дало.15-18 марта белорусский президент сделал вторую попытку прорваться на Восток, но использовал старые приемы и методы.
 
Между тем,   А. Лукашенко тяжело. Сейчас он столкнулся с целым спектром проблем, которые он не в силах  решить.  После 19 декабря А. Лукашенко  оказался не только во внешнеполитической изоляции, но и  во внутриполитическом тупике. Его словно загнали в политическую «яму».  Или приманили…
 
На А. Лукашенко идет охота?Очень похоже. Более того, началась она очень давно.  События  19 декабря оказались  лишь «Привалом охотников».   Между тем, чтобы сделать прогноз на  весенний политический сезон, необходимо не только разобраться с «охотой на президента», но и вновь  внимательно посмотреть, уже с позиции не декабря, а марта, на события  19 декабря 2010 г.  За эти месяцы многое изменилось и многое прояснилось. Старая версия уже не вписывается  в  казалось  бы вполне понятные схемы. В частности, стало ясно, что в декабрьской истории  силовой блок не имел своих целей, что В. Шейман не прописывал сценарий разгона декабристов и не натравливал А. Лукашенко на толпу.  Тогда кто и зачем? И при чем здесь  белорусский президент, который уже надоел с   дежурными   «признаниями» своей руководящей роли в  подавлении  манифестации и заверениями, что только он ответственен за  декабрьское  побоище.  Можно подумать, что ему кто-то поверит. Там нерядовые мозги нужны были и не одни… Тогда чьи?
10:33 21/03/2011




Loading...


загружаются комментарии