Суд над Некляевым и Рымашевским. День шестой

Во Фрунзенском суде Минска вот уже шестой день идет судилище над кандидатами в президенты Владимиром Некляевым и Виталием Римашевским.  

Суд над Некляевым и Рымашевским. День шестой
Вместе с ними судят и членов штаба Некляева Андрея Дмитриева, Александра Федуту и Сергея Возняка и доверенного лица Римашевского Анастасию Положанко.
Подробности  первого дня процесса.
Подробности  второго дня процесса.
Выступление Владимира Некляева в суде 6 мая.
Подробности третьего дня процесса.
Подробности  четвертого дня процесса.
Подробности  пятого дня процесса.
Судья - Жуковская, гособвинитель - Кожевников; адвокаты: Атаманчук, Лабоха, Петрович, Савич, Сидоренко, Букштынов.
День шестой.
10:00 Процесс возобновился. В зале Временный поверенный в делах ЕС в Беларуси Жан-Эрик Хольцапфель, поэт Леонид Дранько-Майсюк и философ Валентин Акудович.
10:05 Утреннее заседание начинается со опроса свидетелей. Свидетель Мария Садова рассказывает о том, как ей Борисов предлагал собирать за него подписи. Также ей предлагали собирать подписи за Римашевского и Некляева. Богуслав Унгур обещал приличную плату - 1 доллар и больше за подпись. Подписи собирала. За подписи Римашевского оплату получила. О факте передачи денег свидетель отказывается говорить. Людям, которые ставили подписи, денег она не давала. Римашевский делает заявление, что подписные листы, заверенные этой сборщицей, в ЦИК не сдавались. Такого имя в его инициативной группе нет.
10:15 Судья принимает ходатайство заслушать свидетелей защиты. Прокурор против. Некляев протестует: мол, обвинитель постоянно переходит на личности. Судья сказала, что свидетели будут заслушаны.
10:20 Адвокат Положанко заявляет ходатайство пригласить руководителей предприятий, которые закрылись раньше из-за массового шествия и недополучили прибыль. Прокурор опять против. Судья отказывает в удовлетворении ходатайства, но к этому вопросу обещает вернуться.
10:40 Выступает свидетель Сергей Аникеев. Водитель "Фольксвагена" сине-зеленого цвета. 18 декабря забрал один шатер, который ранее стоял возле ГУМа. 19 декабря стоял возле офиса, ездил в магазин за едой для тех, кто был в офисе. Адвокат Букштынов расспрашивает его о событиях на улице Коллекторной. Там стоял еще один микроавтобус белого цвета. Колонна двинулась, и он зашел в офис попить чаю. Слышал взрывы. Потом прибежали раненые люди. Некляева принесли без движения, он был сильно избит. Люди рассказывали, что на них напали люди в черном. Некляеву вызвали скорую помощь. Еще у человек 10 - 15 были повреждения. Некляев был некоторое время в бессознательном состоянии. Медики его повезли в больницу. Свидетель потом хотел поехать домой, но его остановила машина ГАИ. Люди в черном не представились, силой вытащили его из автомобиля. Забрали палатку, 10 настольных ламп. Вернули техпаспорт и свидетельство? До сих пор ничего не вернули. Палатку потом он видел по БТ. Но она лежала в другом микроавтобусе зеленого цвета, но не в его авто. Там еще была канистра синего цвета, звукоусилительная аппаратура, говорит Аникеев.
10:55 Выступает свидетель Игорь Симбиров. Знает всех обвиняемых, говорит, что все они - личности выдающиеся. Адвокат расспрашивает, что такое компания "Говори правду!" и чем она занималась. Симбиров очень эмоционально говорит о социальной направленность компании, о правде, которая так необходима людям. Он еще с 2001 знал, что "мы придем на площадь с цветами и шампанским". Рассказывает, что он делал 19 декабря. Был в штабе на Немиге, 42. Видел там Дмитриева, Федуту, позже подошел Некляев. Он сам сидел за компьютером. Вечером собирались идти поздравлять Некляева на площадь. У некоторых были цветы. У народа был праздничный настрой. Чувствовали, что могут быть провокации. Его задача была - окружить автобус и защищать его. Улица была перерыта, идти можно было только по тротуарам. Он видел, как буквально врезается в колонну машина ГАИ. Естественно, народ кинулся туда. Когда он обернулся, увидел взрыв. Народ растерялся. Никакого сопротивления не было. Перед ним омоновец в черном разбил стекло автобуса, бросил Симбирова на землю и наступил сапогом. Он услышал крик: "аппаратуры в автобусе нет!" Симбиров говорит, что, однозначно, это были силовые структуры. Было много людей с камерами, журналистов. Когда эти "чудовища" исчезли, люди начали кричать, что Некляев без сознания. А люди в черном избили людей и исчезли. Перед автобусов лежал избитый Некляев, еще человек 5 избитых он видел. Осталось человек 40, которые решили идти на площадь. Он намеревался также идти и рассказать, что произошло с Некляевым. На площади Октябрьской он был. Не совсем понял, как люди оказались на проезжей части. Призывов идти на площадь Независимости он не слышал. Брань слышал только от людей в черном.
11:20 После выступления Симбирова двое присутствующих в зале начали аплодировать. Судья удалила их из зала.
11:25 Свидетель Нина Похлопко рассказывает, что была заместителем председателя "Движения вперед", издавали продукцию просветительского характера. Никакого упоминания о выборах в продукции не было.
