Вольному воля…

Прошедшая неделя в очередной  раз продемонстрировала, что формула власти в Республике Беларусь жива как никогда.

Вольному воля…
Анабасис  Александра Лукашенко
 
 
Россия остается  основой белорусского суверенитета и независимости, что  косвенно подтвердил сам А. Лукашенко,  заявив  18  мая  премьер-министру Азербайджана: «Наши независимость и суверенитет, к сожалению, сегодня упираются в эти злосчастные энергоносители, сырье и материалы», т.е.  то, что почти монопольно  поставляет в Беларусь теперь уже  «злосчастная»  Россия.
 
Именно Москве  удалось прервать  казалось бесконечный витебско-могилевский  анабасис  белорусского президента, его бесконечные  плутания  по полям и коровникам  востока  Беларуси.   В принципе, стало уже неписанной традицией,  что когда  политика-экономическая ситуация в республике в очередной раз  усложняется, а стоит отметить, что  времена президентства  А. Лукашенко  можно характеризовать  как  бесконечную череду кризисов, и возникает необходимость  как-то  ответить народу – объяснить суть случившегося и  объявить  выход из  создавшегося  положения,  А. Лукашенко покидает  так и не ставший для него  родным Минск и направляется  на «малую Родину», где он может  отдаться  любимому  делу – аграрному  менеджменту.
 
Кружа вокруг  той же  Александрии  белорусский президент  просто тянет время, рассчитывая, что  ситуация рассосется сама собой и он снова окажется на политическом подиуме «весь в белом». («Я специально неделю был в сельскохозяйственных организациях, смотрел, что же там происходит. Никакой катастрофы нет, хозяйства работают устойчиво, нормально»). В общем,  А. Лукашенко незаменим, стоило ему  заняться сельским хозяйством,  его кабинет министров успевает провалить валютно-финансовую сферу, что вызывает  у белорусского президента искреннее удивление. Надо думать, что  с февраля до середины мая А. Лукашенко ничего о дефиците валюты не знал, а мартовские и апрельские обещания решить проблемы «в течение двух недель» или «к концу месяца» делал его клон.
 
Так получилось и в этот раз.  Переговорив 17 мая с Дмитрием Медведевым по телефону (Бог его знает, кто кому позвонил первым),  А. Лукашенко мгновенно прервал  казавшийся  уже  бесконечный  маршрут   по полям и лугам, и  вернулся в Минск, где изобразил крайнее удивление  экономической ситуацией, сложившейся в республике:«…а вот что сейчас происходит на валютном и потребительском рынке в целом по стране, я хотел бы от Вас (М. Мясниковича – А.С.)  услышать. Только объективно. Все что происходит. Если надо, чтобы я сейчас бросил все дела и подключился к этому вопросу – хорошо. Давайте я буду заниматься». Интересно, какие - такие «дела» придется «бросить» А. Лукашенко, чтобы заняться столь непрезентабельным делом, как  валютный кризис?  Выращивание грибков, инспекция дойных стад и доярок, фотографирование на фоне озимых? Возможно, А. Лукашенко на лоне природы готовился к свершениям на международной арене – давно и не раз обещанному официальному визиту в Москву или поездке  в Брюссель, Вашингтон?  Пока все смотрится, как в анекдоте про бомжа: «вот сейчас все брошу и займусь твоими делами».
 
«Андроповщина»
 
Между тем  ситуация в экономике республики  критичная.  Провалы курса белорусского рубля за 16-18 мая продемонстрировали, что  под ногами  национальной  белорусской валюты  бездна и при дальнейшем  отсутствии каких-либо  мер белорусского руководства (в данном случае валютных интервенций),  белорусский рубль может валиться бесконечно, только набирая скорость свободного падения.  Одновременно с рублем, меняясь по два – три раза в день, скачут вверх цены.
 
