Закат Второй республики

Осматривая политико-экономический ландшафт республики, возникает ощущение, что та Беларусь, к которой мы привыкли за долгие годы правления А. Лукашенко, ушла навсегда.

Закат Второй республики
Ей осталось место только на странице школьного учебника по истории для белорусской средней школы в параграфе "Беларусь при первом президенте".
 
Если использовать традиции французской политической истории, то Первая республика в РБ завершила свое существование в 1996 г. Вторая республика, воплотившая в жизнь почти все стандарты типичного авторитаризма, склоняется к закату прямо на глазах. Не хватает только какого-либо толчка, момента, когда власть «споткнётся» на каком-либо политическом или экономическом препятствии - «кочке», после которого система начнет распадаться на глазах.
 
Такой политической или экономической «кочкой» может быть все, что угодно. К примеру, реальное воплощение в жизнь решения о продаже гражданам валюты по предварительному заявлению с приложением справок о здоровье, рецептов на импортные лекарства и т.д. С учетом того, что республика почти полностью долларизирована, то социально-политический эффект от столь радикальных мер по сокращению спроса на конвертируемую валюту может оказаться удивительным. Тем более, что переход продажи валюты по заявлениям по идее должен сопровождаться ужесточением законодательства по незаконным валютным операциям.
 
Останется один шаг до принудительного обмена оставшейся у населения валюты на некие чеки Национального Банка и возрождение сети магазинов «Березка», где чеки можно будет отоварить тем, от чего по тем или иным причинам отказалась высшая белорусская номенклатура (цвет не вышел, размер, срок годности закончился, марка непрестижная).
 
В создавшихся валютных условиях власти должны особое внимание уделить белорусской оппозиции, так как она превращается в реальный сектор белорусской экономики, который притягивает зарубежные инвестиции буквально ни за что, так как оппоненты режима ничего на рынок ЕС не поставляют, кроме проектов, чья себестоимость минимальна. Объективно, учитывая заявленные в ЕС и США программы финансирования, оппозиция вполне может выйти на «теневой» рынок валютных операций и быстро монополизировать его. Или открыть подпольный банк… Валютный ручеек через оппозиционные круги не столь уж незначителен, чтобы им не пренебрегать, тем более, что ситуация на политическом поле республики все более напоминает северокорейский аналог, что подразумевает увеличение зарубежных инвестиций.
 
Продажа «ужасов» становится вполне рентабельным бизнесом руководства РБ. Если на Запад «ужасы» продаются через посредников – оппозицию, то на Восток этим непосредственно занимаются сами белорусские власти на переговорах с российским Минфином по вопросу предоставления республике «кредита бюджетной поддержки». Бесспорно, заявления Минфина РБ о том, что перспективы получения кредита вполне реальные, не вызывают каких-либо возражений, так как кредит буквально на глазах обрастает все большим объемом условий, включающих в себя уже не только программу структурных реформ, но и форм контроля над ними. В частности, определённые формы контроля будет включаться в соглашение о предоставлении кредита от Антикризисного фонда ЕврАзЭс.
 
Ситуация складывается любопытной. Валютный кризис втянул страну в кризис управления. Фактически, государство ушло из экономики, так как чтобы контролировать белорусскую экономику, необходимы деньги. Денег, то есть валюты, у властей нет. Почти вся она уходит в уплату за энергоносители – какой-то экономический «паровоз» с известным КПД. Кредиты означают возвращению «руководству» Беларуси реальной власти в экономики. Но только на время, так как никто о реальных реформах в республике даже не помышляет. 3 миллиарда будут проедены в несколько недель.
 
Как вырваться из данной петли, не снижая жизненный уровень до стандарта Таджикистана (о Молдавии уже не говорим) никто не знает. Правительство республики все последние два года, когда «белорусская экономическая модель», уподобившись подводной лодке, принимала все больше кредитного балласта и продолжала в предвыборный период гордо «демонстрировать флаг», последовательно упускало все возможности по решительному вмешательству в экономическую сферу. Понятно, что девальвацию надо было делать еще по итогам выхода из экономического кризиса. Сейчас уже поздно, так как она идет стихийно, подрывая последнее доверие к власти.
 
Процессы уже необратимы? Нет «лодка» еще не утонула, она только зависла на грани провала в морскую бездну – борта трещат, свет аварийный, кислород (валюта) почти закончился, субъекты хозяйствования лежат на палубе, капитан сошел с ума, уверяя команду, что все отлично, и все выберутся на поверхность. Мы не исключаем такую возможность, так как «корпус» белорусской экономической «лодки» еще советский, да и российский «линкор» рядом, но с таким командным составом «корабль» белорусской экономики все равно обречен.
 