Похлопко рассказывает про общественное объединение "Забота", которое снимало помещение на улице Немига, 42. Рассказывает о событиях вечера 19 декабря. Говорит, что колонна начала формироваться около 19 часов, человек 70 - 80. Два микроавтобуса находились на улице Коллекторной. Ей показалось, что начали стрелять, были какие-то взрывы. Люди в черном без опознавательных знаков выбежали из двух автобусов с непристойной бранью, вытащили и избили водителя микроавтобуса, была кровь. Потащили звукоусиливающую аппаратуру, действовали люди в черном очень быстро, бросали людей лицами в снег. Она видела лежачих избитых людей. Люди в черном были тренированные, специально обученные, действовали очень профессионально, у них были дубинки. Некляева отнесли в офис, оказали помощь, вызвали скорую. Она подвернула ногу, и поэтому ушла домой. На обыск ее не пригласили - был нарушен закон, так как она руководитель офиса. Офис опечатали.
11:50 Александр Федута попросил объявить перерыв на 5 минут.
12:00 Выступает свидетель Олег Шебетник. Рассказывает о компании "Говори правду", говорит, что занималась она социальными проблемами, помогали людям, в том числе и чернобыльцам. Был доверенным лицом Некляева. Рассказывает, какие препятствия чинили Некляеву, когда он ездил по регионам: останавливали машины, искали там наркотики. Адвокат спрашивает о событиях 19 декабря. Шебетник говорит, что собирались праздновать победу или выход Некляева во второй тур выборов. На улице Коллекторной видел машину со звукоусиливающей аппаратурой. Колонна растянулась метров на 10. Машина ГАИ стола поперек. Слышал взрывы.   Люди, что напали на колонну, были в черном без опознавательных знаков, скорее всего, это было какое-то спецподразделение. Было ощущение, что в перчатках были кастетами, так как удары были сильными.  Его положили лицом на землю. Люди в черном били людей, разбили стекло в микроавтобусе. Били жестоко. Аппаратуру перегрузили в свой автобус. На земле лежали избитые женщины. Журналистов также положили лицами в снег. Избиения Некляева не видел. Видел только, как несли бессознательного Некляева. Сам он пошел на площадь. Люди на площади уже знали, что избили Некляева, они были шокированы. Далее рассказывает о встречах Возняка в Жлобине, Мозыре, Светлогорске, других городах. Возняк приглашал людей праздновать победу 19-го на площади. Свидетель говорит, что избирательная кампания и "Говори правду" были разными, под разными флагами. "Говори правду" отличалась именно своей социальной направленностью.
12:21 Следующий свидетель - Владимир Гончарик. Был на Октябрьской площади, прошел в колонне до Мингорисполкома. У людей было приподнятое настроение, как раньше на первомайских демонстрациях. Выступлений не слышал. Громко звучала музыка. Людей было много. Куда идут, он понимал, а зачем и что дальше - не знал. Сам он шел по тротуару. Это была мирная демонстрация. Сопротивления и беспорядков не было. Призывов разойтись он не слышал. Об избиении Некляева ему сообщили по телефону, когда он шел через парк Горького на площадь. Судья снимает вопрос о площади в 2001 году и участии Гончарика в выборах 2001 года.
12:35 Свидетель Григорий Костусев рассказывает о своей жалобе о нарушениях в ходе избирательной кампании. Приводит конкретные примеры принудительного досрочного голосования учащихся и студентов под присмотром преподавателей - всего 260 страниц. Это конкретные документы, факты, письма. Информацией о нарушениях делился с другими кандидатами. Прокурор спрашивает о шествии 19 декабря. В шествии он участвовал. Слышал лозунги "Жыве Беларусь!". Сам передвигался по тротуару. Еще на самых первых встречах с избирателями понял, что выборы будут сфальсифицированы. В беседах и встречах по выработке общей концепции Площади не участвовал. Говорит, что заранее общей концепции не было. Об избиении Некляева узнал на Октябрьской площади. Был возмущен, что избиение произошло еще во время голосования, хотя в это время кандидат должен быть защищен законом. За время предвыборной кампании с Некляевым он общие планы не обсуждал.
13:00 Следующая свидетельница Екатерина Карпова. Ее муж - друг Дмитриева, тот пригласил Карпова 19 декабря в офис на Немиге. Рассказывает об инциденте на улице Коллекторной. Когда прошли метров 50 в колонне, видела вспышки, слышала взрывы. Ее положили грубо на землю с бранью. Совсем рядом пролетела шумовая граната. У нее были ожоги лица, ноги, повреждена сумка (продемонстрировала сумку в суде), куртка вообще пришла в негодность. Говорит о грубом насилии со стороны людей в черном.
13:05 Объявлен перерыв до 14.00
14:02 После перерыва слушают свидетеля водителя автобуса маршрута № 100 Козловского. Говорит, что проспект был перекрыт ГАИ. Инспектор сказал, чтобы водитель развернулся и поехал в обратную сторону. На Октябрьской были люди.
14:20 Свидетель Николай Демиденко. Знает Положанко и Римашевского. Был на Октябрьской 19 декабря. Пришел туда с Привокзальной площади. Был на ступеньках Дворца профсоюзов. Выступали люди, но музыка заглушала. Люди были настроены мирно. Положанко видел, но порой они терялись. Адвокат спрашивает, вела ли за собой Положанко людей. Демиденко говорит, что нет.
14:30 Следующий свидетель Николай Ковш, кандидат педагогических наук. Руководитель региональной организации «Говори правду» в Бресте. Цель компании - в ее названии. Объясняет разницу между президентской кампанией Некляева и компанией «Говори правду», там были разные люди. Приводит факты фальсификации на выборах, ссылается на председателя Брестского облисполкома Сумара, который рассказал, что во время выборов было так много людей за Лукашенко, что пришлось снизить количество на 16 тысяч. Приводит другие факты.  Фальсификации приобрели массовый характер. Эмоционально рассказывает про подсчет голосов, размер самой большой стопки «тянул» не более чем на 50 процентов. Нарушения во время кампании и стали причиной, по которой люди вышли на площадь.