17 мая ощущение  катастрофы стало столь явственным, что  даже у опытных экспертов стало «сосать под ложечкой».  Экономика распадается на глазах, начинаются масштабные  и необратимые процессы    деиндустриализации, которые с 2006 года и так присутствовали в белорусской экономике (индикатор – затоваривание складов никому не нужной продукцией). Стоит напомнить, что неспроста с 2007 года  А. Лукашенко заговорил о «молочке», т.е. о том, чем испокон веку жила белорусская земля – коровке, молоке и т.д.  Ведь до этого  день и ночь  белорусские власти  твердили об «индустриализации»,  «сотнях производств»,  «качественных товарах» за которыми с ночи занимают очередь в российских городах (именно в таком ключе  изображало перипетии «молочной войны» 2009 г. белорусское  телевидение).
 
Некоторые  проправительственные эксперты-флюгеры  прописывали концепции союза индустриальной Беларуси с сырьевой  Россией и выражали сожаление тем, что  «безмозглое» российское руководство не понимает своего счастья и не хочет  превращаться в сырьевой придаток  «могучей и процветающей Беларуси» – посредника по продаже российских энергоносителей и сырья на мировых рынках.
 
Но пока мы можем наблюдать расцвет  очередей у обменников, откуда идут сводки в формате фронтовых – «очередь взбунтовалась», «лица неславянской национальности попытались оттеснить от окошка «официальную» очередь», «уничтожили тетрадь учета».      Некоторые представители  пролукашенковского «большинства» пытаются весьма цинично надсмехаться над валютными очередями, утверждая, что «жить стало лучше», так как, мол, «раньше стояли в очереди за хлебом, а сейчас стоим за долларом», не понимая, что стоят не за долларом, а за адекватной оценкой своего труда, номинированного в никому не нужные «фантики» - белорусские рубли.  Это реальные современные  очереди за хлебом, примета того, что страна обанкротилась.
 
Понятно, что очереди за валютой  раздражают власти, так как  наглядно демонстрируют их административную деградацию и экономическую никчемность.  Возвращение «андроповшины» на самом деле является ничем иным, как попыткой ликвидировать  напоминание о собственном экономическом провале: «С глаз долой!».
 
Автор этих строк хорошо помнит  реальную «андроповщину», как попытку выгнать советских  людей из гастрономов и промтоварных магазинов, где они проводили  большую часть времени в бесконечных очередях (номер на ладошке), пытаясь «отовариться» элементарными продуктами и одеждой.  В белорусском варианте  «андроповщина» выступает в качестве инструмента против очередей у обменных пунктов… Проблема только с пенсионерами. Видимо, в объявленной борьбе с тунеядством и иждивенчеством,  пенсионерам вменяется «иждивенчество», а, в свою очередь,  работоспособному населению, каждый третий из которого сейчас или ходит на работу только половину рабочей недели или вообще сидит в отпуске «без содержания», угрожает обвинение в «тунеядстве». Лицемерию властей нет границ…
 
Белорусский ремейк  «андроповщины»  является фактическим признанием  властей в своей  полной административной недееспособности и экономической  беспомощности. Понятно, что  когда человек получает за свой труд полновесную  плату и он заинтересован в работе, то его палкой не отгонишь от станка, трактора в поле,  рабочего стола в офисе, лаборатории или больничной койки.   Но вот когда вместо реальной оплаты ему предлагается набор «фантиков» – фактически «карточек» на убогий набор товаров и продуктов в столичных «сельпо», то  тогда приходит время облав и  проверок «тунеядцев»… Страна давно превратилась в огромный концлагерь, где  людей сделали  зэками, работающими за пайку.  Осталось составить списки невыездных и разместить  часовых по  вышкам.  Любой авторитарный режим рано или поздно, по причине хронической экономической  недееспособности склоняется к ГУЛАГу...  Однако стоит напомнить, что  на смену Андропову очень быстро пришел Горбачев…
 
Где  обещанная  валюта?
 
