Ирина Халип: Домашний арест морально гораздо тяжелее, чем тюрьма

Белорусская журналистка Ирина Халип рассказала, как она находилась под домашним арестом, как вели себя офицеры КГБ в ее квартире и почему не поняла реакции Запада на ее освобождение из СИЗО.

Ирина Халип: Домашний арест морально гораздо тяжелее, чем тюрьма
"Когда я оказалась под домашним арестом, меня крайне удивила европейская реакция. Уже 31 января европейские структуры стали говорить: мы приветствуем освобождение Ирины Халип. И я, сидя под надзором двух кагэбешных офицеров, думала: они что, полные идиоты? Какое освобождение?" - приводит ее слова радио "Свабода".
 
Журналистка объясняет такую реакцию тем, что на Западе и в Беларуси мера пресечения "домашний арест" совершенно различны.
 
"А потом поняла – они просто не знают. Потому что на Западе домашний арест – это браслет на ноге. У нас домашний арест выглядит так: в квартире постоянно дежурят два офицера КГБ, мне запрещено подходить к окнам, к дверям, разговаривать по телефону, пользоваться компьютером, любая связь с миром запрещена. Полный запрет на выход из квартиры, я не могла даже вынести мусор. Полный запрет на посещение меня кем бы то ни было. Только маме и папе было дано разрешение меня посещать. Понятное дело – иначе, кто мне воды принесет и хлеба?" - рассказывает Ирина Халип.
 
По ее словам это очень тяжело жить в таких условиях, находится постоянно под присмотром посторонних людей.
 
"Это невероятно тяжело, бесчеловечно. Вместе со мной узником оказался мой маленький сын, который не мог понять, почему мама не может с ним погулять, почему мама не может открыть ему дверь, почему какие-то дяди в доме вместо папы появились. Это морально было гораздо тяжелее, чем тюрьма. В тюрьме ты знаешь, что это тюрьма, там другие правила, там ты не хозяин. А тут ты не хозяин в собственном доме, в доме появляются оккупанты, ключи от твоего дома находятся у них. Я спрашивала, что будет, если я заболею, вдруг что-то срочное. Оказывается, даже "скорую" вызвать они не имеют права, они сначала должны запросить начальство", - удивляется журналистка.
 
Она рассказала, что дежурившие в ее квартире сотрудники КГБ пользовались холодильником, микроволновкой, посудой, ночью спали на диванах.
 
"Их было три смены. Менялись каждые три дня. В конце концов, я к ним привыкла, они ко мне тоже. Я старалась не обострять отношения. Было, конечно, дикое нестерпимое желание с самого начала запретить им все. Знаете, как на коммунальных кухнях: свет не жечь, в туалет не ходить, не пользоваться моей плитой, моей конфоркой, не пользоваться моей полкой в холодильнике, ничем не пользоваться. Но я не хотела никаких обострений потому, что пострадал бы мой сын. Он и так пережил то, что не всякий взрослый человек переживет. И поэтому я старалась вести себя отстраненно и корректно. Точно так же вели себя они", - вспоминает Ирина Халип.
08:50 23/05/2011




Loading...


загружаются комментарии