14:40 Свидетель Татьяна Короткевич, член инициативной группы Некляева, рассказывает, как пыталась записать Некляева на встречу с министром Кулешовым, председателем КГБ Зайцевым и мэром Ладутько. Безрезультатно. Единственное, что предлагали - прием у заместителя председателя Мингорисполкома. Хотели содействия в обеспечении безопасности. Рассказывает о компании «Говори правду». Обращались к высоким чиновников 8 или 9 декабря. Рассказывает об инциденте на улице Коллекторной. Оказалась зажатой между двумя машинами - микроавтобусом со звуковой аппаратурой и машиной ГАИ. Люди в черном бросили ее на землю, угрожали, нецензурно выражались. Слышала, как двое в черном разговаривали между собой о Некляева: «Ты его убил». Другой говорит: «Не может быть». Пощупал пульс и дал еще раз в живот. Люди были одинаково одеты в черное. Видела, как положили журналистов лицом в снег. У людей из колонны в руках были флажки, никаких палок, стержней не было. Цель была - сопровождать звукоусиливающую аппаратуру, чтобы люди на площади могли слышать выступления.
15:05 Свидетель Карпов рассказывает об инциденте на улице Коллекторной. Там было человек пятидесят. Люди были безоружны, радостные, мирно настроены. Краем глаза видел в микроавтобусе стойки, саму аппаратуру не видел. Люди шли по тротуарам. Со стороны улицы Короля выскочили «организмы» в черном, положили всех в снег. Ругались страшно. Он прикрыл жену собой. Кто-то пытался поднять голову, получил сильный удар. Был "клон" на одно лицо - люди в черном. Ему показалось, что в снег положили всех. «Было требование в матерной форме "Всем лечь лицом в снег!" Говорит, что еще за год до выборов он знал, что будет на площади.
15:30 Следующий свидетель Владимир Колос. Вечером 19-го пришел на Октябрьскую площадь. Людей было много, ничего не слышно. Организации митинга не было, люди не знали, что делать. Постояв так, поздоровавшись со знакомыми, он решил пойти домой. Около «Центрального» услышал звуки, сзади шла толпа. Шествие было мирное, вполне цивилизованное. Потом он стоял возле Красного костела. Через полчаса ушел домой. Привело на площадь то, что от выборов всегда ждет перемен. А тут опять разочарование. Много умных, интеллигентных людей вышло, чтобы продемонстрировать свою позицию. Он считал, что должен быть единый кандидат. Впереди колонны лидеров, кандидатов не было.
15:40 Свидетель Татьяна Протько пошутила, что знает Некляева с 1917 года. Судья шутку оценила и даже усмихнулась. Говорит, что Некляев должен быть духовным лидером нации. Рассказывает о компании «Говори правду», как они пытались помочь исправить недостатки в коммунальных службах, решить социальные проблемы. Сама она отвечала за работу общественных приемных. Говорит об установлении мемориальной доски памяти Ларисы Гениюш в Праге. Хотели сделать библиотечки о правах людей. Издали 4 книжки. Была кампания по увекавечиванию памяти Василя Быкова. Компания «Говори правду!» работала легально. Хотела «разбудить» общество, как говорит президент, «достучаться до людей». Компания ставила только социальные задачи. Рассказывает, как пыталась убедить Ермошину, чтобы процесс избирательный сделать демократичным. Перечисляет суть нарушений: начиная от формирования избирательных комиссий, доступа к СМИ, заканчивая подсчетом голосов. Татьяна Протько говорит, что Некляев - гордость нации. А мы его судим.
16:05 Следующий свидетель - Геннадий Буравкин. Был доверенным лицом Некляева. Это его добровольный выбор. Некляев - замечательный поэт европейского уровня, лауреат Государственной премии, которую получил в наше время. Песни звучат по всей стране. Был руководителем Союза писателей, руководителем ПЕН-центра. Этот человек может претендовать на самую высокую должность в этой стране. И моральную, и политическую позицию Некляева поддерживает. Особых деталей плана «Площадь» не знает, на площади не был. Но это мирная акция, которая должна дать возможность людям высказаться после выборов. У Буравкина есть основания считать, что выборы были недемократичными. Судья останавливает Буравкина, который хотел рассказать про свой международный опыт, когда работал представителем Беларуси в ООН. Буравкин говорит об ответственности Некляева, о том, что так перевороты не делаются. Буравкин слышал о призывах приходить на площадь по телевидению. Но никогда не слышал, чтобы призывали приходить вооруженными. Предполагалась мирная акция. Объясняет разницу между политической президентской кампанией и общественной, нравственной компанией «Говори правду!"
16:25 Некляев обращается к Буравкину. Спрашивает, было ли в их длинной жизни что-то такое, чтобы он мог причинить кому-то зло преднамеренно? Буравкин очень эмоционально отвечает: «Нет!» И говорит, что когда увидел избитого Некляева, не мог спать. Для него однозначно - избили Некляева «черные люди», не потому что они в черном, а потому, что они черные. Судья останавливает Буравкина.
16:45 Свидетельствует Евгений Онищенко, доверенное лицо Римашевского. Рассказывает, что на площадь его привели убеждения, что выборы прошли с многочисленными нарушениями. На Октябрьской был рядом с Римашевским. Во время выступлений кандидатов не было слышно ничего. На площади было такое количество людей, что физически они не могли там поместиться, поэтому толпа вылилась на проезжую часть.
17:00 Свидетель Ирина Логвин - также доверенное лицо Римашевского. Говорит, что на площади предполагался мирный митинг, ни о каких антисоциальные действия речи никогда не велось. Никаких призывов куда-нибудь двинуться она не слышала, Римашевский только призывал соблюдать порядок.
 
