Александр Федута: Слов нет, а выражения будут позже

10 мая один из обвиняемых по делу "19 декабря" Александр Федута продолжил публикацию в Живом журнале отчета с судебного процесса, который проходит в суде Фрунзенского района Минска.

С 5 мая здесь судят продолжается суд над кандидатами в президенты Владимиром Некляевым и Виталием Рымашевским, а также членами штаба Некляева Андреем Дмитриевым, Александром Федутой и Сергеем Возняком и доверенным лицом Римашевского Анастасией Положанко. Всем предъявлено обвинение в организации групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо участии в них. Максимальное наказание по этой статье - до 3 лет лишения свободы.
 
- Сегодня после перерыва продолжались допросы. Вначале допрашивали Некляева, причем все порядком выдохлись после того эмоционального всплеска, который устроил Прокопыч на прошлом заседании. Ну, отказали ему в удовлетворении ходатайств, так он, похоже, и сам не надеялся, что удовлетворят.
 
А затем началось!
 
Оказалось, допрос гаишников, присутствовавших при избиении кандидата в президенты, -- чертовски увлекательная штука. Выяснилось, например, что еще в декабре (sic!) они дали показания о том, что "неизвестные в черном", уложившие народ лицом в утоптанный снег, долбанувшие по голове Прокопыча, Дмитриева и еще человек пять, унесшие в неизвестном направлении звукоусиливающую аппаратуру, -- это ... сотрудники милиции! На них, оказывается, написано было: "Милиция", поэтому гаишники и решили, что это милиция. Наивные люди эти гаишники. До сих пор, вероятно, верят в существование Деда Мороза, в то, что если на заборе написано "Х...р", то за ним непременно находится публичный дом и т.п. При этом один гаишник показал, что подошел после этого "ледового побоища" к Прокопычу, лежавшему лицом в снег, прощупал пульс НЕ НА РУКЕ (на горле?!) - и преспокойно уехал, услышав шум подъезжавшей "скорой". А второй сказал и вовсе -- что никакой "скорой" не было, а избитого кандидата в президенты кинули в снегу, не подходя даже к нему, и "свалили" восвояси. Тут уже даже судья не выдержала и продемонстрировала, что судья она на самом деле очень даже классная - и с чувством юмора, и с хорошо заточенными на вопросы зубами. Правда, когда ты понимаешь, что сидишь не в зале, а на скамье подсудимых, радость от полученного удовольствия как-то сама сходит на "нет".
 
Дальше чередой мельтешили всякие прочие служащие системы МВД. Говорили без натяжек, спокойно -- надо полагать, не врали.
 
Один сказал, что сидел в машине, озвучивавшей просьбы к народу разойтись, напротив входа в БГУ. Делал он это пять-семь минут, после чего от начальства поступила команда - что? Правильно! Уехать! Причем по его словам было это в 20-30, а колонна от Октябрьской площади по самым быстрым подсчетам в это время даже не начинала двигаться.
 
Тут и второй "агитатор" подоспел. Этот ехал в машине позади колонны, причем озвучил свое предложение разойтись - сколько бы вы думали? Ровно ТРИ РАЗА! После чего колонна продолжала идти, а машина с милицейской звукоусиливающей техникой ЕХАЛА ПОЗАДИ КОЛОННЫ БЕЗ ЗВУКА.
 
По-моему, господа сделали все, чтобы КОЛОННА ПРОДОЛЖАЛА НАРУШАТЬ ПРАВИЛА ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ, но они при этом имели возможность соблюсти лицо.
 
Дальше - больше.
 
Например, один из стоявших в оцеплении сотрудников органов правопорядка показал, что стоял в цепочке, преграждавшей путь ... к Площади Победы. Поскольку все остальные стояли в аналогичных цепочках по направлению к Площади Независимости, и неповиновение законным требованиям представителей власти заключалось в том, что их обошли как раз в этом направлении, возникает вопрос: то есть, Октябрьскую площадь оцепили так, чтобы массовый исход с нее в ЛЮБОМ направлении был бы этим самым неповиновением? Или меня переклинивает, почтеннейшие сэры и пэры?
...
Последним актом моралезонского балета стал допрос одного из членов инициативной группы Виталия Рымашевского -- неизвестного мне Дмитрия Ш. Парня, как оказалось, допрашивали в качестве свидетеля после пятидневного ареста в Бресте, привезя в Минск, где его задержание в течение 12 часов никак не было оформлено, задним числом навесив на него еще десять суток административного ареста, при этом напугав возможностью четырехлетнего заключения!
 
Нет слов.
 
Но и выражений пока нет. Это будет, как я понимаю, позже.
 
Пока же отметим, что после выступления Прокопыча народ слегка поиссяк в своем интересе. На процессе из более-менее известных личностей были Людмила Грязнова, Лявон Борщевский и Язэп Янушкевич, приволокший Прокопычу из родимой раковской усадьбы шмат домашнего сала.
 
Завтра заседание продолжится.
11:45 11/05/2011




Loading...


загружаются комментарии