Иван Некляев: Дело "19 декабря" шито гнилыми нитками

5 мая начнется суд над экс-кандидатом в президенты Владимиром Некляевым. Поддержать поэта и политика приедет из Сморгони его брат Иван.

Иван Некляев: Дело "19 декабря" шито гнилыми нитками
 
Своими мыслями о происходящем в Беларуси, а также о предстоящем процессе над лидером кампании «Говори правду» Иван Некляев поделился с корреспондентом "Радыё Свабода"
 
Иван Прокофьевич Некляев на пенсии, последние годы живет в родительском доме, что на улице Богушевича в Сморгони. Дом со вкусом достроен и модернизирован, территория приведена к образцовому порядку. С женой Светланой выращивают козочек и пернатую живность - кур, индоуток.

Кому-то "козлы" мешают, а Некляевым от них только радость
 
Сюда часто наведывался из Минска брат Владимир, вместе они любили посидеть под развесистой яблоней. Сейчас поэт Некляев сидит под стражей, и сколько еще будет длиться, по словам Ивана Неклянва, этот театр абсурда, - в нынешней ситуации сказать сложно:
 
"Отношение со стороны различных государственных служб ко мне изменилось давно, еще после того, как Владимиру пришлось покинуть страну, уехать сразу в Польшу, а потом в Финляндию. Как только узнавали, что я родной брат того самого поэта Некляева, практически сразу же со мной контракт расторгался. Последние два года до пенсии я уже не работал, потому что было бессмысленно - если только идти дворником. Хоть я и инженер высшей квалификации. Причем, не имела никакой разницы - Сморгонь это или Минск. Это система, которая работает стабильно, отлажено".

возле родного дома в Сморгони
 
Еще в советское время Иван Некляев работал в центральном аппарате Государственного комитета сельхозтехники, начальником цеха на заводе роботов - военном предприятии средств комплексной автоматизации. Но в конце 1990-х довелось почувствовать минусы  "опасного родства". Нежелание терпеть такое предвзятое отношение в конце концов и привело к истокам - на родину.
 
Сейчас, как лицо заинтересованное, Иван Некляев пристально следит за политическими процессами. И не понимает, как служители Фемиды дальше собираются жить с такой коллекцией "заказных приговоров":
 
"Тем судьям, которые сейчас под прессингом выполняют свою работу и также поступают несправедливо перед людьми, я убежден, все еще вернется той же монетой. Все воздастся за их поступки. Какой это суд? Наблюдаю за процессом над Санниковым. Свидетель ходил по площади, фотографировал, принес снимки. Чистая была площадь! Даже в тот самый день, когда на БТ делались включению, было видно: ничего, что сейчас пытаются навешать, не было и близко. Я и сам знаю, Володя же говорил: не брать ничего, только термосы, так как хотели до утра стоять. Бутерброды и термосы - вот что рекомендовали взять тем, кто идет на площадь. А то якобы понабирали вил, кто-то с топором пришел - чушь полная. Надо с ума уехать, чтобы такое придумать вообще ... В итоге никакие документы не взяли, к делу не приложили. Мол, надо проверять и т.д. А что проверять? Вы же сами знаете, что ничего проверять не нужно, так все и было. Поэтому все это дело шито гнилыми нитками, но ведь все равно будут копаться ".
 
На убеждение Ивана Некляева, суд над братом и активистами его команды должен стать показательным вдвойне, поскольку на тот момент еще действующего кандидата в президенты нейтрализовали буквально на полпути - еще до начала запланированного митинга и событий Площади:
 
"Это вообще какая-то фантасмагория. И этого не видит только тот, кто вообще ничего не понимает ... Я вам скажу, еще хорошо, что хоть что-то показывают, суд еще какой-то организуют. Но из этих судов потом еще будут смеяться. Пройдет время, и на сегодняшних процессах будут учить молодых судей, рассказывать, что было такое время, когда судьи выносили решения, явно зная, что идут против закона. Как можно до такого вообще докатиться? Ведь это не суд, это судилище просто. Умные люди и сейчас смеются, и будут смеяться. А вот как будут те судьи жить - это, я вам скажу, вопрос неоднозначный. То, что их никто уважать не будет, - это одно, но ведь это приговор всему их роду, все племя их будет запятнано. Люди такого не забудут никогда".
 
И если уголовное дело против политических активистов власти имеются довести до логической развязки - то есть, с реальными сроками заключения, то факты жестокого обращения с оппонентами режима спускаются на тормозах. Иван Некляев в этой связи напомнит: например, судьба поданной в правоохранительные органы заявления об избиении Владимира Некляева 19 декабря неизвестный до сих пор:
 
"Как это нельзя выяснить, кто избивал? Там же не один человек, это же была группа спецназовцев, совершивших это преступление. Но о чем тут говорить? Да и кого было бить, Боже мой? Из Владимира, честно говоря, какой ходок? У него постоянно болели ноги, отсюда и проблемы со спиной. У него одна нога сильно травмирована с детства, с юных лет. Он всю жизнь прихрамывал, у него мениска был, треснувшее колено, чашечка. Ковылял, будем так говорить, хотя и молодой. А тут взяли в 65 лет и дубиной по голове перетащили. О котором гуманизм можно рассуждать? ".

Братья Некляева в Кревским замке
 
События 19 декабря бумерангом вернулись к семье Некляева. Если жена господина Владимира Ольга фактически вынуждена отбывать вместе с мужем домашний арест, то сморгонские родственники лишний раз убедились в человеческих качествах обычных людей, соседей, с которыми они делят жизненное пространство.
 
Светлана, жена Ивана Прокоповича, которая после окончания консерватории всю жизнь отработала хоровым дирижером в минском музыкальном училище имени Глинки, теперь имеет возможность оценить степень свободы несколько иной социальной группы белорусского населения.
 
"У нас после того, как с Володей такое случилось, соседи боялись даже здороваться. И это лучшая характеристика нашего народа. Выхожу, хотела какое слово сказать, то они шарахаются, они боятся. И это люди, которые всю жизнь здесь прожили, знают Некляевым издавна. Это же страшно! Так это же взрослые люди. Кто-то там доски строгал, деньги зарабатывает, другие как-то крутятся, но чего так боятся?
 
Я скажу честно: да это резко, грубо, но основная часть нашего народа - быдло. И таким нас сделало государство - необразованным быдлом. Ведь стадом таким легче управлять. Как наш главный сказал: им чарку и шкварку, и больше ничего не надо, никаких потребностей нет. Бутылка - это самое дешевое сегодня, шкварку на селе тоже найти можно. Вот и все, имеем в результате спитый народ. Что ему больше нужно, что он еще в жизни видел? А сейчас уже не видят и их дети, потому что у нас такой уровень образования. Так чего нам хотеть? Этот народ никогда не поднимется ... Точнее, он поднимется, но после того, как многое изменится, если народ начнет все же учиться и знания получать не так, что пошел купил ".
 
После того, как Владимиру Некляеву переквалифицировали обвинение с организации массовых беспорядков на организацию действий, грубо нарушающих общественный порядок, лидеру кампании "Говори правду!" угрожает не 15 лет лишения свободы, а "всего" три.
13:20 03/05/2011




Loading...


загружаются комментарии