Подоляк: Авторитарный режим закручивает гайки больше, чем есть резьбы

Недипломатические высказывания Александра Лукашенко, брошенные в адрес целых государств и отдельных руководителей высокого ранга, вызвали не только волну возмущения, но и попытку разобраться: почему лидер страны, которая не входит в число стратегических игроков даже в своем регионе, позволяет себе подобные вольности?

Подоляк: Авторитарный режим закручивает гайки больше, чем есть резьбы
И не больше ли всех в этом смысле активничают украинские аналитики: несмотря на политические расхождения, они бросились защищать обвиняемого в "вшивости" президента Украины Виктора Януковича.
 
Так стоит ли вести широкий диалог с Лукашенко, который своими эмоциональными заявлениями осложнил и без того не самое завидное положение государства? Свои мнения относительно внешнеполитической ситуации, в которой оказалась Беларусь, высказывает консультант по информационным стратегиям, шеф-редактор общественно-политического интернет-ресурса "Обозреватель" Михаил Подоляк.
 
- Михаил, начнем с того, что ровно семь лет назад, в мае 2004-го, ты был депортирован из Беларуси как раз на том основании, что позволял себе "антигосударственную риторику" на страницах газеты "Время", которую тогда редактировал. Срок депортации закончился через пять лет, в 2009-м. То есть формально мог бы вернуться в Беларусь?
 
- Не мог бы. Потому что я был депортирован по специальной статье, которую ввели задним числом - "угроза национальной безопасности". И для того, чтобы потом въехать в страну, из которой был депортирован (по крайней мере, как в Беларуси считается) по этой статье, ты должен официально обратиться в инстанции. Потому что статус другой: это не просто депортация по факту каких-то экономических нюансов или на основании нарушения законодательства, которое регламентирует жизнь иностранных граждан, а это угроза национальной безопасности. Это вроде шпиона, которого выслали из страны, а шпион назад уже не может вернуться. Только когда само государство даст ему разрешение туда заехать - после того как он уже закончил быть "шпионом". То есть я невъездной в Беларусь пожизненно, по крайней мере при правления Александра Григорьевича.
 
- Тем не менее, интерес к Беларуси остается, о чем свидетельствует и твой сайт кompromatby.com, и соответствующие публикации на obozrevatel.ua.
 
- Интерес, безусловно, есть. И большой. Во-первых, большой кусок жизни посвящен Беларуси. Во-вторых, там много друзей. В-третьих, до сих пор считаю, что это прекрасная страна в целом. По отдельным позициям есть нюансы, но в целом страна прекрасная. В-четвертых, честно говоря, очень жаль, что в стране, где есть очень много перспективных людей, они не могут реализоваться. При том, что я как раз занимаюсь технологиями, которые позволяют людям реализоваться.
 
Что касается оценки того, что происходит. Однозначно: это классическая, стандартная паранойя авторитарного режима, который искренне неубежден в том, что он контролирует ситуацию. И в этом нет сомнения. То есть всегда перед тем как пасть любой авторитарный режим старается закрутить гайки больше, чем есть резьбы в этих гайках. И вот сейчас это происходит. Это однозначная признак того, что смерть режима наступает. Буквально уже дыхание ее чувствуется: не знаю, какое - Чайна-Стокса, прерывистое или еще какое-то полукоматознае, но система умирает. Система, которая неадекватно реагирует на общественные вызовы, отдает душу. А то, что происходило 19 декабря, либо до того дня - это даже в рамках Беларуси абсолютно нормальный общественный вызов, просто вопросы, которые были заданы. Они никоим образом не артикулировались в силовом варианте. И, соответственно, когда авторитарный режим реагирует таким образом на эти вызовы, то, понятно, что это признак страха. А страх - это начало конца.
- Оппонентам режима досталось и во время предыдущей президентской кампании, но масштабы "зачистки" были все же более скромные ...
 
- Да, система еще пять лет назад не боялась. То есть она была частично уверена в том, что любые вызовы может погасить. Теперь система не убеждена в том, что сможет их остановить. И, соответственно, считает, что если она будет запугивать, будет постоянно закручивать, будет уничтожать - не в прямом физическом смысле, а в плане моральном, - то таким образом она якобы продолжит кредит собственного существования. Ничего подобного. На самом деле они сейчас сделали даже больше, чем всё оппозиционное движение в течение последних 15 лет.
 
