Владимир Некляев: От обвинения веет духом сталинских времен

"Такое обвинение ни при каких условиях, ни за какие "послабления", "смягчение" в приговоре я не могу признать и не признаю». Такое заявление утром 25 апреля в Минский городской суд подал бывший кандидат в президенты Владимир Некляев.

Владимир Некляев: От обвинения веет духом сталинских времен
Поскольку сам политик находится под "бдительным оком" охранки из КГБ, утром это заявление в Минский горсуд отправила жена Ольга Некляева.
 
"Из прокуратуры города Минска мне присланный документ, в котором сообщается, что уголовное дело № 11011110141, возбужденное в отношении меня по ч.1 ст. 342 УК Республики Беларусь, направлена в Минский городской суд для определения территориальной подсудности.
Следствие по делу завершено. Нечего прятать в его «тайнах». В приложении к присланному документу мне разъяснено, что в соответствии со ст. 266 УПК Республики Беларусь непосредственно в Минский городской суд я должен обращаться теперь со всякими жалобами и ходатайствами, что я и делаю.
 
Обвинение, предъявленное мне по ч. 1 статьи 342 "за подготовку групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок", грозит лишением свободы на срок до 3-х лет. По сравнению с обвинением по ч.ч. 1, 2 статьи 293, которое предъявлялось мне раньше, оно гораздо мягче. Максимальный срок заключения уменьшен в пять раз - и можно было бы сказать «спасибо за ласку», если бы в "Постановлении о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд" не утверждалось, что не только в «групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок", а вообще в выборах Президента Республики Беларусь принимал я участие "с целью…  введения со сторону государств Европейского Союза, США и Российской Федерации экономических и политических санкций".
 
Такое обвинение ни при каких условиях, ни за какие "послабления", "смягчение" в приговоре я не могу признать и не признаю. Здесь перепутаны причины со следствием. Указанные санкции (если вообще можно назвать их санкциями) введены отнюдь не по причине массовых беспорядков, которых не было. Они введены по причине массового избиения мирных граждан подразделениями силовых структур, а также по причине массовых арестов, к чему я не имею никакого отношения. Не я приказывал избивать людей и не я приказывал их арестовывать.
Меня самого чуть не убили. За что?...
 
Несмотря на мои просьбы и требования моих адвокатов расследовать попытку покушения на мою жизнь, совершенное 19 декабря 2010 года в 19 часов 20 минут, когда я имел статус кандидата в Президенты Республики Беларусь и гарантированную законом неприкосновенность, этого не сделано. Ни в уголовном деле № 10011110362, ни в выделенном из него уголовном деле № 1101111014. Виновные в покушении не обнаружены, не наказаны - и ничто не мешает им повторить попытку. Тем самым нарушены основные, данные мне Конституцией, гарантии государства на защиту моей жизни, что вынуждает меня высказаться по существу обвинения.
 
Я принимал участие в президентских выборах не с целями, придуманными в обвинении, а с одной-единственной целью: стать Президентом Республики Беларусь. Это не преступление.
 
Для того, чтобы выборы были демократическими, свободными и справедливыми, я провел накануне их гражданскую кампанию «Говори правду», которой морально и материально помогало европейское демократическое сообщество. Это тоже не преступление. Как и все остальное, что инкриминируется мне в совершенно надуманном обвинении, в котором даже попытка покушения на мою жизнь представляется как ситуация, в результате которой я сам себе нанес травму. Но даже такие «фантазии» - мелочь по сравнению с общей концепцией обвинения, от которой веет духом сталинских времен, когда из белорусских поэтов лепили образы врагов белорусского народа, польско-немецких шпионов! Это напрямую оскорбляет меня как человека, как поэта, который все, что делал в жизни, сделал для Беларуси.
 
К сожалению, добиться демократических выборов мы не смогли. Как зафиксировано в заявлениях альтернативных кандидатов в президенты, поданных в ЦИК, а также в заявлениях миссии краткосрочных наблюдателей ОБСЕ и ПА ОБСЕ и долгосрочной миссии по наблюдению за выборами БДИПЧ ОБСЕ, президентские выборы в Беларуси прошли и не свободно, и не справедливо. Были сфальсифицированы. Вот это - преступление. Чтобы публично заявить о нем, я, как один из кандидатов в президенты, призывал моих сторонников на Октябрьскую площадь города Минска, где традиционно, как оно было и в 2001, и в 2006 годах, собираются граждане в день выборов. Право на свободу митингов, демонстраций и шествий гарантировано гражданам Республики Беларусь Конституцией - и его нельзя отменить постановлениями ведомств, а тем более нельзя запретить воспользоваться этим конституционного правом в дни, которые есть определяющие для будущего государства и народа.
 
