Суд над Некляевым и Рымашевским. День третий

10 мая во Фрунзенском суде Минска продолжилось рассмотрение дела кандидатов в президенты Владимира Некляева и Виталия Римашевского, а также членов штаба Некляева Андрея Дмитриева, Александра Федуты и Сергея Возняка и доверенного лица Римашевского Анастасии Положанко.

Суд над Некляевым и Рымашевским. День третий
Подробности первого дня процесса.
Подробности второго дня процесса.
 
Выступление Владимира Некляева в суде 6 мая.
 
Судья - Жуковская,
Гособвинитель - Кожевников;
День третий.
10:00 Процесс начался с допроса главного фигуранта - кандидата в президенты Владимира Некляева. Некляев отвечает на вопросы государственного обвинителя. Прокурор спрашивает: зачем Некляев призвал народ на площадь? Кандидат в президенты говорит, что выборы были недемократичными, и площадь была единственным вариантом. А текст предупреждения он увидел только в материалах уголовного дела.
 
Прокурор спрашивает об агитационной продукции. Некляев говорит, что на это были выделены деньги государством, но ничтожно мало. Они добились, чтобы разрешили в законодательстве, чтобы граждане могли перечислять деньги. И компания Некляева использовала эту возможность.
 
Прокурор спрашивает, думал ли Некляев о развитии событий? Некляев говорит, что да. Когда он увидел каток на Октябрьской, то, что площадь перегорожена щитом, его это очень обеспокоило - он думал о безопасности людей.
 
Прокурор спрашивает: обсуждалась ли идея, куда можно приглашать людей? Некляев говорит, что да. Площадь Свободы не подходила, ближе всего была именно площадь Независимости.
 
Он собирался провести на Октябрьской площади мирный митинг. А резолюцию, которую предполагалось принять на митинге, планировали передать властям. Некляев подчеркивает, что Площадь должна была быть управляемой - для этого и везли звукоусилительную аппаратуру. Говорит, что прежде всего думали о безопасности. Создали дружину, которую разогнал "Алмаз". Он лично звонил в МВД.
 
Прокурор спрашивает, призывая людей на площадь, Некляев представлял, какое количество людей может придти на площадь? Некляев говорит, что наши граждане послушны, они не собирались никому нанести вред. О Макдоналдс говорит: вряд ли туда могло зайти большое количество людей.
 
Прокурор спрашивает о событиях 19 декабря.
 
Некляев в 14 часов проголосовал. Потом он ходил в Генпрокуратуру вместе с другими кандидатами. Они стучали час, чтобы у них приняли законные требования, но им так и не открыли. После прокуратуры Некляев поехал в свой штаб. Там он готовил резолюцию, которую должны были принять на площади о недемократичности выборов. Потом они вышли на улицу Коллекторную. В это время неожиданно появляется машина ГАИ. Капитан набросился на Некляева - мол, мы должны проверить микроавтобус. Некляев полез в карман, чтобы достать удостоверение кандидата в президенты. "Здесь в центре Минска в праздничный день началась война. На кандидата в президенты набрасываются, избивают его, корреспондентов, девушек - вот что должно рассматриваться в суде". Он пытался подняться, потому что чувствовал ответственность за людей, которых призвал на площадь. Потом потерял сознание. Когда приехала скорая помощь и он пришел в себя, пытался осмыслить, что произошло, но не мог понять. В больнице врачи меняют диагноз - за час тяжелая черепно-мозговая травма стала легкой. "Из реанимации выхватывают людей! Кандидата в президенты голого тянут на мороз!"
 
Прокурор спрашивает, какое количество людей из штаба собиралось идти на площадь.
 
Некляев говорит, что с корреспондентами было человек 70-75. Что касается машины со звукоусиливающей аппаратурой, Некляев понимал, что кому-то было выгодно, чтобы аппаратуры на площади не было. В микроавтобусе были люди. Он вновь вспоминает, что не раз его задерживали и досматривали машины, где он ехал. То будто бы машина угнана, то еще что-нибудь.
 