Понимание данного факта постепенно проникает в сознание белорусского народа, который, в общем, пока демонстрирует свои возможности выживаемости - у обменников образовались постоянные очереди, но не исключено, что со временем упорядочиванием «валютных» очередей займутся специально нанятые структуры, запись перейдет в Интернет, появятся фирменные «номерочки» и т.д. Снова актуализировался дачный агросектор. В республике на глазах умирает туристический бизнес. Оживают на глазах оптовые рынки Смоленска, Пскова и других российских регионов, прилегающих к республике. Однако этим народная экономическая самодеятельность заканчивается. Между тем, по самым скромным подсчетам, жертвой валютного рынка стало около миллиона трудовых мест. Хоть как-то выживают только предприятия, чья продукция уходит на экспорт. Перечень таких экспортеров, за исключением предприятий нефтехимии, крайне скудный.
 
Экономическая эмиграция приобрела катастрофический характер. Даже в Москве – огромном 12-миллионом мегаполисе, почувствовалось дыхание белорусского кризиса на местном рынке труда.
 
Причины кризиса глубоки и только косвенно связаны с негативным сальдо внешней торговли, что является лишь следствием, а не причиной. К сожалению, проблема не только в нереформированности белорусской экономики. Проблема в менталитете белорусского политического класса, уверенного, что заложенная в советское время схема республиканской экономики должна быть, безусловно, востребована в современном мире. Руководство Беларуси переоценило международную занчимость республики, само себя убаюкало сказками о «центре (вариант: сердце) Европы». Никто не хотел признаться в том, что при постсоветской экономической системе республика несостоятельна, ее суверенитет может быть оплачен только внешней поддержкой.
 
Сейчас, даже при самом оптимистическом варианте выхода из кризиса придется считать огромные экономические и политические потери, которые понесет как экономика Беларуси, так и ее руководство. К политическим потерям необходимо будет отнести понимание того, что руководство страны не в силах обеспечить экономическую независимость Беларуси, а следовательно сохранить жизненный уровень его населения. А. Лукашенко и его правительство целиком зависят от внешней помощи, т.е. их власть во многом виртуальна и держится только на привычке и традициях электората. При появлении любой реальной альтернативы она не имеет перспектив…
 
Ничему не верьте!
 
В начале мая начал постепенно проясняться туман, который до последнего времени при помощи властей окутывал расследование террористического акта в минском метро. За три недели после «раскрытия» данного преступления власти, рассказывая об исполнителях теракта, так запутались, что даже перечислять все нестыковки, которыми изобилуют многочисленные интервью первых лиц белорусского государства, включая президента республики, не имеет смысла.
 
Более того, сейчас, после по прошествии трех недель после теракта и несмотря на то, что представляя населению группу террористов, руководство республики явно что-то скрывало и пыталось запутать некие следы, внимательный анализ всей представленной информации позволяет с властью согласиться – именно эта группа молодых людей реально причастна к теракту и один из них действительно под присмотром видеокамер заложил заряд под скамейкой на станции «Октябрьская». Нес он его совершенно спокойно и уверенно, так как, скорее всего, не знал, что в сумке находится взрывчатка. Власти это прекрасно понимали, хотя и пытались создать у населения ощущение, что преступление уже раскрыто. Понятно, что это делалось для того, чтобы сбить волну паники, охватившую Минск. Напомню, что 12 апреля в студенческих аудиториях минских вузов сидело всего треть студентов.
 
Власти очень рисковали, так как, уверяя народ, что опасности нет, они тем самым стимулировали заказчиков, а если арестованных ребят привлекли к теракту «в темную», то и частичных исполнителей, повторить теракт. Или знали, что второго теракта не будет. Как знали и 4 июля 2008 года…
 
Руководство республики явно переборщило, стремясь закрепить исключительно удобную для собственного оправдания версию об «уникальных террористов», выросших в обычных белорусских семьях, закончивших обычную белорусскую школу, работающих на обычном белорусском заводе и выбравших время, для того, чтобы после обычного распития спиртных напитков в конце рабочего дня по дороге в съемную квартиру за 500 долларов в месяц (нормальный заводик!) подорвать в обычный день станцию метро в собственной столице. Причем взорвать уже в третий раз за последние годы. В общем, скучно было ребятам. Между тем, таких в республике сотни тысяч… В итоге власти добились обратного – версия о причастности руководства страны к самому страшному в истории независимой Беларуси теракту стала столь привычной, что ее приняли, как аксиому даже в среде средней белорусской номенклатуры (забегая вперед, автор хотел бы еще раз подтвердить, что он уверен в непричастности А. Лукашенко к теракту от 11 апреля 2011 г.).
 
