Поэты – "взрыватели"

Конечно, ежедневно отслеживая жизнь Беларуси, сложно было считать Александра Лукашенко со товарищи гуманистами.


Поэты – "взрыватели"
Когда вечером 11 апреля мне позвонил друг и сообщил, что в моем родном Минске теракт с многочисленными жертвами, я, признаться, сразу подумал, что у парня случилась белая горячка.Когда вечером 11 апреля мне позвонил друг и сообщил, что в моем родном Минске теракт с многочисленными жертвами, я, признаться, сразу подумал, что у парня случилась белая горячка.
 
Но тут же вспомнил: звонивший не алкоголик, но белорус, работающий в серьезном издании. В результате вечер прошел в мучительных размышлениях о том, кто мог устроить в метрополитене белорусской столицы, на самой оживленной станции метро, в час пик это действо. Вопреки журналистской привычке считать себя специалистом едва ли не во всем, первые часы мозг решительно отказывался видеть, казалось бы, очевидное.
 
В голову настойчиво лезли война с метрополией, сепаратисты, международные террористы, религиозные фанатики, и даже правые экстремисты оппозиции. Но стоило о них подумать, как память ставила все на место: ничего и никого из перечисленного в Беларуси нет и близко. Тогда власть? "Нет, бред это", - думалось в часы, когда тела выносили со станции «Октябрьская», а в центре города из-под земли валил черный дым.
 
Конечно, ежедневно отслеживая жизнь Беларуси, сложно было считать Александра Лукашенко со товарищи гуманистами. В частности, есть подозрения в их причастности к ряду "исчезновений" и убийств политиков и журналистов. Но чтобы так… Это же не просто взрыв в метро – это взрыв идеологемы, согласно которой Беларусь – оплот мира, спокойствия, стабильности. Это не США и не Россия. У нас такого по определению не может быть. Лукашенко с мощнейшими спецслужбами не позволит…
 
Многое стало проясняться, когда в Интернете просмотрел выступления Александра Григорьевича перед силовиками. Первое, имевшее место через два часа после взрыва, и второе, спустя сутки после теракта.
 
Следует заметить, что Бацька всегда отличался специфической откровенностью своих спичей. Тем более, когда говорит не по бумажке. Помните, например, как в 2007 году он перед десятком телекамер сказал, что сфальсифицировал выборы? После нынешних речей, как и после упомянутого случая, у следственных органов должны бы возникнуть множество вопросов к правителю. И начинаться допрос мог бы с обстоятельств, при которых лидер решил посетить место трагедии. Ведь если 11 апреля Лукашенко осматривал взорванную станцию "лишь" через полтора часа после трагедии, то 3 июля 2008 года он бросился в эпицентр сразу. Напомним, тогда во время массового гуляния в День республики в толпе взорвался пакет с небольшой взрывчаткой. Обошлось без трупов, но осколками были покалечены десятки людей. Куда, спрашивается, смотрела президентская охрана, допустившая этот "героизм" Лукашенка? Или была уверенность, что второго взрыва не будет?
 
Дальше - больше. За день до того взрыва в интервью "Комсомольской правде в Беларуси" Лукашенко сказал: "Оживление, конечно, будет. Но настораживает тот факт, что Западу наша оппозиция сильно надоела. Особенно американцам, — считает А.Лукашенко. — Те уже говорят прямо: будет дело — будут деньги. А это что значит? Уличные выступления, демонстрации. А если еще погромы и взрывы… Тогда заказчик вообще был бы доволен», - ошарашил он. Нет, "провидца" тогда не допрашивали, в очередной раз мордовали оппозиционеров.
 
Государственные СМИ всей своей мощью "прошлись" по оппонентам режима, по обыкновению, обвиняя их во всех смертных грехах. Но тогда, слава Богу, никого не посадили, так и не найдя, за что зацепиться. И вот уже вечером прошлой среды, спустя два часа после взрыва в метро Лукашенко требует от силовиков проверить, нет ли связи между нынешним терактом и предыдущим. Проходят сутки и, - вот же дар провидения, - подозреваемые сознались в осуществлении едва ли не всех взрывов, когда-либо звучавших в Беларуси.
 