Прокурор спрашивает, видел ли Некляев, что перед ним были сотрудники милиции. Некляев говорит, что знал - они были в черном, один был капитаном. Некляев им объяснял, что они создают прецедент - нарушают права кандидата в президенты.
 
10:50 - 11:00 Вопросы задает адвокат Букштынов. Что конкретно было в обращении в прокуратуру? Некляев говорит, что в первую очередь было требование освободить лидера "Молодого фронта". Они хотели пригласить генерального прокурора на площадь, а представителей власти к диалогу. Букштынов задает уточняющие вопросы: В качестве кого они хотели видеть генпрокурора или представителей прокуратуры? Некляев отвечает, как представителей власти. Адвокат спрашивает о статье 36: Почему Некляев считает, что крайне необходимо было призвать людей придти на площадь? Некляев объясняет, что страна сейчас в самой сложной ситуации за все время независимости. И если не потушить огонь несправедливых выборов, то пожар, раздутый этим, может сжечь всю страну.
 
11:00 - 11:20 Адвокат Сидоренко спрашивает, обращались ли к Некляеву во время инцидента с автомобилем, чтобы проверить уточнить его личность? Некляев говорит, что нет. Его даже на спросили, кто он и не смотрели в удостоверение. Только 29 января, когда Некляев уже был под домашним арестом, он узнал, что произошло с автомобилем. Некляев рассказал, что его ударили дважды. "Я стоял и кричал, не бейте людей. И в этот момент на меня напали. Я этого не ожидал. Никто из тех людей, кто шел со мной не выразил никакой агрессии".
 
Сидоренко: Разрабатывались ли планы по информационному и финансовому обеспечению незаконных действий?
 
Некляев отвечает, что ничего такого не было. А за границей они обсуждали свои проблемы на открытых заседаниях, так как внутри страны это невозможно было сделать. И никакая иностранная организация, по словам Некляева, им не помогала.
 
Судья: А кто разрабатывал вашу программу?
 
Некляев: штаб, но я полностью согласен что надо перераспределять власть в стране, тпоскольку исполнительная власть "подгребла под себя все". Главное, сказал Некляев, нужно вернуться к Конституции 1994 года и потом реформировать страну. Экономику страны невозможно развивать без этих реформ.
 
Судья: В том проекте обсуждали Площадь?
 
Некляев: Нет, это была стратегия.
 
После чего Некляев обратился с ходатайством, чтобы суд присоединил к материалам дела жалобу, что выборы прошли незаконно. К жалобе присоединяются факты и объяснения. Некляев заявил и о личном ходатайстве: относительно встреч с родственниками, в частности, с дочерьми. "Я не видел несколько месяцев своих дочерей и прошу суд разрешить мне свидание с ними, как самыми близкими".
 
Спрашивают мнения сторон о ходатайства. Обвинитель против того, чтобы присоединялась жалоба в Верховный суд по поводу выборов. Он также против и свиданий с родственниками. Адвокат Букштынов напомнил, что в постановлении о домашнем аресте Некляева разрешались его встречи с близкими родственниками. "Это лица, которые охраняют Некляева, не позволяют ему встреч с дочерьми", - заявил Букштынов, говоря о поддержке этого ходатайства. Адвокат Тамара Сидоренко также поддержала ходатайства.
 
11:30 Судья ушла в совещательную комнату для решения вопроса о ходатайствах.
 
12:00 Ходатайство о встрече с дочерьми отклонили.
 
Некляев ходатайствует, чтобы вызвали в суд свидетелями Анатолия Кулешова и Александра Лукашеко, как людей, которые руководили операцией на площади. Обвинитель - "против". Адвокат Букштынов - "за". Федута поддержал ходатайство, чтобы вызвали Кулешова.
 
Ходатайство не удовлетворили. Мол, Лукашенко и Кулешов - не свидетели.
 
12:08 - 12:25 Приглашают свидетеля обвинения - Валерия Данилькова, сотрудника ГАИ.
 
