Сегодня просит нефть и газ, а завтра родину продаст

Много лет руководство Беларуси гордилось тем, что не допустило «обвальной» приватизации. «Страна управляема, мы ее не распродали», — заявлял официальный лидер перед выборами-2006. Однако сейчас Москва ставит жесткое условие: кредиты дадим только при условии реформ и того, что в мифологической трактовке белорусского начальства является не иначе как «распродажей Родины».

Сегодня просит нефть и газ, а завтра родину продаст
19 мая российский вице-премьер Алексей Кудрин, традиционно предстающий пред очами белорусских должностных лиц этаким злым следователем, заявил в Минске, что для стабилизации экономики здешнему правительству следует выручить от приватизации не менее 7,5-9 млрд. долларов в течение трех лет. То есть продавать народного добра на три миллиарда американских рублей ежегодно!
 
Напомню: доселе сделкой века была уступка «Газпрому» 50% акций «Белтрансгаза» мелкими порциями — всего на 2,5 млрд. долларов. К слову, ныне Москва вальяжно (типа, нам спешить некуда!) приценивается ко второй половине белорусской трубы. А также, судя по заявлениям и утечкам, не прочь прибрать к рукам нефтянку, МАЗ и еще ряд соблазнительных активов, включая — чем черт не шутит! — легендарный «Беларуськалий». Но это означает отдать в чужие руки кур, несущих золотые яйца, восклицают независимые белорусские эксперты.
 
По их версии, именно за этой добычей прилетала в Минск 19 мая российская команда во главе с Владимиром Путиным. Ну и, конечно, чтобы застолбить вопросы стратегической привязки синеокой республики-сестры к Москве через развитие лелеемых российским премьером проектов Таможенного союза, ЕЭП и Евразийского экономического союза (на словах — будущего партнера ЕС, на деле — скорее противовеса).
 
Манна небесная отменяется
 
Визит путинской команды 19 мая подтвердил: раструбленная накануне белорусским начальством весть о готовности Москвы отсыпать нам как бы между делом шесть миллиардов долларов кредитов — оказалась, мягко говоря, преувеличением. Стало окончательно ясно, что речь идет лишь о трех миллиардах в течение трех лет по линии Антикризисного фонда ЕврАзЭС. Если не считать вероятного кредита на АЭС, но он выразится в товарах и услугах, а денежки Россия просто переложит из одного кармана в другой, так как строить будет ее фирма.
 
Иначе говоря, в нынешнем году Минску светит только миллиард. Причем и под эти деньги (хотя ставка выгодная, «ниже коммерческой», сообщил белорусский премьер Михаил Мясникович) Москва требует двух вещей: экономических реформ и приватизации — всерьез, без дураков. Обе вещи для белорусского истеблишмента крайне болезненны.
 
Недавно Александр Лукашенко возмущался, что нам подбрасывают-де реформы, направленные на разрушение. И в этом есть своя правда: нормальная рыночная экономика, по логике вещей, входит в непримиримый конфликт с так любимой белорусскими властями командно-административной системой.
 
Ну а приватизацию, как видит ее Москва, белорусское начальство много лет называло обвальной, грабительской, возводило в ранг распродажи страны. И тут фобии прозрачны: если в экономике начинает задавать тон частник, а тем более когда массово приходит иностранный капитал, то политический режим в значительной мере лишается привычной почвы, привычных рычагов.
 
Но теперь, похоже, деваться некуда. Когда два года назад в Минске высадился подобный российский десант, Кудрину за аналогичные пассажи влетело по первое число: нечего, мол, учить нас работать! Ныне же в Минске отечески-менторский тон российского гостя звучал непререкаемо.
 
Временами казалось, что он проводит совещание с подчиненными, бросая сентенции типа: Беларуси нужно принять ряд мер по увеличению экспортной выручки и привлечению инвестиций. А члены белорусского правительства весь день лишь кротко кивали: да-да, конечно, все будет в лучшем виде, как Москва и рекомендует, уж мы постараемся! Лично премьер Мясникович пообещал в ближайшее время выйти на «реальный курс» национальной валюты (это, надо понимать, стыдливый эвфемизм тотальной девальвации).
 
От квазисоциализма — к олигархическому капитализму
 
Глядишь, так железная длань Москвы и понудит к перезревшим уже радикальным мерам, серьезной экономической трансформации! Так радоваться грядущим реформам (которые надо было проводить еще позавчера) — или плакать о неизбежной, как считает ряд обозревателей, потере суверенитета?
 
Политический аналитик Юрий Дракохруст в интервью для Naviny.by отдал должное корректности Кудрина, который «в своих рекомендациях-пожеланиях был максимально прагматичен и антиимпериалистичен». Мол, кому хотите, тому активы и продавайте, главное — сумма прописью. Да и российский рубль делать единой валютой при таком кавардаке в белорусских финансах, по мнению российского вице-премьера, преждевременно.
 