Естественно, во всем виноват народ.   Это он растащил  золотовалютные  резервы  страны, переправив их  в ЕС для покупки  поддержанного  автотранспорта.  11 мая Национальный  Банк РБ снял с себя всякую ответственность за провал своей валютно-денежной политики, целиком взвалив ее на население республики: «Дефицит валютных средств на данном сегменте рынка сложился в марте текущего года в результате повышенного спроса граждан на наличную иностранную валюту для приобретения транспортных средств за рубежом, а также в связи с распространением различных слухов, провоцирующих ажиотажное поведение населения». Автор этих строк  уже неделю  зачитывает данное заявление НБ РБ перед студентами-экономистами, чем вызывает в их среде хохот и веселье, так как не часто можно встретить  столь яркие образцы экономического идиотизма.  Ведь иными словами,   если опираться на заявление Национального  Банка РБ, то современное  белорусское государство не существует, а вместо него  перед нами какая-то орда кочевников – потомков монголо-татар, гуннов или тех же пресловутых цыган, что   все свое имущество  возят с собой в кибитках.  Получается, что  белорусский  народ вывез свое государство в кошельках?
 
Даже если представить, что народ повально  побежал  менять белорусский рубль на доллар и евро, то ведь он не  наклепал  этот рубль на домашнем ксероксе.  Ему его выдало государство за его труд.  Люди не крали  валюту у государства, они принести в банк заработанные белорусские рубли и хотели бы их обменять на доллары. Это их право. Другое дело, что у государства этих долларов не оказалось.  Получилось так, что государство просто  обесценило труд этих людей, превратило экономику республики в артель «Напрасный труд» и тут же свалило собственную вину на сам народ.
 
Кроме того, есть и чисто количественные  нестыковки. В частности, по оценке ГТК РБ (А. Шпилевский), в республику в этом году ввезено 134 тысячи единиц автотранспорта.  Даже если представить, что граждане, купившие данные автомобили, не имели валютных накоплений и целиком их стоимость  оплатили   белорусскими рублями из расчета, к примеру,  по 15 тыс. долларов за каждый подержанный   автомобиль, то  общая сумма выкупленной валюты не превысит 2 млрд. долларов. Сумма, с которой  экономика вполне могла бы справиться.
 
На самом деле,  в Беларуси трудно найти дураков, которые копили бы на автомашину в белорусских рублях.  Даже  первичный опрос говорит о том, что  валюта для  покупки автомашин не «покупалась», а «докупалась» - в  среднем, не более трети от необходимой суммы. То есть реально можно говорить о  всплеске интереса к покупке от  700 млн. до 1 млрд. долларов. Даже для такой, в целом не богатой  республики, как Беларусь, данная сумма вполне подъемна,  так как  страна оставалась и остается в системе российского экономического  субсидирования и  поддержки, включая поставки самого  дешевого в Европе газа и  открытого доступа  белорусской стороны к нефти по внутрироссийским ценам.
 
Тем не менее, как бы не выкручивался  Национальный Банк РБ,  у властей нет иного выбора, как  ликвидировать  валютный  дефицит. В противном  случае   рано или поздно ликвидируют их самих.  Причем это сделают свои же.  Автор, в данном случае не раскрывает каких-либо тайн, так как и так прекрасно известен приговор, вынесенный А. Лукашенко в среде высшей белорусской  номенклатуры: «Не жилец!».
 
Дело в данном случае не в отношении  к самому образу белорусского президента, который  изрядно потускнел, а в том, что А. Лукашенко не может обеспечить республике  экономическое выживание. Более того, он ее тянет на дно, путаясь в собственной лжи.  События последней недели демонстрируют этот процесс в наибольшей степени.
 