Небывало оперативно задержанные террористы, по словам президента, до этого "работали токарем и электриком". И, по словам председателя КГБ, изготовили не имеющую аналогов в мире бомбу. Пока, правда, не ясны мотивы, толкнувшие на дело этих самородков. Как и то, почему для своего последнего теракта они выбрали момент, когда впервые за 16 лет правления Лукашенко стали рекордными темпами расти цены, возник дефицит масла и валюты. А может, они хотели таким специфическим образом вразумить Евросоюз, который именно в этот день рассматривал вопрос введения против Беларуси экономических санкций? Или подогнать Россию, тормозящую с выделением столь необходимого Минску очередного транша?
 
Как бы то ни было, но в последних "антитеррористических" речах Лукашенко упоминает все проблемы, с которыми столкнулись белорусские власти в последние месяцы. И делает недвусмысленные выводы: “Мы еще до президентских выборов предвидели, что нас будут давить, целенаправленно и методично, дестабилизировать обстановку. Так оно и произошло: сначала на валютном рынке, потом - на продовольственном, а потом рвануло в метро. Целая цепь“. Так что задержанные исполнители просто не могут оказаться банальными "психами" - задача у них другая. "Я поручил рассмотреть все заявления от политических деятелей. Мы ищем соучастников и заказчиков. Эти деятели от так называемой "пятой колонны", может, раскроют карты и укажут, кто заказчик. Всех привлечь и допросить, не глядя ни на какую демократию, стон и вой зарубежных страдальцев", - приказывает Лукашенко. И добавляет: “Нам брошен вызов и необходимо найти на него ответ“. Несмотря на то, что мотивы убийц остаются неизвестными, "ответ" спецслужбы искали недолго. Уже вынесены предупреждения "помалкивать" независимым газетам, журналистам, политикам и, судя по всему, - это только начало.
 
Есть нечто глубоко символическое в том, что на последних президентских выборах в Беларуси альтернативными кандидатами Лукашенко выступили профессиональные поэт и дипломат. Долгие годы, наблюдая за происходящим в этой стране, я вижу, что в авангарде борьбы с авторитарным лидером были и остаются люди с гуманитарным складом ума. Одним из самых запомнившихся внутренних конфликтов в Беларуси стал конфликт между Лукашенко и Союзом писателей. Выступления белорусских несогласных всегда носили мирный, ненасильственный характер. Я бы даже сказал, слишком мирный. Разве не абсурд, что оппозиционные манифестации годами двигались по тротуарам, люди переходили улицу исключительно на зеленый цвет и шли к месту на окраине города, на которое оппозиционерам указывали городские власти? А этих гуманитариев все равно периодически били и сажали!
 
В свою очередь речи и действия Лукашенко всегда отличались повышенной агрессивностью. Почитайте интервью президента разных лет: слова "кровь", "взрывы", "оружие" в его речи встречаются постоянно. Что бы не происходило в стране за 16 лет, во всем ему виделись козни кровожадной "пятой колоны" при поддержке зарубежных спецслужб. Именно попыткой вооруженного переворота он назвал события 19 декабря, когда массово вышедший на улицу народ кричал ему в центре Минска "Уходи!". Многих из тех, кто тогда протестовал, потом избили и бросили на нары СИЗО КГБ. Кто-то из них до сих пор дожидается суда, кто-то уже отправился в колонию строгого режима. Но "оружия оппозиции" никто так и не обнаружил! Даже спецназовцы, свидетельствовавшие против манифестантов в судах, отрицали наличие у оппозиционеров не только огнестрельных, но и колюще–режущих предметов.
 
Теперь найдут?
09:59 20/04/2011




Loading...


загружаются комментарии