Федор Лукьянов: Лукашенко некуда отступать

Взрыв в минском метро, кто бы за ним ни стоял, стал кульминацией растущего напряжения в Беларуси, считает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» политолог Федор Лукьянов.

Федор Лукьянов: Лукашенко некуда отступать

В программе «Голоса Америки» «Поединок» он рассуждает о том, кому же все-таки мог быть выгоден теракт в минском метро.


Существует две взаимосвязанные интерпретации того, что происходит в Минске. Первая – режим Лукашенко вступил в финальную стадию своего экономического и политического кризиса и возврата к устойчивости уже не будет. Так что нужно готовиться к переменам. Вторая – это действительно глубокий кризис модели, но именно поэтому режим сейчас мобилизует все свои ресурсы и пойдет ва-банк, потому что отступать теперь некуда.


Собственно, одно другое не исключает. «Белорусское чудо» – стабильное политическое и экономическое развитие с конца 1990-х до конца нулевых годов, основывалось на определенном балансе. Авторитаризм во внутренней политике, который при этом оставлял обществу относительно широкое поле личных свобод, средний, но гарантированный достаток, и заявляемая на каждом шагу геополитическая лояльность России – в обмен на субсидирование белорусской экономики. Это работало, правда, с растущими сбоями, прежде всего по той причине, что Москва постепенно теряла вкус к дружбе и братству «просто так».


Но все попытки России продвинуть вперед процесс реальной интеграции, то есть такой, которая предусматривала бы реальный отказ от части суверенитета (естественно, имелось в виду, что в соответствии с экономическим соотношением двух стран уступка со стороны Минска будет несопоставимо большей), наталкивались на жесткое сопротивление Лукашенко. Делиться с кем-либо властью он не умеет.


В результате описанная выше модель перестала работать. «Батька» поссорился и с Россией, и с Европой, с которой заигрывал в попытках сбалансировать российское влияние, однако убедился, что и там сохранить абсолютную власть не получится. А когда не стало политически грамотно выстроенной системы сдержек и противовесов с внешними партнерами, немедленно начали нарастать внутренние экономические трудности. Без гарантированного уровня достатка эрозии подвергается сам базовый миф лукашенковской Беларуси – как спокойной страны для смирных и не очень притязательных людей.


Разгром оппозиции после выборов в декабре, который вызвал разрыв с ЕС, лихорадочные попытки восстановить отношения с Россией и добиться увеличения субсидий, жесточайший финансовый кризис – все эти события последних месяцев стали симптомами глубоких проблем. Взрыв в минском метро, кто бы за ним ни стоял, стал кульминацией растущего напряжения. Наиболее часто встречающийся заголовок в российских СМИ в эти дни – «Прежнего Минска больше не будет». С этим согласны все. Непонятно, каким будет новый Минск.


Международные события подталкивают Лукашенко к жестким действиям по удержанию власти любой ценой. Чему учат диктаторов события в Северной Африке? Власть не отдавать ни за что, полагаться лишь на себя, действовать жестко и быстро. Потому что никаких неформальных гарантий, как в прежние времена, уже не существует, в кризис не просто никто не поможет, но и наоборот – со всех сторон подтолкнут. «Патроны» и «сюзерены» отрекутся первыми.


Зато если, не теряя времени, решить вопрос самому, то вмешаться не успеют, а через какое-то время, если вопрос действительно решен, «цену» забудут и вынуждены будут налаживать контакт заново. В этом смысле характерен пример Ислама Каримова. После жестокого подавления бунта в Андижане он очень недолго оставался изгоем, а потом вернулся к статусу партнера.


Лукашенко некуда отступать. Конечно, военной интервенции, как в Ливию, в Беларусь не будет (хотя, я не удивлюсь, если сам «батька» не исключает и такого сценария, авторитарные лидеры очень подозрительны), но выйти из нынешнего кризиса без потерь практически невозможно. Поскольку явный и очевидный приоритет белорусского президента – сохранение личной власти, (он доказал это за 17 лет правления), значит «миндальничать» он явно не намерен. Похоже, придется идти напролом, рассчитывая, что внешняя обстановка опять как-нибудь изменится, и перед Минском откроется новое пространство для маневра. Риск велик, но выбора уже не осталось.

10:13 15/04/2011




Loading...


загружаются комментарии