Безусловно, автору очень хотелось бы поговорить о «профессионализме» тех, кто не силах составить хотя бы правдоподобную версию о том же «террористе Коновалове», но когда проводишь анализ всего того абсурда что о данном молодом человеке распространяют в белорусских СМИ, невольно возникает сравнение с «Красной капеллой». Здесь необходимо разъяснить: в деятельности группы антифашистов «Красная капелла», боровшейся против гитлеровского режима, зафиксирован любопытный факт. Один из членов группы, работая на Берлинском радио, как-то увидел подготовленные к эфиру тексты, в которых говорилось, что германские войска за несколько месяцев боев смогли взять в плен больше 10 тыс. советских медиков. Антифашист быстро приписал к 10 000 еще два нуля. Диктор так и прочел в эфире. Смеялась вся Германия. Может быть, мы в данном случае имеем аналогичный вариант и кто-то, как и тот, кто передал в Интернет страшные кадры с А. Лукашенко на фоне женских растерзанных трупов, нам просто сигнализирует из следственных кабинетов: ничему не верьте! С другой стороны, ведь нормальный человек не может поверить в этот абсурд. Даже как-то оскорбительно видеть, что власти считают всех за идиотов. Во всяком случае, неожиданные проблемы со здоровьем главного фигуранта этого страшного дела были так долгожданны, что никого не удивили. Более того, если вдруг объявят, что «террорист», проникшийся ужасом и раскаянием от содеянного, вдруг покончил с собой, то и это не вызовет изумления…
 
Ситуация тем более парадоксальная, что власти сами пали первой жертвой своей же версии. Попытка совместить в одном лице (группе) и исполнителей и заказчиков оказалась столь примитивной, что в нее никто не поверил.
 
В итоге власти республики, помимо внешней арены, оказались в изоляции уже на внутреннем политическом поле и на них сейчас смотрят, как на преступную клику, осатаневшую от страха потерять власть. Создавшуюся ситуацию нельзя считать провалом информационной политики властей, так как на самом деле перед нами полномасштабный кризис власти в республике.
 
То, что власти не нашли настоящих виновников (заказчиков) страшного преступления говорит то, что они, нахваливая сами себя, что является белорусской политической традицией, продолжали иступлено искать. Под прикрытием призывов усилить бдительность и бороться с расхлябанностью, шла титаническая работа по поиску реальных террористов.
 
Кольцо сомкнулось
 
Естественно, шла и аналитическая работа, которая постепенно позволила снять со счетов большинство ранее выдвинутых версий. Стало ясно, что прямого внешнего вмешательства нет, хотя определенные связи между террористами и какими-то внешними силами возможны, но скорее всего они не носят руководящего свойства. Теракт стал все больше приобретать собственные национальные черты и сконцентрировался вокруг внутренних версий.
 
Первой отпала армия. Кроме того, постепенно стало ясно, что и среди отставных офицеров, имеющих опыт войны в Афганистане террористов искать бессмысленно. Терроризм –дело, как правило, молодых. Кроме того, учитывая, что белорусы, как, между прочим, и американцы, ярые добровольные доносчики, составить серьезный заговор в гражданском обществе практически невозможно.
 
Нет смысла даже упоминать оппозицию в качестве организаторов. Тем более, что стоит предупредить: за декабрь – февраль определенными лицами из руководства штабов оппозиционных кандидатов властям были сданы практически все активисты, причем с обильными характеристиками и точными персональными данными, открыты властям почти все коммуникации по финансированию оппозиции из-за рубежа, включая курьеров, указаны все иностранные граждане, что обеспечивали связь с белорусской оппозицией в период выборов, раскрыта роль посольств (в данном случае не очень значимая) и т.д. После столь обильного информационного «урожая», А. Лукашенко может с полным основанием утверждать, что «оппозиции нет», а есть «пятая колонна». Стоит только отметить, что колонна весьма «жиденькая» для того, чтобы даже собраться, не говоря уже об организации теракта. Между прочим, власти это понимали и, несмотря на завывания оппозиционных информационных ресурсов, после 11 апреля никакой второй волны репрессий не учинили. Им нужны были реальные террористы.
 
