Павел Северинец: Приговоры выставлены как цены на живых людей

"Рецидивист" со стажем (это уже второй "химический" срок политика) рассказал "Белорусскому партизану" о пребывании в СИЗО КГБ и поделился впечатлениями после выхода на "условную свободу".

Павел Северинец: Приговоры выставлены как цены на живых людей

-Павел, 5 месяцев Вы провели за решеткой в "американке". Узнали ли Вы Беларусь, из которой Вас выдернули в декабре 2010 года, выйдя на условную свободу?


- Беларусь узнал, а вот белорусы изменились.


-После суда и перед отправкой на "химию" - чем Вы заполняете это время? Поправляете, видимо, здоровье ...


- Звоню, благодарю людей за молитву, поддержку и солидарность. Пишу. Занимаюсь делами БХД. И - надо помогать тем, кто еще в тюрьме.


-Павел, Вас задержали, бросили за решетку, адвоката к Вам не пускали, священника не пустили за пять месяцев ни разу. Эти пять месяцев можно вычеркнуть из жизни?


- О, нет! Очень благодарен Богу за эти 5 месяцев в самом сердце Минска - такое дается человеку, чтобы изменить его собственное сердце. Больше времени на то, чтобы быть вне суеты - и с Господом.


-От Вас требовали - сразу после задержания - выступить по БТ с осуждением других лидеров оппозиции, которых осудили за "19 декабря"?


-Нет.


-Велись ли с Вашим участием какие-то следственные действия?


-Было несколько допросов со следователем, но я каждый раз отказывался давать показания. Четыре раза со мной разговаривали военные контрразведки, которых интересовало, не шпион ли я и не знаю ли других шпионов (улыбается). Так вот, шпионов я, к сожалению, не знаю, и от показаний опять же отказался.


-Почему Вашего бывшего адвоката Павла Сапелко лишили адвокатской лицензии, как вы полагаете?


- Павел Сапелко - профессионал, выступавший в прессе, а такие люди для них опасны (он защищал также и Санникова – прим. БП).


-Многие из политиков заявляли о пытках внутри СИЗО КГБ. Что Вы можете сказать об этом: "ломали" сидельцев - силой или морально, появлялись ли неизвестные спецслужбы в черном камуфляже неустановленный ведомственной принадлежности?


- Неизвестные в масках, конечно, присутствовали. Но попытки "сломать" человека в любом СИЗО прежде всего связаны с угрозой большим сроком заключения, а не с условиями содержания. "Растяжки", подталкивания и личные досмотры-обыски приходилось терпеть, что поделаешь, но для меня это скорее были не пытки, а неизбежное наследие советской системы.


-Из чего складывался Ваш день в "американке" - или все 5 месяцев просто слились в один серый период?


- Подъем, завтрак, прогулка, обед, чтение Библии с сокамерниками, когда было - передачи, газеты или письма, ужин, отбой. Молитва и работа над романом. К тому же приходилось сидеть с руководителями крупных предприятий, миллионерами, обвиняемыми в коррупции госчиновниками - а это отличный 5-месячный курс макроэкономики (улыбается).


- Период своей жизни в "американцы" Вы описали так: "для меня это скорее пионерлагерь, простите, но то, что происходило в СИЗО КГБ, можно потерпеть". Это извечная тема – белорусская терпимость. Но десять миллионов людей страдают уже 17 лет. Есть ли предел у этого белорусского терпения?


- На самом деле терпение - это глубоко христианское качество ("терпением спасайте души ваши" – сказано в Библии!). Главное, чтобы оно не переродилось в терпимость ко злу.


-В "американке» Вы писали роман. О ком, о чем, для кого он?


- Роман о Беларуси, которая предназначена для Христа. Пишу белорусам.


-Встречались ли внутри "американки" с другими фигурантами дела "19 декабря"?


- Несколько дней были в одной камере с Олегом Корбаном; на ознакомлении с делом пересеклись с Александром Федутой. Но при переводе из камеры в камеру всегда находились люди, которые сидели с другими.


