Урок истории для "историка" Лукашенко

Когда тот, кому под заискивающие возгласы ж…лизов много лет удается "гнуть свою линию", в нужный момент не улавливает дух непреодолимой волны перемен, он превращается в изгоя, в которого все плюют и о которого вытирают ноги.

Урок истории для "историка" Лукашенко

Помню, моя учитель истории в витебской гимназии № 2 Елена Владимировна периодически задавала нам, наверное, самый главный исторический вопрос: «Дети, зачем мы учим историю?». Весь наш класс дружно и без доли сомнения отвечал: «Для того чтобы не повторять ошибки предыдущих поколений!».


Честно говоря, тогда этот вопрос казался не более чем какой-то банальностью, которую нужно было говорить, чтобы порадовать Елену Владимировну. Но в сегодняшних условиях он неожиданно приобрел действительно философский характер.


В Беларуси системный кризис. Он поразил все стороны жизни государства: экономическую модель, социально-политическую систему, «вертикаль власти». Раскол в обществе с каждым днем приобретает все более угрожающие масштабы. Притом по мере омертвления прежних экономических отношений линия раскола перестает проходить между теми, кто «за» и кто «против». Теперь она все больше проходит по линии «власть (и приближенные к ней) — остальное общество».


Это очень неприятная и опасная ситуация. Для всех! Но есть один позитивный момент: это в истории уже было. Более того, это было в белорусской истории. Более-более того, об этом написано в учебниках по истории, по которым учатся в наших школах и университетах. А значит, мы не должны сегодня повторять ошибки предшествующих поколений! Нужно просто открыть хорошие учебники и найти ответы на многие волнующие нас вопросы текущего момента.


Казалось бы, это очевидно и должно осознаваться властью. Даже при том, что принятие государственных решений в Беларуси сопряжено со множеством непонятных стороннему наблюдателю факторов. При всех хитросплетениях интересов во властных структурах окончательное слово пока остается за одним человеком. Который, кстати, историк по первому образованию. Ввиду этого обстоятельства некоторые «большие» решения и процессы, происходящие сегодня в Беларуси, вызывают искреннее удивление.


Вот лишь несколько лежащих на поверхности примеров.


1) Объявленная стратегия борьбы с кризисом через повышение трудовой дисциплины на предприятиях является прямым повторением бесславной «андроповщины». Став генеральным секретарем, бывший главный чекист всея совка решил преодолеть системный кризис кампанией против безответственных труженников (которые, кстати, являются неотъемлемой составляющей командно-административной экономики). В результате все, к чему привела «андроповщина», — это дальнейший развал экономики, дополнительная «электризация» общества и появление множества народных анекдотов.


2) Попытки предотвратить политические поползновения в обществе на фоне социально-экономического кризиса, предпринимаемые сегодня в Беларуси, также возвращают нас во вторую половину 1980-х гг. Запретить, заткнуть, напугать — вот эксклюзивный набор средств, к которому решительно обратилась власть. Однако любой учебник по новейшей истории раскрывает нам простую истину: методы поверхностного и силового решения проблем уже не помогают в условиях краха всей системы. Они давали какой-то результат, когда президент мог, вопреки всем законам экономикми, устанавливать высокий уровень незаработанных зарплат, с помощью внешней подпитки и безумного перекрестного субсидирования «нести на руках» кровоточащее тело народного хозяйства и т.д. Но сегодня — уже не вчера. В сегодняшних условиях давить гражданское общество, запрещать культурные и образовательные меропрития достаточно безобидным и конструктивным НГО — это значит лишь повышать градус напряжения в обществе. Это — прямая дорога к социальным взрывам и упущение возможности уловить дух перемен.


3) А стремление «в ручную» выводить из кризиса экономику, которую именно такое «ручное управление» туда и загнало? Уже ведь даже не нужно объяснять, что из этого получится. Все и так знают и понимают. Даже без учебников по истории. А государственный корабль по-прежнему уверенно мчится в направлении айсберга. (То, что приоритетное внимание при принятии решений имеют политические соображения, а не экономическая целесообразность, понятно. Но это — аргумент ограниченного действия, так как «социально ориентированное» «ручное управление» кризисной экономикой имеет куда более взрывоопасный потенциал.)


Проявлением чего являются эти примеры? Уверенности в том, что фактор личности имеет большее значение в истории, чем объективные законы природы и человеческой деятельности? Мол, если не получилось у других, то не значит, что не получится у меня. Или же это результат дезинформации, поступающей от приближенных советников? Или еще что-то?


Да, большой политик отличается от заурядного чиновника решительностью «гнуть свою линию» вопреки всем советам и кажущейся нецелесообразности. Но если тот, кому на протяжении многих лет под заискивающие возгласы тысяч ж…лизов удается «гнуть свою линию», в нужный момент не улавливает дух непреодолимой волны перемен, он очень быстро превращается в изгоя, в которого все плюют и о которого вытирают ноги. Это вечный урок истории!


Справка. Евгений Прейгерман родился в Витебске. Окончил факультет международных отношений БГУ и магистратуру Сассэкского университета (Англия) по специальности «Европейская политика». Директор по исследованиям ОО «Дискуссионно-аналитическое сообщество Либеральный клуб».

12:19 30/05/2011




Loading...


загружаются комментарии