Бывший ирландский террорист о минском теракте: Тут что-то не стыкуется

Бывший ирландский террорист Шон О'Калаган согласился прокомментировать теракт в минском метро.

Бывший ирландский террорист о минском теракте: Тут что-то не стыкуется

Интервью для Радио Свабода брали Чарльз Рекнагл и Ян Максимюк.


- Белорусские следователи говорят, что в метро было использовано довольно сложное взрывное устройство, которое не имело аналогов в прежних террористических актах. Якобы лица, которые подложили бомбу, нашли информацию, как ее сделать, в интернете. Следователи также говорят, что предполагаемые террористы закончили только профтехучилища, один электрик, а второй - токарь. Как вы думаете, могут ли такие люди сделать усложннёную бомбу?


- В таком контексте я склонен сомневаться в этом. Понятно, что электрик при конструкции взрывного устройства имеет то преимущество, что он разбирается в электрических схемах. Но откуда в Беларуси эти молодые люди взяли материал? Где они произвели это устройство, каким способом они привели в действие взрывной механизм? Это в уме не укладывается. Откуда материал? Откуда взрывчатка, которую они применили? Безусловно, в интернете можно раздобыть нужную информацию, я соглашусь, но получение информации в интернете и получение материала, изготовление из него сложной бомбы - это две совершенно разные истории. И где они все это сделали - в цехе? Это очень странно.


- В деле минского теракта ежедневно появляется больше вопросов, чем ответов. Среди вопросов, которые остаются пока невыясненными, есть обстоятельства, в которых эти молодые люди были обвинены, признали свою вину во взрыве в метро и еще признались в двух других терактах, в 2005 и 2008. По словам следователей, один из этих мужчин принес тяжелую сумку на перрон, а потом ушел без сумки с перрона, совершенно не обращая внимания на видеокамеру на станции. Виновников обнаружили еще и потому, что они якобы оставили отпечатки пальцев на взрывном устройстве, которое не сработало в предущей попытке теракта. Как вы можете объяснить такое поведение предполагаемых террористов?


- Иногда нам нужно согласиться и с тем, что люди, которые в какой-то ситуации ведут себя очень ловко и умно, в другой оказываются довольно нерадивыми. Что мне кажется чрезвычайно особенным во всем этом сценарии, так это то, что здесь не видно никакой стратегической пользы. Если это была операция, которую проводила группа, то чего они стремились достичь? Что они имели в виду? Или они хотели просто убить своих соотечественников без всякой причины? Если вы входите в метро, чтобы подложить бомбу, то сегодня, неважно где в мире вы это хотите сделать, вы должны знать о видеокамерах системы скрытого наблюдения. Вы должны это понимать. Здесь что-то чрезвычайно странное, потому что когда думаете о людях, которые делают разные другие преступления - насилуют, убивают из любви или из ненависти - всегда думаете о мотиве, о причине, ради которой кто-то такое преступление совершил. А здесь вы мастерите усложненные бомбы в стране, скажем откровенно, далеко не первой в некоторых отраслях, и вам удается это сделать, и вы убиваете этими бомбами своих сограждан. И нет никакой очевидной причины для этого. Нет, это не имеет смысла.


- Что для вас значит «нормальный» профиль террориста? Нужна ли им идеологическая подстраховка, чтобы иметь убеждение, что то, что они сделали, это не убийство, и что сделанное ими служит высшей цели и таким образом освобождает их от общих норм?


- Если иметь в виду ирландский контекст, так меня воспитали в убеждении, что убить британского солдата в Ирландии - это не преступление, и не грех. Так что в этом смысле вы убиваете, как будто вы были на войне. В этом контексте такие вещи оправдываются сами собой, что, разумеется, очень важно. Все, что я делал в свои юношеские годы, не могло считаться убийством. Убийство было бы чем-то очень плохим, так что ни одна из тех вещей не была убийством. Так что если вы участвовали в убийстве военного или полицейского, это не было убийство, это не могло быть убийством. Если бы это было убийством, то это, разумеется, было бы плохо. Если бы вы думали, что вы просто убиваете, вы с ума сошли бы. Это все можно растянуть и на кучу других вещей, весь этот контекст. Что аошеломляет человека, у которого в голове есть хоть немного разума, так это ощущение, что в этом конкретном минском событии НЕТ контекста.


- Есть мнение, что на самом деле бомбу могли подложить спецслужбы.


- Независимо от того, как все это обернется, с этой конкретной бомбой все очень, очень странно. Оно как-то не складывается в нечто вероятное на всех уровнях. Не складывается. Я думал об этом не один час, и тогда, когда это случилось, и после, и ничего не стыкуется друг с другом. Я имею в виду факт, что бомба убивает гражданских лиц без всякой причины, и тот контекст, в котором экономика страны вылетает в трубу. До меня это не доходит, до меня это просто не доходит. И до меня не доходит, как люди могли так быстро признаться в этом деле. И этот мужик напивается - слушайте, если вы напиваетесь до такой степени, то вас нельзя допрашивать в течение как минимум ближайших суток. А если вы выбиваете из людей признание в пять часов утра, то что происходило в течение всех тех часов перед признанием? Даже в случае анархистов, российских анархистов или американских анархистов в начале прошлого века, всегда был по крайней мере какой-то контекст. И даже у одиночек, у тех чудаков-одиночек, которые организовали небольшие террористические кампании, даже у них был какой-то контекст, были какие-то конкретные мишени в голове. А это выглядит просто так: мы хотим подложить бомбу завтра утром в Минске и хотим убить кучу гражданских лиц. А потом я хочу напиться. И бомба будет очень мудреная. А ради чего? Я хочу сказать, кто ты, почему ты это делаешь? Это не стыкуется.


Справка. Шон О’Калаган (Sean O'Callaghan) присоединился к Ирландской республиканской армии (ИРА) в 1969 году, когда ему было 15 лет. В 1976-м он оставил ИРА и уехал в Англию, где позже стал информатором британских спецслужб по вопросам деятельности ирландских боевиков из ИРА. Предполагается, что его информация помогла спецслужбам предотвратить запланированный теракт во время концерта в Лондоне в 1984-м, в котором участвовали «Duran Duran» и «Dire Straits», а среди зрителей были принц Чарлз и принцесса Диана. В 1988-м О'Калаган признался, что во время двух террористических актов в 1974 году он убил два человека, женщину-военнослужащую (которая, как оказалось после теракта, была беременной) и полицейского. На основании этого признания О'Калагана осудили на восемь лет тюрьмы. В тюрьме О'Калаган написал автобиографическую книгу под названием «Информатор».


 

17:38 19/04/2011




Loading...


загружаются комментарии