19 декабря заступил на службу в 18 часов на Октябрьской площади. Стояли сначала вдоль проезжей части. Собрались граждане с флагами и транспарантами. Что-то выкрикивали, но не понял, что. Сотрудники ГАИ находились на площади, чтобы не допустить людей на проезжую часть. В районе Дворца профсоюзов люди пытались выйти на проезжую часть. ГАИшники выстроились в цепь, чтобы не допустить этого. Находился в цепочке, что перекрыл проспект. Колонна остановилась, завязалась беседа с кандидатами в президенты. называет фамилии Статкевича, Уса, Халип, Санникова. Разговаривали с начальником, чтобы милиционеры освободили проезжую часть и позволили выйти на дорогу. Начальник попросил не нарушать движения. Люди не реагировали на его просьбу, продолжали нарушать правила движения. Движение общественного транспорта было остановлено.
 
Говорит, что количество граждан было велико, когда они постепенно заходили на тротуар, могли бы там пройти. Не узнает присутствующих - говорит, была зима, и люди были в зимней одежде.
 
12:50 Следующий свидетель Тусовский. Говорит, что 19 декабря был на службе на Октябрьской площади часов с 18-ти. На площади собралось много людей. Люди вышли на проезжую часть. Движение транспорта было остановлено. Говорит, что было очень шумно. Но он был сосредоточен на выполнении своей задачи.
 
Федута уточняет, где конкретно стояла цепь. Адвокат спрашивает, информировали ли сотрудников ГАИ, что будет много людей. Свидетель говорит, что да. Конкретная задача была - не допустить выхода людей на площадь.
 
12:55 В суде объявляется перерыв до 14 часов.
 
14:00 Процесс возобновился.  Следующий свидетель - сотрудники ГАИ Игнатьев. Свидетель нес службу и был на Коллекторной во время инцидента с колонной Некляева. Говорит, получили информацию, что на Коллекторной в Фольксвагене будет взрывчатка и его нужно задержать. Прибыв на место, увидели колонну 50-60 человек, бело-красно-белые флаги. Автомобиль Фольксваген двигался в центре колонны. Игнатьев говорит, что вышел из автомобиля, представился и сказал, чтобы дали возможность осмотреть его. Человек 10-12 его окружили и начался диалог с Некляевым. "Около автомобиля был непосредственно Некляев и другие. Я требовал разрешить осмотреть, на это не отреагировали. Попытались оттолкнуть служебный автомобиль ГАИ с проезжей части. Вдруг раздались взрывы, в автомобиле Фольксваген разбили стекло. Что кричали люди вокруг, я не помню".
 
Свидетель Игнатьев говорит, что колонна из Некляевым двигалась по проезжей части. Не видел, чтобы сотрудники милиции кого-то там задерживали. Еще говорит, что через 30 минут снова задержали автомобиль, так как пришла новая информация о взрывчатых веществах в автомобиле. Видел, что в том автомобиле были какие-то канистры, но точно не видел что именно, лучше видел его напарник.
 
Начали задавать вопросы адвокаты. Перекрыли ли вы своим служебным автомобилем движение транспорта на Коллекторной? Свидетель говорит, что не перекрывали движение, а только хотели проверить.
 
Адвокат: почему вы обратились непосредственно к Некляеву?
 
Ответ: потому что тот шел первым.
 
Адвокат: когда прибыли на место сотрудники милиции в черном?
 
Свидетель говорит, что сразу за этим.
 
Адвокат: а что это был за взрыв?
 
Свидетель: возможно, взрывпакет, возможно, милиции.
 
Но, говорит, подробностей не видел и микроавтобус Фольксваген так и не осмотрел. Ведь начался переполох, одни побежали, другие лежали ...
 
Адвокат Сидоренко уточняет: когда получили информацию о Фольксваген?
 
Инатьев: В 17.00-17.20. От оперативной службы. Сказали, что непосредственно на улице Коллекторной стоит Фольксваген. А мы знали, что там штаб Некляева. Но мы к офису не подъезжали.
 
