Владимир Некляев: Нам нужно вытащить ни в чем не повинных людей из тюрьмы

Владимир Некляев продолжает политическую деятельность. Первейшая задача - освобождение всех политзаключенных. Для этого политик предложил власти: прекратить репрессии - в ответ оппозиция пока что не ставит вопрос о неотложных президентских выборах.

Владимир Некляев: Нам нужно вытащить ни в чем не повинных людей из тюрьмы
Об этом осужденный к полусвободе-полузаключению политик заявил журналистам сразу по выходу из зала суда Фрунзенского района Минска, где ему и пятерым "подельникам" зачитали условные приговоры.
(Все подробности освобождения Владимира Некляева и его соратников, а также фото и видео можно найти здесь)
Уставший, но не сломленный, Владимир Некляев обещал встретиться с журналистами в ближайший понедельник в 11 часов.
 
- Прежде всего мы собираемся освобождать наших друзей – безо всякого торга: свободу ни в чем не виновным людям, свободу свободной Беларуси! Это требование не подлежит обсуждению, не подлежит.
 
Все вы понимаете, почему сегодня произошло то, что произошло - мы вышли и сейчас перед вами. Не потому, что хороший суд, не потому, что происходит нечто непонятное, что собирается повернуть страну к свободе, демократии власть. Этого пока и близко не видно. Это, опять-таки, результат общечеловеческой солидарности. Это результат того, перед чем предстала эта антинациональная власть, - перед тем, чего она боится больше всего: перед днем, когда придется за все отвечать. В том числе - и за то, что происходило не только с нами, а и с вами, в том числе за то, что происходило с нашими родными: с моей женой и женами тех, кто там сидел; с сестрами, братьями, с детьми ... За это тоже - за унижение, за их слезы, за то, что они не знали - живы их родные люди или нет. За это тоже придется отвечать - и мы не будем относить это к тому моменту, пока спросит за это Бог. Перед человеческим судом за это - и прежде всего за это! а потом уже за экономику, и за доведенное до нищеты общество - придется этой власти отвечать. Это также не подлежит обсуждению.
 
Сейчас уже не будет так: немного похозяйничали - извините, что-то у нас не вышло, дайте нам уйти. Не выйдет. За то, что народ давится сегодня  за солью,  словно завтра война, тоже придется отвечать.
 
- Почему Вам вынесли условный приговор?
 
-Если бы не было поддержки Евросоюза, Соединенных Штатов Америки, то не стоял бы я сейчас перед вами и не говорил то, что говорю. А сидел бы в "американке", и тот же следователь так же тупо спрашивал бы у меня одно и то же: так какой же страны я шпион - России, Германии или Соединенных Штатов Америки? Что и было с самого начала. Спасибо - еще раз повторю - мировой демократической общественности.
 
- Остановит ли Вас этот приговор? Или продолжите политическую борьбу дальше?
 
- По-моему, тут не о чем спрашивать. Помимо всей необходимости бороться за новую Беларусь, есть еще вещи, о которых все знают. Если ты сказал кому-то, что ты его любишь - то ты должен жениться. Если ты сказал людям: поверьте мне, люди, поддержите меня на выборах, приходите на Площадь 19 декабря - чтобы я там был не один. И люди пришли, и люди поддержали. И сейчас никак не получается - ни перед Богом, ни перед собой - сказать им: извините, все что мог, сделал. И до свидания. Нет, потому что так сказать пока нельзя. У нас впереди (дай Бог, чтобы было ее меньше, чем осталось за спиной) борьбы немало. И это уже - в абсолютно новых условиях. Это уже, по сути, в той стране, где 19 декабря народ морально победил власть - это очевидно. Вы по себе чувствуете, я по себе - после того шока, который стал с каждым из нас (я сидел в тюрьме, абсолютно изолированный, я не понимал, что же там случилось?) Было ощущение, что они действительно победили - когда тебя тащат ежедневно на воротник на эти допросы, ты будешь отвечать, едва ли не расстрелом угрожали, вы, мол, знаете сколько людей погубили? .. Сколько смертей на вас?
 
Теперь я понял - это они от страха так говорили. 19 декабря мы же не вышли сражаться с вооруженной милицией, мы не собирались ее побеждать. Так почему они говорят, что они вооруженной милицией, ОМОНом, спецназом нас победили? Нет - мы с ними не бились; это они, по сути, дрались уже сами с собой, не зная, что делать в этой ситуации. 19 декабря 2010 года мы все вместе, вся Беларусь, получила моральную победу над диктатурой.
 
- На следующие выборы пойдете, Владимир Прокофьевич?
 
- Я сказал на первом судебном заседании, что у нас есть предложение (пусть себе Лукашенко снова гнушается: кто это там опять ему предлагает? С кем там разговаривать? Лучшие люди страны для него – не люди). Но пусть себе. Нам нужно вытащить ни в чем не повинных людей из тюрьмы. Поэтому мы говорим: вы отказываетесь от репрессий - мы отказываемся (пока!) от немедленного требования новых президентских выборов. Потом будем смотреть, что делать дальше. Если этого не будет, то никакого другого разговора не получится. Если не поймет это власть, что с той частью общества, которую они увидели 19 декабря, которую они испугались, придется разговаривать, тогда ... Если выйдет какой-то диалог, тогда мы выйдем из этой ситуации без непоправимых потерь - как для них, так и для страны. В противном случае они еще больше усугубят ситуацию.
 
- Имеете ли Вы какие-то надежды на парламентскую кампанию?
 
- Я пока не могу сказать об этом однозначно, потому что информации о состоянии общества, о том, что происходит и во власти, и в оппозиции, а главное - о ощущение этой страны, мне надо побыть среди людей, рецепторами почувствовать - что сегодня в нашем обществе есть, и тогда сказать. Это будет зависеть не только от власти - зря власть думает, что результаты этих парламентских выборов (кто там будет, а кого не будет) зависят только от нее. Нет, это уже зависит не только от нее.
 
Я же вроде свободен, но - нет, под арестом, и здесь меня никто в депутаты парламента пропускать не собирается и не пропустит. Но пока что этот вопрос окончательно не решен, я не могу дать на него окончательный ответ.
19:13 20/05/2011




Loading...


загружаются комментарии