"Милиция сегодня уже не защищает – она несет только боль и страдания"

Бывший работник прокуратуры Фрунзенского района Минска – ныне руководитель правозащитного центра "Правовая помощь населению" (Украина) Олег Волчек анализирует судилище над бывшим кандидатом в президенты Владимиром Некляевым. Но это не традиционный анализ хода судебного разбирательства. Олег Волчек на примерах тех "безмолвных", казалось бы, сотрудников милиции, которые несут вахту на подобных судилищах, показывает нынешнее состояние белорусской милиции.

Похоже, "моя милиция меня бережет" - это сказано уже не про белорусскую милицию…

Сайт "Белорусский партизан" и газета "Народная Воля" уже писали о превышении власти со стороны заместителя Фрунзенского РУВД Минска Динаса Линкуса, который в один из майских вечеров участвовал в разбирательстве РУВД с задержанной группой граждан. Среди задержанных были известные правозащитники Павел Левинов, Валерий Щукин, Ольга Карач и другие активисты кампании "Наш дом". Что меня особо поразило – это то, как с ними обращались в РУВД. И главным действующим лицом был майор Линкус.

Я впал в шок от того, что мне в устной беседе рассказали Щукин и Карач, о действиях Линкуса. Этот сотрудник в присутствии своих подчиненных нанес несколько ударов по лицу Карач, за то, что она стала отстаивать свои права, потом надел наручники, все эти действия сопровождал нецензурной бранью.

Но вот и я сам стал очевидцем действий этого самого Линкуса, и потерпевшим: он меня оскорбил в помещении суда Фрунзенского района Минска, когда я хотел пройти на судебный процесс по делу Владимира Некляева.

Знаете, не ожидал, что такое может произойти в здание правосудия. На входе меня остановил сотрудник милиции и приказал все достать из кармана и выложить их портфеля. Я сказал: "Составляйте протокол досмотра и пригласите двух понятых". На законное требование он отреагировал нервозно и вызвал старшего офицера. Им оказался Линкус. Я ему также сказал, чтобы он в соответствии с Законом об органах внутренних дел разъяснил, каким нормативным актом регулируется досмотр обычных граждан, которые проходят в здание суда. На что он ответил, что есть какое-то специальное решение ГУВД Мингорисполкома по проведению личных досмотров во Фрунзенском РУВД в связи с проведением судебных процессов, в частности по делу кандидатов в Президенты. Я попросил назвать регистрационный номер и дату такого решения. На что он мне ответил, что он не на экзамене, чтобы мне отвечать. Я представился, как правозащитник, сообщил, что мое требование является законным, а он обязан дать полную информацию, на каком основании проводится досмотр, проводится видеосъёмка неизвестными людьми в штатском, которые снимают всех граждан подряд, которые заходят в суд.

Дискуссия шла недолго - надо было спешить на процесс, но поднимаясь по ступенькам, обронил фразу: "Все-таки Вы обязаны соблюдать закон". Возможно, эта фраза и стала ключевой, после которой его понесло. Вежливый сотрудник милиции превратился в озлобленного человека, как будто я его обозвал или назвал плохим словом. Он схватил меня за руку и тут же подбежал его подчинённый в песочном пиджаке (который не представился сотрудником милиции), и резко вывели в темный угол коридора. Как только мы скрылись с глаз общественности, Линкус перешел со мною на некорректный тон разговора, в присутствии своего, видимо, подчиненного. С каким смаком и удовольствием он отрывался на мне!.. Слова его речи не отличались приветливостью, мягко говоря, оскорбительного характера, унижающие мою честь не только как человека, но и как представителя правозащитного сообщества. Ведь я пришел вести мониторинг уголовного дела. Я попытался отодвинуть его от себя, но они хваткой вцепились в меня. Пока один меня держал, Линкус, без протокола личного досмотра вещей, стал ковыряться в моих вещах, а потом таким же незаконным образом прощупал мои карманы, как внутри, так и снаружи одежды.

Он все упорно искал у меня записывающую технику, как я понял, боялся того, что весь его "культурный" разговор будет у меня записан на цифровой носитель. В конце проведенного досмотра сделал жест милосердия и сказал: "Иди, но наверху, будут снова досматривать, только попробуй задать вопрос, на каком основании, а то вылетишь отсюда пробкой".

Такое неадекватное поведение расцениваю, как слабость и непрофессионализм, неумение себя вести в споре с оппонентом. Сколько на моей правозащитной карьере было встреч с сотрудниками милиции, но такого отношения за последние десять лет, испытал впервые. Даже последний обыск у меня на квартире, который проводили четыре сотрудника аппарата КГБ, вели себя куда корректнее, вежливее и спокойнее, даже когда я высказывал свои недовольства очень горячо, когда копошились они в документах, не имевшим никакого отношения к уголовному делу 19 декабря. Но они вели себя образцово, понимая, что они в любой ситуации должны оставаться уравновешенными. Что не скажешь про этого молодого офицера Линкуса.

Какой вывод из всего этого? Милиция сегодня не является правоохранительным органом, она несет только боль и страдания людям. Безнаказанность таких ответственных сотрудников, которые стоят на руководящих должностях, показывает их подчиненным, что и они могут так же себя вести по отношению к своим налогоплательщикам. Не понимаю, куда смотрит начальство, - после таких скандалов любое руководство бы перевело такого сотрудника с руководящей должности, но Линкус после инциденты с активистами "Наш дом", продолжает работать на своей должности, и даже охранять нашу безопасность вовремя судов над политиками и общественными деятелями. Не буду тратить время на Линкуса и писать прокурору, поскольку туда писать бессмысленно, опыт моей деятельности показал на последнем примере, когда я помог несовершеннолетнему Андрею Дубовику отстоять его честь после пыток в РУВД Фрунзенского района Минска. Прокуратура, имея все доказательства, так и не возбудила дело против двух сотрудников милиции, которые сломали руку парню за то, что он отказывался оговорить себя.

Я решил придать огласке, пусть еще раз дети Линкуса, его жена, друзья, родные, узнают правду о нем, какой он есть на самом деле.

И другой шаг: напишу письма в европейские посольства и сообщу, что есть такой человек, который нарушает закон, совершает противоправные действия против правозащитников; зачем таким лицам ездить в Европу?..

И последнее. В суде обвиняемый Сергей Возняк сказал очень интересную фразу по поводу его избиения на улице Коллекторной в Минске 19 декабря 2010 года, когда в считанные секунды на землю были уложены кандидата в президенты Республики Беларусь Владимир Некляев, его доверенные лица, журналисты. Он их описал: они были в черной одежде, во время избиения сильно ругались матом на них. Но только в суде он узнал, что это были сотрудники милиции. Теперь, когда он на улице услышат человека, ругающего нецензурной бранью, то будет знать, что это сотрудник милиции. Вот так. Разве это не тупик? У людей нет веры к правоохранительным органам.
07:21 23/05/2011




Loading...


загружаются комментарии