Дмитрий Усс: Такова цена за отказ сотрудничать

Бывший кандидат в президенты Дмитрий Усс является одним из четырех фигурантов дела о “массовых беспорядках”, который обвиняется в организации этих самых массовых беспорядков 19 декабря 2010 года. Хотя сам политик ушел с площади до силового подавления мирной акции протеста.

Дмитрий Усс: Такова цена за отказ сотрудничать
Три месяца после 19 декабря Дмитрий Усс проходил по делу в качестве подозреваемого. И только в последний момент следствие обвинили политика в организации массовых беспорядков. И случилось это после публичных признаний Дмитрия Усса, что от него требовали обвинительных показаний на Николая Статкевича. Таких совпадений не бывает.
 
Дмитрий Усс согласился поговорить с "Белорусским партизаном".
 
- Дела на меня практически нет. “Дело” на сегодняшний день составляет всего лишь полтома: это переговоры мои со Статкевичем, с Рымашевским, телефонные разговоры с моими доверенными лицами, которых вызывали в качестве свидетелей.  Поэтому на сегодняшний день дела как такового нет – не зря мой адвокат неоднократно писал ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. Ответа нет.
 
- Почему именно Вас, наряду с тремя другими фигурантами, обвиняют в организации массовых беспорядков, хотя Вы даже не присутствовали на Площади во время силового подавления акции?
 
- Я могу сказать: 20 декабря 2010 года в 2 часа ночи меня бросили в камеру СИЗО КГБ, и через каждые два часа заместитель председателя КГБ по следствию меня дергал: или пойдешь свидетелем, или станешь обвиняемым. Мне было прямо сказано: обвини Статкевича в том, что он организовывал массовые беспорядки. Я отказался обвинять Статкевича – у меня на это нет никаких прав.
 
Через сутки меня выпустили. С этого момента я понял, что пойду обвиняемым. Такова цена за отказ сотрудничать.
 
Хотя, повторюсь еще раз, уголовного дела нет, все это построено на песке.
 
- Сейчас Минский городской суд определяет подсудность Вашего “дела”. Адвокат предпринимает какие-то действия?
 
- Недавно адвокат направил ходатайство в прокуратуру Минска с требованием прекратить уголовное дело в отношении меня в связи с отсутствием состава преступления. Ответа пока нет.
 
- Дмитрий Иванович, изменилась ли Ваша жизнь после бегства за границу Алеся Михалевича и Натальи Радиной?
 
- Я был под подпиской о невыезде – после бегства Михалевича у меня забрали паспорт.
 
За мной круглосуточно идет слежка. Ездил на дачу – меня сопровождала машина с сотрудниками спецслужб. Но это не комитетчики – это, скорее всего, сотрудники Службы безопасности президента. Ездят за мной на "мерседесах", на BMV, и даже не скрывают, что приставлены за мной.
 
Я иду – за мной следует хвост, еду – за мной хвост. Прослушивают телефоны, вычисляют мое местоположение по телефону.
 
В 9-этажном доме, где я живу, проходной подъезд. Уже дважды на ночь запирали дверь черного хода на замок (с таким канатом). Я живу в 9-этажном доме, соседи поднимают крик, шум из-за этого…
 
- Как Вы оцениваете бегство за границу Михалевича и Радиной?
 
- Как им удалось бежать – могу только догадываться, конкретной информации у меня нет.
 
С другой стороны, каждый устраивает свою жизнь как может. Михалевич в Европе никому не нужен. Он себе спас физическую жизнь, но как лидер в Беларуси он уже не будет.
 
- Спецслужбы на близких, родных не давят?
 
- Не давят. А смысл – давить?
 
Своим участием в президентской кампании я ставил перед собой одну задачу – сформировать общественное мнение по Избирательному кодексу. Люди не голосуют, с ними не считаются, их голоса никто не учитывает. Я добивался, чтобы мы, белорусы, действительно были людьми, а не клоунами. И я, считаю, задачу свою выполнил.
 
Если Лукашенко не посадит (а он заинтересован меня посадить) – буду инициировать сбор подписей за изменение Избирательного кодекса. Даже не как политик, а как гражданин – чтобы в стране проходили честные выборы – начиная от выборов в местные советы до президентских выборов.
 
Если меня не посадят, осенью будет сформирована инициативная группа, которая займется сбором подписей за изменение Избирательного кодекса. Нужно, чтобы на выборах были прозрачные урны, чтобы формировались независимые от власти комиссии, бюллетени должны быть номерными, с водяными знаками – как в цивилизованных странах. А так члены комиссии становятся задом к наблюдателям, а если тот посмеет сделать замечание – тут же удаляют с помощью милиции, а то и садят.
 
Сейчас избирательные участки представляют собой спецучастки для элиты, которые творят, что хотят; беспредел и беззаконие. Я не стремлюсь стать президентом… Я работал депутатом – мне этого вполне хватает, я и так нормально общаюсь с людьми.
 
- И последнее. Как Вы оцениваете перспективы рассмотрения своего уголовного дела в суде?
 
- Все зависит, как говорят комитетчики, от “хозяина”. Как скажет – так и будет, судьи ведь назначаются президентом. Все зависит от того, в какую сторону он поведет Беларусь – в пропасть или в сторону демократии.
 
Справка. "Белорусского партизана". Дмитрий Усс, родился 10 июня 1971 года в Минске. Окончил юридический факультет Гродненского университета. Беспартийный. Женат, воспитывает сына.
 
Работал рабочим на заводе "Интеграл" в Минске, позже - в сфере строительства. С 1992 г. - директор издательства «Тривиум». В 1999-2003 годах являлся депутатом Минского городского совета, затем на выборах в 2003 и 2007 годах его не зарегистрировали. В 2010 году принимал участие в выборах в местных Советы депутатов, но проиграл, набрав 33 процента голосов избирателей.
 
Один из кандидатов в президенты на президентских выборах в декабре 2010 года. Задержан в Минске в ночь с 19 на 20 декабря после массовой акции протеста. Удерживался в СИЗО КГБ. Днем 20 декабря выпущен оттуда под подписку о невыезде. Долгое время являлся подозреваемым по делу о массовых беспорядках. Обвинение по статье 293 УК предъявлено 18 марта 2011 года  (организация массовых беспорядков). Заявлял о давлении со стороны следствия с целью получения обвинительных показаний на его друга Николая Статкевича.
10:52 05/04/2011




Loading...


загружаются комментарии