17:05 Свидетель Валерия Черноморцева знает Римашевского более 10 лет, была доверенным лицом Римашевского. Была наблюдателем на избирательном участке. Рассказывает о том, что было у Дворца профсоюзов. Гремела попсовая музыка. Кандидатов не было слышно. Началось движение на площади, но люди не знали, куда идти. Вроде бы кто-то слышал Статкевича. У нее было чувство, что с ГАИ был договор, что можно было выйти на проезжую часть, так как в направлении администрации президента был картон, а в направлении Дома правительства не было. У людей не было агрессии, наоборот, возвышенный настрой. Виталия Римашевского услышала только, когда он произносил около памятника «идолу», чтобы не поддавались на провокации, вели себя спокойно, чтобы милиция не совершала насилия в отношении граждан.
 
17:20 Свидетель Александр Ковальчук, также доверенное лицо Римашевского. Рассказывает о нарушениях на выборах. Говорит, что 19-го должна была быть мирная акция. Но на такие акции приходят разные люди, и могли быть разные инциденты. Кандидаты говорили о недопущении таких действий. Рассказывает о препятствиях - ему прокололи шины, машину проверяли, не в розыске она.
 
17:40 Следующий свидетель - Юрий Климович из Гомеля. Руководитель гомельского избирательного штаба. Говорит, что до незаконных и противоправных действий Римашевский не призывал.  Его задержали превентивно 18 декабря и по надуманным обвинениям посадили на 10 суток. Превентивно задержали региональных представителей и других штабов.
17:45 Объявлен перерыв в суде до 10 часов 14 мая.
 
 
 
 
11:06 13/05/2011




Loading...


загружаются комментарии