Буланова: Я горжусь, что в клетке сын остался человеком

"Мы два стержня и должны держаться, потому что если один сломается, то и другому будет трудно", - говорила сыну накануне суда Клавдия Буланова.

После приговора Дмитрию Буланову - 3 года тюрьмы – мать больше всего беспокоит состояние здоровья сына, передает "Радыё Свабода".
 
- Мы думали, что будут какие-то изменения, которые позволят нашим детям получить другие приговоры. Мы ожидали, что будут какие-то новые веяния, которые позволят нам обнять детей. К сожалению, этого не произошло. То, что я видела на заседании – невнятная речь судьи, которая читала себе под нос: сказали, что судья потеряла голос. Мол, сначала были проблемы с давлением, а в настоящее время с голосом. То, что сыну дали 3 года и сказали, что нет никаких противопоказаний - это говорит о том, что они скрывают то, что с ним сделали, когда взяли его из дома, застудили и вызвали повторную острую ревматоидную атаку. Дальше - рулетка: 50 на 50 может быть обострение болезни и при его диагнозе - эндокардит - смертность составляет 21-50%. Это в хороших клиниках.
 
- Как Дмитрий воспринял приговор?
 
- Мы успели только переглянуться. Воспринял нормально, он ожидал этого, и в письме мне писал, что явно дадут 3-3,5 лет. Ведь никого не волновало ни что говорил адвокат, ни что говорил он. Шли по общей схеме, к этому и пришли.
 
- А что может повлиять на власти, чтобы вашего сына освободили?
 
- Здесь все надо менять - тогда будет нормально работать законодательство и все остальное.
 
- Ни вы, ни ваш сын никогда не имели отношения к политике. Как меняется ваше отношение сейчас?
 
- Абсолютно изменилось! Я втягиваюсь в то, к чему никогда не имела и даже не хотела иметь отношения, потому что всегда считала, что политические вещи делаются не всегда честно. А теперь нас это задело, и я невольно тоже втягиваюсь в это, и понимаю, что должна втянуться обязательно, чтобы вытащить сына из этой ситуации.
 
- Кто вас поддерживает в такой ситуации?
 
- Мои друзья, с которыми я дружу еще со школы, и у Димы есть девушка, которая также поддерживает и его, и меня. Есть сестра, племянница - мои родственники, я также познакомилась с матерью, у которых сыновья в такой же ситуации, и мы уже с ними ближе, чем с родственниками. И когда я писала ходатайство за своего сына, его подписали около 70 человек из нашего окружения, которые просили, чтобы суд был справедливым. К сожалению, никто не прислушался ни к ним, ни ко мне.
 
- Если бы у Дмитрия была возможность услышать вас, что бы вы ему сказали?
 
- Я ему написала это раньше. Я сказала: "Сын, я чувствую гордость за тебя, что в клетке, в которую тебя посадили под замок, как зверя, ты остался человеком".
20:53 26/05/2011




Loading...


загружаются комментарии