В принципе, «дальнейший переход от административно-плановой к рыночной экономике выглядит позитивным», заявил в интервью для Naviny.by минский аналитик Павлюк Быковский. Однако, добавил собеседник, «когда это делается из-под палки, всегда есть вероятность имитации реформ, а также стоит подозревать, что тот, кто держит в руках палку, действует в своих интересах».
 
«В определенном смысле можно сказать, что Минск принуждают к капитуляции. Но на самом деле — всего лишь к отказу от прежней социально-экономической модели», — считает, в свою очередь, Юрий Дракохруст.
 
По его мнению, в Беларуси вероятен переход «от нынешней системы квазисоциализма к олигархическому капитализму», что не обязательно означает крах политической модели. «В мире существует множество примеров достаточно строгих политических режимов, сочетаемых с достаточно свободной экономикой. Таковыми являются, скажем, партнеры Беларуси по Таможенному союзу», — подчеркивает аналитик.
 
Белорусский маневровый паровоз в тупике?
 
Вместе с тем, не стоит забывать, что небольшой, туго завязанной на российские ресурсы Беларуси диктует условия огромная восточная соседка с имперским прошлым и не выветрившимися великодержавными замашками.
 
Вспомним, что не кто иной, как Лукашенко ранее (кстати, в связи с заявлениями того же Кудрина) предостерегал подчиненных: «Игра затеяна по-крупному, имейте в виду. Выстоим — будет государство. Не выстоим — сомнут и бесплатно в карман положат…».
 
Еще одна показательная фраза вырвалась уже сейчас, 19 мая. На встрече с азербайджанским вице-премьером Ягубом Эюбовым (руководители правительств слетелись в Минск на саммит СНГ) Лукашенко заявил: «Мы сегодня перерабатываем азербайджанскую нефть высочайшего качества. Вы просто нас защитили и спасли нашу независимость и суверенитет, так же как и Венесуэла».
 
Этот реверанс лишний раз подчеркнул, как непросты на самом деле отношения между Минском и Москвой. Ведь поставки нефти из Венесуэлы и Азербайджана были налажены в пику Кремлю. Отметим также, что именно Алиев одолжил 200 миллионов долларов на срочную оплату белорусского долга «Газпрому» во время прошлогодней газовой войны.
 
Вообще, доселе Минску помогало геополитическое маневрирование. Но теперь этот маневровый паровоз, похоже, в глухом тупике. Те же альтернативные поставки нефти, судя по ряду симптомов, могут заглохнуть под давлением России. И так просто, как два года назад, кредит от МВФ не получишь. С Западом заруба.
 
«После готовящегося решения Совета ЕС о расширении санкций в отношении белорусского руководства на некоторое время можно будет забыть о европейском векторе внешней политики официального Минска», — полагает обозреватель Павлюк Быковский.
 
Впрочем, по мнению Юрия Дракохруста, «несколько расширить свободу маневра в этом коридоре власть могла бы красивым ходом: вынеся приговоры всем фигурантам дела 19 декабря, их всех разом и помиловать. На самом деле только нематериальный актив в виде такого жеста, а отнюдь не тупая торговля головами в розницу, может изменить нынешний, весьма неблагоприятный геополитический баланс».
 
Но много ли вы припомните красивых жестов белорусской власти, тем более в сторону Запада?
 
В общем, страшна не приватизация сама по себе, а перспектива скупки критической доли активов российским капиталом.
 
«На самом деле, конечно, получится продать главным образом России», — соглашается Юрий Дракохруст. По его версии, «стилистика а-ля МВФ используется российскими представителями, возможно, не в последнюю очередь для того, чтобы отвести от Москвы западные подозрения в поползновениях экономически проглотить Беларусь: да продавайте кому хотите, а точнее тем, кто купит. Ну а если это окажется Россия, то кто ж тут виноват? Рынок».
 
Итак, не исключено, что фактически речь идет о тихом экономическом поглощении синеокой республики при оставлении ее начальникам красно-зеленого флага и социалки: пожалуйста, можете абсолютно суверенно заботиться о сирых, убогих, пенсионерах… Российским олигархам этот, с их точки зрения, балласт однозначно не нужен.
 
На момент, когда писались эти строки, об итогах кульминационных ночных переговоров Лукашенко с Путиным официальные источники молчали как рыбы. Возможно, вся правда о договоренностях всплывет не скоро. Но в вопросе о том, кто кого дожимает, у обозревателей расхождений не было.
 
И даже если ситуация далека от апокалиптических прогнозов насчет перспектив суверенитета, то несомненно, что Беларусь вступает в фазу мучительной социально-экономической ломки. Соседи, над которыми высокомерно посмеивалась официальная пропаганда, через эту ломку худо-бедно прошли еще в 90-е. Белорусам только предстоит расхлебывать запоздалую горькую кашу из бездонной миски.
12:11 20/05/2011




Loading...


загружаются комментарии