Заказчик найден?
 
В конце прошлой неделе что-то произошло. Ряд косвенных внешних признаков позволяет очень осторожно утверждать, что заказчик найден. Методом исключения можно выйти на один более-менее реальный вывод – заказчик находится внутри власти, и скорее всего, в силовых структурах. Между прочим, об этом говорит и характер взрыва – типичный воинский боезапас, без признаков сугубо террористической начинки – шариков, обрезков арматуры, гаек и т.д., т.е. того, что могло уничтожить не 12 человек, а положить на перрон станции полторы сотни трупов. Взрыв был нужен не сколько ради жертв, а ради определенных политических целей. Все как 4 июля 2008 г. Заказчик и тогда и сейчас один и тот же.
 
Заказчик находится внутри силовых структур. И сейчас руководство страны, скорее всего, его знает. Знает и мотивы его действий, которые могут быть и против А. Лукашенко, а могут и в помощь ему.
 
Заговор
 
Перед нами, безусловно, заговор. Если белорусский президент к этому заговору примкнет, то он сам станет террористом. Если он сдаст заказчика правосудию, то неясно, как он сможет дальше управлять страной… на самом деле у главы белорусского государства нет выбора. В любом случае ему отвечать… Сейчас, если глава белорусского государства знает о закзачике (что не факт!), то ему было бы желательно, чтобы о теракте как-то все забыли.
 
Автор делает предположение, что сдать Заказчика А. Лукашенко не сможет. Для этого вывода есть серьезные причины. Если этот прогноз оправдается, тогда нас ждет в минимальном случае чистка рядов силовых ведомств от тех, кто нашел Заказчика. Просто будут истреблять. Но на это еще решиться надо, так как там тоже ребята не промах. В худшем случае нас ждет кровавая стычка внутри силовых ведомств, жертвой которой может оказаться сам белорусский президент. Малая кровь, как и ложь, тянет за собой большую. Это аксиома.
 
Сейчас все зависит от А. Лукашенко.
 
Однако…
 
А. Лукашенко превратился в подобие фюрера зимы 1944 – 1945 гг., который даже за два месяца до смерти часами занимался архитектурными проектами по послевоенной перестройке городов Германии. Так и белорусский президент - прячется в песках Туркмении, увлеченно реформирует спорт, толкует о земледелии, то есть создает впечатление, что все нормально и все идет своим ходом: погибших 11 апреля похоронили, раненых лечат, включая тех, кто лишился ног, рук, глаз и т.д. Все хорошо в самой спокойной и стабильной республики СНГ, где периодически гремят взрывы, где уже треть работоспособного населения превратилось в гастарбайтеров, депопуляция стало необратимой (надо до 4 детей рожать в семьях, чтобы ее остановить), а Минск постепенно превращается в Гавану времен Батисты и скоро будет жить исключительно доходами от казино и проституции под контролем Дмитрия Лукашенко.
 
Между тем, республика постепенно вползает в зону политической неизвестности. Все негативные процессы уже вырвались из-под контроля властей и начинают реально разрушать остатки политической стабильности. Это не значит, что у белорусского авторитаризма уже иссякли силы. Конечно, дракон явно дряхл, он уже давно не парит над страной, а ползает по земле, его крылья обтрепались и осталось только часть зубов. Он уже не столь страшен, сколько смешон и когда А. Лукашенко грозно кричит и угрожает в стиле «Бойтесь меня! Вы обязаны меня бояться», то все это смотрится как угрозы сказочного Кощея Бессмертного, у которого смерть на конце иглы, а игла в яйце, яйцо в утке, а утка… в сумке террориста. Но он еще может многое и очень опасен.
 
Лично А. Лукашенко не причастен к теракту, но теракт породила созданная им система подавления и государственного террора. Разросшийся до безумия силовой монстр превратился в «государство в государстве»: скопище непонятно кому подчиняющихся группировок, воспитанных в безнаказанности, получающих от государства прекрасное содержание, занятых собственными проблемами и слежкой друг за другом. Монстр давно не управляем, свыкся с кровью и сжился с ролью мамелюков в собственной стране.
 
Чудовище рано или поздно поглотит своего создателя, так как давно наметило ему замену. Весь белорусский истэблишмент это прекрасно понимает - в какой кабинет не зайди, все потирают ручки в предвкушении…
 
Развязка впереди. Ее можно отдалить, но от нее не уйти.
09:03 09/05/2011




Loading...


загружаются комментарии