Виталий Рымашевский: Не будет свободы ни для меня, ни для моей семьи, пока не будет свободы в стране

18 мая на суде последнее слово сказал бывший кандидат в президенты Виталий Рымашевский.

- Я благодарю суд за возможность сказать последнее слово, но надеюсь, что последним оно будет только на этом процессе, и я еще смогу в этом городе, в этом мире и в этой жизни высказать свое мнение.
 
Прежде всего, обращаю внимание на просмотренные здесь видеоматериалы. Следователь не присоединил видеоматериалы с Площади Независимости, так как меня с Северинцем не обвиняли в этом эпизоде, а лишь в призыве на Октябрьскую площадь и в выходе на проезжую часть. Но суд смотрел материалы с площади Независимости. Тогда почему мне переквалифицировали дело?
 
Мне стыдно за нашу судебную систему, прошу прощения у судьи и прокурора, которые вынуждены в ней работать теперь.
 
Почему обвинение проигнорировало свидетельство многочисленных свидетелей со стороны защиты, которые говорили, что мы делали все возможное для обеспечения общественного порядка?
 
Я разговаривал с начальником ГАИ Корзюком, чтобы выделить часть проспекта и обеспечить движение не только людей, но и машин, а господин Корзюк перекрыл весь проспект.
 
Следствие долго искало людей, которые вроде бы людей организовывали людей выйти на проезжую часть. Есть человек, который сам о себе свидетельствовал, что шел во главе колонны и перекрывал движение транспорта - это Д.М. Корзюк. Он давал заведомо лживые показания, так как только он свидетельствует, что мы шли во главе колонны. Он не только дал лживые показания, но и не явился в суд. Возможно, он сейчас за пределами Беларуси как раз и получает сейчас от западных спонсоров гонорар за организацию Площади ...
 
Об обстоятельствах задержания. Меня вели так, что я вообще не знал, где я находился. Меня завели, положили лицом на стол. Я сказал, если я в СИЗО КГБ, это для меня честь, ведь в 30-е годы там сидело и было замучено очень много достойных белорусов.
Я сочувствую судье и прокурору, так как очень бы не хотел находиться на вашем месте, я горжусь, что нахожусь на скамье подсудимых с известным поэтом и другими достойными людьми.
 
Я не знаю, что хуже: лишить жизни, или убить в человеке веру в правосудие, веру в правду. Наивные вы, наивный человек, который думает, что на Площадь привели людей чьи-то призывы, их привела туда жажда Правды. Они вышли туда за нашу и вашу свободу, господин судья и господин прокурор. Вышли, чтобы бороться со страхом, ложью и беззаконием.
 
Да, туда пришли разные люди - в состоянии алкогольного опьянения, и другие, а кто-то пришел туда на работу, чтобы выполнить предписания.
 
Жестокие приговоры направлены на то, чтобы люди больше не пришли на Площадь. Но они все равно будут выходить на Площадь, и пока в нашей стране царит страх и беззаконие, и после, уже тогда, когда в нашей стране пройдут свободные и справедливые выборы, они все равно будут выходить на Площадь, в память об этих жестоких разгонах и жертвы в борьбе за правду.
 
Застенки КГБ в 1936, 1937, 1938 помнят не только тех невинных людей, которых расстреливали, но и тех энкавэдистов, которые расстреливали раньше, а потом другие расстреляли их самих.
 
Мне просят условное наказание, но выйдя из застенков СИЗО, я почувствовал на себе, что такое условное наказание. Не будет свободы ни для меня, ни для моей семьи, пока не будет свободы в стране.
 
Я чувствую свою вину за то, что сейчас в колонии усиленного режима будут сидеть молодые ребята, я буду бороться за их освобождение.
 
Если 19-го декабря пришла информация, что избит или убит Некляев. Если мы сегодня испугаемся шумовых гранат, завтра нас будут стрелять из револьверов.
 
Я благодарю сотни тысяч верующих, которые теперь молятся по всей Беларуси за всех заключенных, я хотел быть хотя отчасти достойным этих молитв.
 
Свободные и справедливые выборы - это очень важно. Выборы действительно у нас были сфальсифицированы, об этом свидетельствуют и многочисленные результаты наблюдений, и результаты независимых исследований. Но это не единственное, что нужно. На свободных выборах в Германии был избран Гитлер. Надо, чтобы белорусское общество выбрало те ценности, которые смогли бы привести к свободе.
 
Я не считаю себя более достойным за госпожу судью и прокурора, двери церквей открыты, и судья, покаявшись, сможет стать в будущем главой оргкомитета БХД.
 
Несовместимое чествование убитых в Куропатах и их убийц, Ленина, Дзержинского, идолы которых стоят на наших улицах. В Библии есть два пути: путь смерти и путь жизни. Я призываю всех здесь присутствующих, по обе стороны скамьи подсудимых, выбрать путь жизни.
17:14 18/05/2011




Loading...


загружаются комментарии