Александр Федута о восьмом дне суда

"День прошел бестолково" – так описывает на своей странице в "Живом журнале" Александр Федута восьмой день суда по делу "декабристов". Единственный светлый момент, по мению Александра, допрос примчавшегося после оглашения собственного приговора Павла Северинца.

"Должны были смотреть и слушать ролики, доказывающие нашу вину. Некляеву "повезло": запись его первого выступления посмотрели спокойно, техника не подвела. Пришлось Прокопычу и увидеть себя избитого – со стороны, через глаз видеокамеры. Зрелище, хотя я и созерцал его в момент приезда "скорой помощи" воочию, прямо скажем, жутковатое. Лицо действовавшего в тот момент кандидата в президенты (за него еще голосовали люди!) просто на глазах распухало, покрывалось гематомой, оплывал глаз... Оля, жена, над ним нависала, пытаясь защитить его и там, в нашем штабе, от невидимой опасности. Но – увезли...
Неприятные воспоминания, одним словом, вызвали эти кадры.
Но дальше – пошло-поехало!

Компьютер зависал каждые пятнадцать минут. То Настенька Полаженко начинала вещать голосом Миколы Статкевича, то голос Виталя Рымашевского шел на фоне его стоп-кадра.
Кадры с записями встреч Сергея Возняка с избирателями шли с таким тихим звуком, что наш бравый майор предложил суду лично огласить все то, что он и так признавал – без всяких доказательств.
Судью было жалко. Каждый час она объявляла перерыв в слабой надежде, что бойцы невидимого компьютерного фронта таки сумеют что-нибудь сотворить с техникой. Но или рука бойцов колоть устала, или техника оказалась сильнее – в общем, ничего не получалось.

Единственным светлым моментом оказался допрос примчавшегося после оглашения собственного приговора Павла Северинца. Когда прокурор попытался заявить, что Северинец ничего по существу дела сказать не сможет, скамья подсудимых едва не взорвалась от хохота: Павла судили как раз за то, что и было существом дела. Да и на чудом просмотренных видеокадрах Северинец все время находится рядом с Рымашевским.
В общем, его допросили адвокаты.

Павел четко отвечал на все вопросы, причем было понятно, что он говорит правду. В отличие, скажем, от гаишников, которые говорили, что на спинах переодетых ментов, бивших Некляева, была надпись "милиция", в то время, как в видеозаписи ее не было. И ряд вопросов у меня возникло, которые я и сформулирую в последнем слове.

Еще все радовались за Ирку Халип. Понятно, что у нее праздник со слезами на глазах (мужу влепили пять лет). Но она будет дома и относительно на свободе.

Потом адвокат Некляева, Букштынов, бодался с судом за право приобщить к делу заявления, подписанные Калягиным, Константином Райкиным, Хабенским, Мариной Голуб, Золотовицким и прочими российскими театральными деятелями. Их, а также наших деятелей культуры (вернее, их заявление) к делу приобщили. Зато почему-то отказали в подобном "приобщении" Евгению Евтушенко, приславшему факс из Америки.

Вероятно, завтра откажут в "приобщении" ста всемирно известным деятелям культуры во главе с нобелиаткой Виславой Шимборской." – пишет Александр Федута.
07:23 17/05/2011




Loading...


загружаются комментарии