Кредиты
 
Возвращаясь к заявлению А. Лукашенко от 17 мая стоит обратить внимание на объявленные им финансовые договоренности  с Москвой: «Я только что говорил с Президентом России Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Он позвонил мне. У нас идут переговоры с Российской Федерацией о предоставлении стабилизационного кредита на поддержание курса белорусского рубля. По всем переговорам они готовы к тому, чтобы срочно, если это нужно, и несрочно, если это нам ненужно, отреагировать на это. И это примерно $3,1 млрд., если мы, конечно, будем подписывать с ними соответствующее соглашение…  Примерно $3 млрд. - это будущие продажи наших товаров. Нас готовы прокредитовать. Итого получается 6 с лишним млрд. долларов – этого достаточно в этом году, чтобы не только для стабилизации, но и для того, чтобы иметь солидные золотовалютные резервы…».  Опустим  традиционное кокетство  старого мажора («срочно, если это нужно, и несрочно, если это нам ненужно») и обратим внимание, что  А. Лукашенко говорит несколько не о том, что есть на самом деле.  Естественно,  нет и речи о выделении Россией  так называемого «кредита  бюджетной поддержки» в один миллиард долларов.  Данный кредит должен был быть  обусловлен  программой  структурных  экономических  реформ, от проведения  которых А. Лукашенко  12 мая публично отказался: «В последнее время нам все чаще подбрасывают идеи в связи с этими финансовыми неурядицами, мол, нужны реформы. Нас тонко, аккуратно, с подачи, конечно, оттуда, подталкивают к каким-то реформам и кричат, особенно эти из пятой колонны, что нужны немедленно реформы и реформы. А что за реформа нужна? Какую они нам предлагают реформу? Они нам предлагают реформу на разрушение…».  В своем заявлении пять дней спустя  А. Лукашенко говорит о  кредитовании  экспорта  белорусского экспорта в Россию: «Примерно $3 млрд. - это будущие продажи наших товаров. Нас готовы прокредитовать».  Действительно, два месяца назад, когда  российский Минфин  искал,  чем бы  гарантировать кредиты Минску, всплыло предложение заменить кредит бюджетной поддержки  кредитом под поставку белорусских товаров.  Искали товар, который России нужен и который производит Беларусь.  Долго искали. Убедились, что нет такого товара. Более того, практически все  инвестиционные товары являются конкурентами продукции  российских производителей, а тот же «БЕЛАЗ» (большегрузные самосвалы), который в России не производят (пока не производят) не  проходит по сочетанию цены и качества.  Так что  А. Лукашенко в очередной раз выдает желаемое за действительное. Понятно, что официальному Минску хотелось бы и кредит получить и склады от неликвида освободить, но это опять иллюзии по принципу: «Мы самые хитрые».  Белорусский президент готовился к встрече с В. Путиным и, видимо,  «обкатывал»  предложения.  Но они не прошли…
 
На самом деле речь идет  об очень простой схеме.  3 с лишним миллиарда долларов  республика получает по миллиарду в год на три года от Антикризисного  фонда ЕврАзЭс. РБ – член ЕврАзЭС и имеет право на поддержку из данного фонда.  Условия кредита рыночные, но не разорительные.  Жёсткого давления в плане  проведения структурных экономических реформ  не наблюдается, что позволило министру финансов  РБ  Харковцу  заявить, что  «Вчера и позавчера мы согласовали программу правительства Белоруссии, которая будет реализовываться в стране» (18 мая). Тут же   объявился  М. Мясникович, который презентовал программу ограниченных  мер по решению проблем валютного дефицита,   увязанную с получением первого транша кредита  ЕврАзЭс в сумме 800 млн. долларов. Понятно, что  накопленный спрос на валюту разметает данную сумму за неделю.
 
Остальные 3 млрд. долларов, что приснились А. Лукашенко,   это выраженная  российским руководством готовность что-то купить в Республике Беларусь.  Речь идет  о  производственных активах.  Естественно, никто не намерен ввязываться в   жесткий  торг. Деньги выделены,  суммы известны,  дело за белорусской стороной. Желает – продаст тот же остаток «Белтрансгаза». Не желает -  не продаст.  Все на усмотрение  официального Минска. («Я считаю, что в Белоруссии есть достаточные активы, чтобы дополнить программу кредитования, и этот необходимый объем ресурсов позволит максимально обеспечить стабилизацию экономики». А. Кудрин, 17 мая 2011).
 