Власть своему обществу показала, что она его панически боится. И если раньше люди равнодушно к этому относились, занимались какими-то своими насущными делами, зарабатывали немного денег и как бы не обращали внимание - мол, есть где-то президент, есть какие-то движения, то сегодня все обратили внимание на неизмеримость вызова и реакции на него.
 
- Так вот общества и задает вопрос: почему такая острая реакция? И какой должна быть реакция встречная?
 
- Общество не только задает вопросы. Заметьте, произошло бурление. Реально бурление, не искусственное, а настоящее. Люди начинают задумываться: так если эта система так боится 20-летних мальчиков, которые выходят на площадь и скандируют любой лозунг, значит, эта система не гарантирует ничего. Она не гарантирует не собственное выживание, ни стабильность для этого общества. И это уже серьезный вопрос. Другое дело, что в отличие от более резких стран, Беларусь медленнее входит в такую ​​ситуацию, медленнее находит для себя единственно правильное решение. А решение для Беларуси остается неизменным с 1994 года. Это - нормальный президент. Или - даже нормальная парламентско-президентская система правления, при которой невозможно появление неподготовленного человека, который вышел из случайного среды, не будучи профессиональным управленцам, не имея нормальных моральных ценностей, но получает в управление, условно говоря, большой коллектив. Так вот решение одно: устранение Лукашенко. Не в буквальном смысле, не физическое устранение, а отстранение от власти. Других решений не бывает.
 
- После известных высказываний главы Беларуси могло показаться, что двери для властей закрываются практически со всех сторон. Но позиция Европы в отношении белорусского режима осталась в основном неопределенной ...
 
- Если ставить вопрос так, как любят ставить их в Европе - якобы Лукашенко гарантирует сегодня некую стабильность территорий, бизнес-интересов, каких-то транзитных интересов, то почему они не думают, что если Лукашенко завтра поменять, то эта стабильность не возрастет в сто раз? Я, например, убежден: если сегодня проинвестировать в изменения принципов управления в Беларуси, сделать там парламентско-президентскую республику, либо президентскую с другим президентом, или премьерскую страну, то гарантии любым бизнес-инвестициям, европейским, российским, другим, вырастут многократно. Более того, инвестиции в решение проблемы Лукашенко несоизмеримы с этими гарантиями. То есть инвестируют энную сумму денег в решение этой проблемы ...
- Прости, почему инвестировать надо обязательно извне?
 
- Объясняю. Пример Ливии. Когда человек переходит границу, убивает своих людей, жестоко, сотнями или уже тысячами, то тогда остается одно решение - внешнее вмешательство. Так, Лукашенко не убивает пока сотнями. Но он избивает сотнями. Поэтому бомбить Беларусь, военные объекты на ее территории, не надо. Тогда что необходимо? Нужна помочь внешним вмешательством - финансовым, консультационным, организационным и ресурсно-человеческим. Чтобы решить проблему отстранения его от власти. Именно вмешательство в тех видах, о которых я сказал, так как внутреннего ресурса для этого нет: нет внутри денег, бизнесменов, готовых финансировать, нет человеческого ресурса, даже нет защиты у людей, так как вся система, которую построил Лукашенко, это его частная охранная фирма . Все - милиция, армия, КГБ, прокуратура - это охранная фирма семьи Лукашенко. Они охраняют только его. Они не охраняют белорусов, они не занимаются Беларусью.
 
По сути, получается, что есть общество, которое называется страна Беларусь, и есть семья Лукашенко, в которой есть институты государства - но не белорусского, а государства, которое является лукашенковским. И вот эти институты воюют против страны Беларусь. Соответственно, ресурсов в страны Беларусь, в общества нет для того, чтобы воевать. У них нет медийных ресурсов, нет человеческих ресурсов, нет финансовых ресурсов и, главное, нет защиты на случай, если не совсем адекватный человек достанет из кармана пистолет и начнет стрелять по ногам - во имя Лукашенко. Поэтому задача всех внешних лиц, заинтересованных в разрешении ситуации в Беларуси, - это не ведение диалога с Лукашенко, а создание максимально некомфортных условий для его существования. Тотальная изоляция, в том числе экономическая. Можно потерпеть, Европа не умрет, если в течение двух месяцев не будет ничего покупать белорусского. Я понимаю, что такое бизнес, но не умрет Европа без белорусских товаров. Вот это важные вопросы, которые нужно понимать.
 
10:18 04/05/2011




Loading...


загружаются комментарии