Адвокат: Почему более часа вы искали и не видели этот автомобиль, ведь он стоял у офиса Некляева много времени?
 
Свидетель говорит, что, возможно они "прозевали". После увидели автомобиль с горы и по крыше узнали. Еще "интуитивно" поняли, что это тот автомобиль.
 
"Среди дороги прекратят было нелогично", поэтому спыили на Коллекторной.
 
Адвокат: а приказ был осмотреть или задержать?
 
Свидетель: сначала осмотреть и если будут основания, задержать. Повторяет, что когда вышел из своего авто и подошел к Фольксвагена, его окружили журналисты и доступа к машине не было.
 
15:20 Свидетеля опрашивает судья. Она спрашивает, почему свидетель решил, что люди в черном - этосотрудники милиции. Он говорит, что понял это по их командам и действиям. Никаких свидетельств он не видел. Не видел также, чтобы участники шествия сопротивлялись милиционерам. Говорит также, что люди в черном толкнули и его.
 
16:15 Следующий свидетель - Вячеслав Павлюкович. 19 декабря был на службе. Но не помнит с которого часа. Он патрулировал вдвоем с Игнатьевым. Обвинитель спрашивает, что было на Коллекторной?
 
Говорит, что поступила информация, что в микроавтобусе находятся запрещенные вещества. Заблокировали движение. Игнатьев вышел первым. Потом выбежали из автобуса сотрудники милиции. Кто-то пытался оттолкнуть сотрудников милиции. Говорит, что присутствовал при досмотре микроавтобуса, видел там аппаратуру. Колонна людей направилась в сторону центра.
 
Обвинитель просит уточнить, что было на Коллекторной. Свидетель говорит, что толпа начала двигаться от дома, кричали "Жыве Беларусь!" Люди двигались по проезжей части.
 
Адвокат уточняет, где находились люди, когда остановили автомобиль. Спрашивает, знал он, что это были сотрудники милиции. Свидетель отвечает, что да, они были в черной форме. Они кричали, что они - милиция. Адвокат спрашивает, где были надписи на форме. На вопрос, сколько их было, говорит, что не считал.
 
Как они наводили порядок, спрашивает адвокат.
 
Свидетель: приказ был "ложиться на землю!". Вот так и действовали.
 
Адвокат: А как они укладывали на землю людей? Применяли специальные средства?
 
Свидетель: положили на зялю с применением физической силы.
 
Это признание свидетель сделал после двух замечаний адвокатов и замечания судьи.
- В какой момент появилась милиция?
- Сразу, когда люди рядом попытались оттолкнуть мою руку. Вдруг появилась милиция, крик "Милиция!", "Все на землю!" Потом раздались "легкие хлопки". Силу применяли к тем, кто оказывал сопротивление.
 
Адвокат Сидоренко пытается выяснить: людей укладывали на снег?
 
Свидетель: На землю ... все ...
 
Адвокат: Как?
 
Свидетель: Руками.
 
Адвокат: наносили удары?
 
Свидетель: Не видел, не помню.
 
Адвокат: Видели ли вы, как Некляеву наносили удары?
 
Свидетель : Не видел.
 
Адвокат: А куда подевались сотрудники милиции позже?
 
Свидетель: Не заметил, так как занялся своим автомобилем.
 
Адвокат спрашивает, а что забрали из Фольксвагена, если вы его осматривали?
 
Свидетель отвечает, что не видел этого, так как занялся своей работой. "Какая разница, кто осмотрел автомобиль".
 
Свидетелю сделали замечание, чтобы он отвечал на вопросы, а не уклонялся.
 
Не помнит, сколько было милиционеров в черном.
 
Абвокат: Видели телесные повреждения у Некляева?
 
Свидетель: По-моему видел, но не помню точно, возможно, я это видел в интернете.
 
Адвокат Сидоренко просит огласить показания свидетеля из материалов дела "в связи с расхождениями".
Адвокат: Нарушали порядок другие люди, кроме тех, кто раскачивал ваш автомобиль?
Свидетель: Да.
Адвокат: Составляли ли вы на них протокол, как-то среагировали?
Свидетель: Нет.
 
