Эксперт: Лукашенко готовится к "войне" на восточном фронте

27 мая случилось сразу несколько событий, имеющих самое непосредственное отношение к международному положению Беларуси.

В частности, президент Соединенных Штатов Барак Обама впервые публично выступил с заявлением по "белорусскому вопросу". Он осудил приговоры участникам событий 19 декабря и пообещал ввести новые санкции против белорусских государственных предприятий.


Как ни странно, белорусское внешнеполитическое ведомство откликнулось всего лишь робким комментарием, назвав заявление Обамы "неправомерным и не основанным на реальных фактах".


По-видимому, сейчас не до полемики с Вашингтоном, так как на повестке дня гораздо более серьезная проблема — откровенное нежелание России продолжать оказывать "главному союзнику" бескорыстную поддержку.


В такой обстановке сжигать мосты на Запад тем более не с руки, и, вероятно, в ближайшее время его постараются особо не задевать. Если, разумеется, он себе не позволит чего-то, с точки зрения властей, совсем уж экстраординарного.


Первым свидетельством ухудшения положения на "восточном фронте" стало состоявшееся 25 мая в Евразийском университете в Астане выступление Александра Лукашенко, которое в значительной степени было посвящено критике российского правительства.


Продолжение последовало через два дня, уже в Минске, на совещании, посвященном актуальным вопросам экономики. Лукашенко заявил, что не пойдет на приватизацию активов объемом 7,5 миллиарда долларов, что было выдвинуто Россией в качестве одного из условий предоставления кредита из Антикризисного фонда ЕврАзЭС: "Никакой бандитской распродажи страны не будет. Никто — ни МАЗ, ни "Белкалий" (сленг хозяйственников, официально предприятие называется "Беларуськалий". — Ред.), ни "БелАЗ", ни БМЗ — никто ничего не купит без моего ведома".


Собственно, в последнем и раньше вряд ли кто сомневался. Вот только "Белтрансгаз" в этом перечне почему-то не был упомянут. Между тем в тот же день российский премьер сообщил журналистам, что переговоры о выкупе "Газпромом" второй половины акций "Белтрансгаза" находятся на завершающей стадии.


При этом Владимир Путин не преминул отметить, что это приобретение, будучи в целом для России выгодным, все же не является необходимым, что очень похоже на попытку сбить цену.


А вечером все того же дня 27 мая вице-премьер России Алексей Кудрин подтвердил, что проведение приватизации остается необходимым условием выделения Беларуси упомянутого кредита.


Еще одним фактом, подтверждающим усиление напряженности в белорусско-российских отношениях, стало намерение Беларуси вступить во Всемирную торговую организацию самостоятельно, о чем опять же 27 мая заявил заместитель министра иностранных дел Александр Гурьянов.


Таким образом, пока события развиваются практически в полном соответствии с предсказанным многими белорусскими экспертами сценарием. Пользуясь отсутствием у официального Минска возможностей для маневра, Москва усиливает давление, стремясь захватить командные высоты в экономике страны. Одновременно проводится дискредитация нынешнего руководства, чтобы в подходящий момент осуществить его замену руками населения, возмущенного резким падением уровня жизни.


Если так, то на следующем этапе стоит ожидать начала раскрутки какого-то кремлевского ставленника из числа здешних квислингов, который почти наверняка окажется бывшим представителем местной номенклатуры.


Кстати, как представляется, выраженное белорусским официальным лидером на совещании 27 мая недовольство российскими СМИ было вызвано не столько тем, что они показали пустые полки магазинов (жители Беларуси едва ли узнали из этих репортажей что-либо новое), сколько опасениями, что в определенный момент эти медиа будут использованы Кремлем как раз для замещения власти в Беларуси.


Конечно, сегодняшние филиппики белорусского руководства в адрес Кремля в очередной раз могут смениться заискиваниями. Но на данный момент оно демонстрирует намерение отбиваться по всем направлениям. Как метко определил это состояние кто-то из аналитиков, "не передом к Западу, но задом к России".


Наверное, в определенных обстоятельствах подобная стратегия может принести успех, однако крайне сомнительно, что сейчас именно тот случай. Поскольку здесь все-таки не совсем Северная Корея, то более правдоподобным выглядит вариант, когда массовые акции протеста вынудят власти либо радикально менять экономическую политику, либо уходить. Правда, определенные резервы у них еще имеются, поэтому произойдет это отнюдь не в самое ближайшее время.


Остается открытым вопрос, что произойдет после того: захотят ли (и сумеют ли) граждане страны воспользоваться возможностью, чтобы попытаться стать частью объединенной Европы, или же Беларусь фактически превратится в российский доминион.

13:00 30/05/2011




Loading...


загружаются комментарии