Помимо права, которое гарантирует мне Конституция, я защищен от преследования за призыв на Площадь статьей 36 УК Республики Беларусь. Мои действия полностью подпадают под положения этой статьи. Через меньшее нарушение (административное: участие в несанкционированном мероприятии) я пытался предотвратить нарушение большее (уголовное: признание справедливыми несправедливых выборов). Вместе с другими кандидатами в президенты я собирался провести митинг, который бы принял резолюцию с непризнанием несправедливых выборов и требованием выборов новых, справедливых. В уголовном деле нет никаких доказательств, что я планировал что-то другое. Зато есть подмена понятия «непризнание выборов» понятием «требование санкций», что совсем не одно и то. Это выполнение заказа власти судить сегодня альтернативных кандидатов в президенты не за то, что было на Площади (разбитое стекло и остановленное  движение транспорта), а за то, что есть в стране (разбитая экономика и остановленное движение общества). Это попытка (особенно очевидна на фоне взрыва в метро) переложить вину за ухудшение уровня жизни из власти на оппозицию. В духе сталинских времен - на врагов. На пятьдесят тысяч «отморозков и отщепенцев», которые вышли на Площадь.
 
Чтобы не было никакой опасности для людей, я публично и письменно просил оказать содействие в поддержании порядка на Площади у министра внутренних дел и председателя комитета государственной безопасности. Но никто меня, кандидата в президенты, и граждан, которые шли со мной, не защитил даже в самом начале движения на Площадь, когда на улице Коллекторной на колонну кампании «Говори правду» напали люди в форме без опознавательных знаков.
 
Почему напали? ..  Это не только мой вопрос как потерпевшего, на который я имею право требовать ответ. Это ключевой вопрос для выяснения того, что на самом деле произошло в день президентских выборов в Беларуси.
 
В течение всей выборной кампании я повторял, как молитву, одно и то же: «Не может быть в белорусском обществе непримиримого противостояния! Как мы вошли в сегодняшнюю ситуацию через выборы - так через выборы нам из нее и выходить». Такая позиция и, как следствие ее, мирный сценарий митинга на Площади кого-то не удовлетворяли. Не это ли причина, по которой меня «нейтрализовали»? Если оно не так, то нужно доказать, что не так. Если причины другие, то необходимо выяснить: какие? Ведь это настоящее, а не придуманное преступление. Провокация, которая стала «спусковым крючком», детонатором взрыва насилия на Площади, о чем есть свидетельства и в материалах уголовного дела. К примеру, показания председателя партии «Справедливый мир» С. И. Калякина: «Большинство людей, приблизительно две трети из тех, кто пришел на площадь Независимости, пришли туда, потому что их возмутило избиение Владимира Некляева». Как показывают свидетели, после этой провокации Площадь изменилась количественно и качественно: стала более многочисленной и более активной, менее управляемой. Разве не этого и добивались организаторы нападения на колонну гражданской кампании «Говори правду» на улице Коллекторной? ..
 
Если провокация готовилась заранее и к ней причастны силы, способные организовать спецгруппу, которая с применением спецсредств "нейтрализует" кандидата в Президенты Республики Беларусь, то трудно утверждать, что я смог бы не допустить тех событий, которые привели к очевидных негативных последствий, политических и экономических . Но я сделал бы все, чтобы их предотвратить, и если за что-то и можно меня судить, то разве за то, что не дошел до Площади. Только в таком случае должны предстать перед судом и те, кто не дал мне до Площади дойти.
 
Все мы прежде всего граждане нашей страны, а потом уже поэты или президенты, судьи или подсудимые. Все мы понимаем: те, кто 19 декабря пришел на Площадь, чтобы выразить свое несогласие с несправедливостью и несвободой - никакие не преступники, а лучшие сыны и дочери Беларуси, которые проявили свою гражданское мужество. Потомки еще скажут им спасибо за это.
 
В ближайшие дни список несправедливо заключенных может пополниться новыми, не виновными ни в каких преступлениях, людьми: Дмитрий Бондаренко, Андрей Санников, Николай Статкевич и другие... Уже все понимают, что конвейер преследования нужно было бы прекратить. Чтобы перестали вращаться его шестеренки, нужно отключить энергию зла и ненависти, которая внезапно взорвалась с не меньшей силой, чем бомба в метро на станции «Октябрьская». Тем, кто конвейер запустил и кто на нем хлопочет, остановить его сложно. Нужен кто-то, кто бы подошел и сказал: «Смотрите, ничего сложного! Вот же рубильник! .. » И отключил. Сделать это мог бы как раз суд. Минский. Городской. Надеюсь, у судей хватит на это гражданского мужества.
Прошу Минский городской суд признать заведенное в отношении меня уголовное дело политически мотивированным и остановить ее через отсутствие в моих действиях, как и в действиях других кандидатов в президенты и всех участников Площади, подвергшихся уголовному преследованию, состава преступления. Только такое решение может привести нас к согласию и между собой, и с нашими соседями.
 
В конце концов так оно и случится. Я просто предлагаю не терять время.
 
Владимир Некляев".
10:51 25/04/2011




Loading...


загружаются комментарии