Некляев задает вопрос свидетелю: вы 4 раза сказали, что в числе тех, кто толкал служебный автомобиль был Некляев. Подтверждаете это?
Свидетель: Мне так показалось. Вы же там были ...
Некляев снова спрашивает: А вы видели. как меня положили на землю?
Свидетель: Нет.
Некляев подает реплику: Получается, все, что было раньше, вы помните, а как сразу после этого меня кладут на землю и бьют, не помните.
 
Федута задает вопрос: Был ли в вашем служебном автомобиле кто-то во время того происшествия?
Свидетель: Два или три человека, не помню. Говорит, что был экипаж в составе сотрудников ГАИ.
Судья уточняет: видел ли он Некляева после инцидента?
Свидетель: Его понесли куда-то, домой.
Судья: Видели ли синяки на его лице?
Свидетель: Да, какая-то царапина была.
 
На вопрос Дмитриева о точном времени инцидента, сказал, что не знает, так как "плохо запоминает время".
Адвокат Лабоха: Вы говорили, что не можете объяснить, как в вашем служебном автомобиле повредили зеркало и стекло.
Свидетель ответил, что не помнит точно, увидел эти повреждения позже, когда отъезжали с места происшествия.
Адвокат: А проводилась служебная видеосъемка этого происшествия?
Говорит, что не знает, но признает, что видел по телевизору.
Адвокат: А подходил ваш напарник Игнатьев к Некляеву после появления милиционеров?
Свидетель: Не помню.
Адвокат: А как оказалось, что ни вы, ни ваш напарник не видели, как избили Некляева?
Свидетель: Я смотрел в другую сторону.
 
Положанко спрашивает: Вы не боитесь уголовной ответственности за халатность, так как не вызвали к пострадавшим скорую помощь и не оказали помощь?
Свидетель: Если бы я знал, что есть повреждения, я бы вызвал.
Положанко: А почему вы не проверили, не получили ли они повреждения?
Свидетель: Я не должен оказывать помощь людям, которые нарушили порядок.
Положанко: А вы обязаны выполнять все приказы, даже незаконные?
Свидетель: Я убежден, что незаконные приказал не получаю.
17:34 Следующий свидетель - Юрий Корольков - сотрудник ГАИ. Нес службу в машине со звукоусиливающей аппаратурой. В 20:30 начал читать текст на русском и белорусском языках. О том, что надо разойтись, иначе будете привлечены к уголовной ответственности. Текст читал раз 10 на каждом языке.
17:40 Следующий свидетель - Юрий Кислов. Нес службу 19 декабря. Задача - информирование граждан о том, что несанкционированное мероприятие. Ехал в хвосте колонны и предупреждал, пока люди шли на площадь Независимости. Самих событий на площади почти не видел. Текст прочел всего 20 раз.
17:47 Следующий свидетель - Денис Садовский. Судья делает предупреждение за свободный тон. Обвинитель спрашивает, имеет ли он отношение к БХД? Такой партии нет, говорит Садовский. Но признает, что в избирательной кампании Римашевского участие принимал. События 19 декабря помнит. В 19 часов собирались возле Железнодорожного вокзала. Потом пошли на Октябрьскую. Позже началось общее движение в сторону администрации. Толпа вынесла на проспект круг кандидатов вместе с охраной. Все пошли в сторону площади Независимости. Кандидаты говорили с сотрудниками ГАИ, чтобы те обеспечили движение колонны.
17:57 Следующий свидетель - демократический активист, предприниматель Вадим Кабанчук. Он не видел, чтобы кандидаты прорывали кордоны. Они разговаривали с сотрудниками ГАИ. О чем говорили, не слышал, было шумно. Люди скандировали лозунги «Жыве Беларусь!» Ему кажется, что транспорта не было, на улицах стояли сотрудники ГАИ. От Октябрьской до Независимости колонна шла минут 30.
10:10 10/05/2011




Loading...


загружаются комментарии