В этом плане  появившиеся  заявления  о том, что   валютно-финансовый  кризис  в республике  стимулирован Москвой в  союзе с   А. Лукашенко  для того, чтобы продать «лакомые куски белорусской промышленности» «российским олигархам» не выдерживают какой-либо критики.  Стоит напомнить историю покупки в  2006 году 50% акций  «Белтрансгаза». Автор этих строк много писал об этой сделке, считая ее совершенно бесполезной для «Газпрома» в свете готовящегося в то время начала строительства «Северного потока». Кроме того,  автор выражал сомнение  в том, что  «Газпрому» удастся  руководить этим активом. Только через пару лет стало ясно, что в  2006 году не стоял вопрос  о реальной покупке актива. Речь шла о  фактически новой форме  субсидирования и дотирования  экономики республики Беларусь.  До настоящего времени  «Газпром»  только формально считает  «Белтрансгаз»  частично своим, так как  он этим активом не управляет и не распоряжается.  Стоит отметить, что даже если российский собственник владел бы и 100%  акций  белорусского предприятия, то  по неписанному правилу - «предприятие  находится на белорусской земле»,  оно будет ограничено в выводе  прибыли, будет подвергаться постоянному  государственному рэкету, включая принудительные списания со счетов, на него навесят «социалку» и т.д.
 
Белорусской стороне придется  много потрудиться, чтобы Россия что-то реально купила из предложенного перечня  тех предприятий, что, так сказать,  готовят к приватизации. Любое из них требует столь масштабной модернизации, что проще построить новое и  не в Беларуси.
 
При этом стоит оценить и общественное  мнение  в республике. Уже сейчас часть белорусского  общества считает, что Россия «пожадничала» и могла бы подкинуть «верному союзнику» кредитов  на порядок больше. Другая часть кричит, что  Москва финансирует  авторитарный режим…  Всем не угодить.  Пора бы белорусам сам разобраться у себя в доме, а не хватать соседей за  рукав…
 
Пока суть да дело, белорусские власти продолжают  торговать «воздухом»,   Обратим внимание на слова М. Мясниковича от 20 мая:  «Приватизация не самоцель, мы ищем пути повышения эффективности предприятий. Мы будем создавать транснациональные корпорации с Россией, Украиной, европейскими странами для повышения конкурентоспособности на мировых рынках».   Вот так, не много и не мало.  Вспомнили про ТНК… Комментировать бред банкротов нет смысла, мы годами слушаем сказки  об толпящихся в приемных   белорусских министров  зарубежных инвесторов.   Раздобудут  визитку  члена директоров  какой-либо корпорации из первой десятки на планете  и  белорусские ТВ неделю  будет рассказывать о «проявившемся интересе»  к  «нашему всемирно известному брэнду» - мехколонне № 1358. И так второе десятилетие пустой болтовни...
 
На самом деле, все гораздо проще.  Не собирается белорусское руководство  продавать производственные активы, предоставив им возможность загнуться своей рыночной смертью, превращая страну  в аграрную республику.  В лучшем случае  белорусская сторона надеется втянуть  Москву в бессмысленный торг  за отдельные  пакеты акций  от  30 до 49 % по космическим ценам, что на деле окажется  воссозданием  системы  дотирования  белорусской экономики.  Такой вариант сомнителен, как бы кто-то не считал себя в Минске «самым хитрым». Как отметил уже давно ставший видным специалистом по белорусской  экономике  министр финансов России А. Кудрин: «Если в таком объеме не будут реализованы активы, пакеты акций, тогда надо обратиться в МВФ, где более жесткие условия».  Вольному воля.
 
Так что белорусский политический класс может спать спокойно… Экономическая  деградация суверенной  Беларуси  продолжится  во что бы то ни стало.  Она при нынешней  белорусской  власти необратима.
08:24 23/05/2011




Loading...


загружаются комментарии