-После судилища над Вами, Ириной Халип, над Сергеем Марцелевым - какой предстала перед Вами картина того, что происходило 19 декабря 2010 года?


- Мирная, многотысячная акция протеста усилиями власти и в силу нашей растерянности обернулась избиением демонстрантов и волной "зачистки" по всей стране.


-Павел, предсказать уголовную расправу над лидерами оппозиции по итогам президентской кампании было нетрудно - последние аналогичные кампании уже заканчивались уголовными делами. Однако ТАКОГО масштаба репрессий не ожидал, видимо, никто. Зачем властям понадобилось "19 декабря"?


- Наверное, хотели одним махом разрушить оппозицию и выставить ее лидеров насильниками. Зачищали политическое поле перед неизбежным кризисом. Но и власть, и оппозиция, и Запад, и сама Беларусь скорее потеряли. Приобрела Россия.


-Декабрьские события называют "кровавым воскресеньем". День 19 декабря разделил историю страны и народа "до 19-го" и "после 19-го". В какой реальности мы оказались стараниями властей?


- Волна репрессий, экономический кризис, разрыв с Западом и доминирование России.


-Последние приговоры Николаю Статкевичу, Дмитрию Уссу, Александру Класковскому-младшему и еще четырем участникам "19 декабря" на фоне заявления о их возможном освобождении - это начало торговли? С Европой?


-Очень похоже. К сожалению, приговоры в сочетании с заявлениями об освобождении выставлены как цены на живых людей.


-Столкнулись ли Вы на "условной свободе" с последствиями "белорусского экономического чуда"?


-Конечно. Достаточно и одного похода в магазин.


-Давайте вернемся к безграничному белорусскому терпению. 27 мая Лукашенко заявил, что в Казахстане ему было стыдно за белорусский народ, который якобы создал ажиотаж. Имеет ли право глава государства, легитимность которого под сомнением, стыдить целый народ, который терпит его уже 17 лет? Лукашенко оскорбляет минчан - молчат, оскорбляет весь народ, который якобы привел его к власти, - снова молчание. Но кто и кого вообще должен стыдиться: Лукашенко - своего народа, или народ такого руководителя?


- Мы должны стыдиться, прежде всего, того, какие мы есть. Проблема не столько в Лукашенко, сколько в нас самих. Если мы сами будем готовы в сердцах, перед Богом взять ответственность за свою страну - Господь нам ее даст.


Беседовал Иван Греков, "Белорусский партизан"


Справка. 16 мая судья Заводского суда Минска Жанна Брысина вынесла приговор по делу Павла Северинца, Ирины Халип, Сергея Марцалева. Все трое признаны виновными в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активном участии в них (ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса РБ).


Ирина Халип осуждена на 2 года лишения свободы с отсрочкой на 2 года. Павел Северинец - на 3 года "химии" (ограничения свободы с направлением на исправительные работы). Сергей Марцелев - на 2 года условно (с испытательным сроком на 2 года).


Павел Северинец был арестован 20 декабря в собственной квартире и водворен в СИЗО КГБ. В конце декабря ему предъявлено обвинение по уголовному делу, возбужденному следственным управлением предварительного расследования ГУВД Мингорисполкома по частям 1 и 2 ст. 293 УК (массовые беспорядки). 4 апреля вместо этого предъявлено другое обвинение (ч. 342 УК). 16 мая осужден на 3 года "химии".


В 2005 году обвинен в организации акций протеста против "третьего срока Лукашенко", которые прошли в Минске после "референдума-2004" 18 и 19 октября. Осужден на 3 года ограничения свободы ("химии"), с учетом амнистии срок сокращен до 2-х лет. Отбывал наказание на лесозаготовках в деревне Малое Ситно на Севере Беларуси (Полоцкий район).

16:01 30/05/2011




Loading...


загружаются комментарии