Ради Беларуси

Владимир Некляев написал для "Белорусского партизана" статью о том, как изменился его взгляд на события в стране после выхода из тюрьмы по сравнению с тем, как он все оценивал раньше, до выборов и до приговора суда. Публикуем статью бывшего кандидата в президенты "Ради Беларуси".

Ради Беларуси
- Время, которое после президентских выборов и событий 19 декабря 2010 года я находился в "американке", как называют в народе внутреннюю тюрьму КГБ Республики Беларусь, можно разделить на три периода.
 
Поначалу меня заставляли давать показания о сотрудничестве со спецслужбами Российской Федерации. Мне доказывали, будто белорусскому КГБ известно, что кампания "Говори правду" - проект ГРУ России. Сообщили, что проект этот согласован с президентом Медведевым, а непосредственный его куратор - премьер-министр Путин.
 
Рассказали, что с кампанией "Говори правду" связана "уголовная" московская группировка бывших белорусских чиновников (Наумов, Латыпов, Титенков и другие) и чиновников сегодняшних, действующих. Среди действующих чиновников первым назывался премьер-министр Сидорский, который, оказывается, 19 декабря должен был стоять рядом со мной на Площади, чтобы на новых выборах без Лукашенко стать президентом Беларуси. Именно так, по версии белорусского КГБ, - приходом к власти в Беларуси ставленника России, - завершался проект российских спецслужб под названием "Говори правду".
 
Недели через три восточный проект "Говори правду" расширился на запад: оказалось, российские спецслужбы вошли в сговор со спецслужбами немецкими. Меня допрашивали, на каком уровне я встречался с представителями спецслужб и с политическим руководством России и Германии, что знаю о договоренностях между министрами иностранных дел этих стран, Лаврова и Вестервелле, особенно во время визита последнего в Москву. Поскольку я ничего об этом не знал, мне объяснили, что по этим договоренностям Беларусь отдается под контроль России взамен на преференции для немецкого бизнеса и совместное с Германией противодействие геополитическим интересам США, которые намерены расширять их в балтийско-черноморском регионе именно путем влияния на Беларусь.
 
Где-то через месяц проект "Говори правду" перестал быть российским - и вообще Россия из числа врагов Беларуси вдруг выпала. Лишенный всякой информации с воли, я не знал, что Россия перекрыла нефтяной кран, но догадался об этом, когда из российского шпиона был переквалифицирован в шпиона американского, а затем и в немецко-польского. Теперь меня допрашивали только о моих контактах на Западе, в Европе и в США, прежде всего интересуясь встречами с госсекретарем США, а также с министрами иностранных дел Германии, Чехии, Швеции, Польши. Как лидер кампании "Говори правду", я и говорил правду: со стороны моих высокопоставленных собеседников не было сказано по отношению к Беларуси ни одного негативного слова. Наоборот, ими очень позитивно оценивались те тенденции к расширению, сближению взаимоотношений между Беларусью и Евросоюзом, США, которые обозначились в 2010 году во внешней белорусской политике. Тема наших разговоров была одна: как позитивные тенденции сохранить, какие наиболее эффективные шаги предпринять, чтобы эти тенденции углублялись, какую помощь, в том числе экономическую, оказать, чтобы не остановить движение Беларуси к демократизации. Я все это говорил на допросах и на "беседах" с сотрудниками КГБ разных уровней, но никто этого не хотел слышать. У меня спрашивали: какие страны и кто персонально был причастен к подготовке в Беларуси "революции", чьи инструкторы готовили меня и моих соратников к "вооруженному свержению законной власти?".
 
Отвечаю: к свержению законной белорусской власти, которая могла возникнуть в Беларуси в образе нового белорусского президента в случае свободных и справедливых выборов, причастны силовые структуры Республики Беларусь, на которых и держится нынешний политический режим, через брутальные действия которого Беларусь и оказалась в сложнейшей политико-экономической ситуации.
 
Под занавес моего пребывания во внутренней тюрьме КГБ в перечне стран, спецслужбы которых через кампанию "Говори правду" готовили государственный переворот в Беларуси, все реже упоминались не только Россия, но и США и Германия. Полагаю, белорусский режим пришел к выводу, что, бодаясь с сильнейшими странами мира, можно обломать рога - и наставил их исключительно на Польшу, которая наиболее активно требовала жестких санкций к Лукашенко и его пособникам.
 
Во время допросов и так называемых "бесед", на которые не допускались адвокаты, я был, мягко говоря, не в лучшем состоянии. К тому, что случилось ночью с 19 на 20 декабря, когда меня едва не убили, а потом неизвестные люди ворвались в больницу скорой помощи и голого выволокли меня из реанимации на лютый мороз, на улицу, где, глядя на их действия, я подумал, что одежда мне больше никогда не понадобится, добавилось то, о чем рассказывали кандидаты в президенты Михалевич и Санников. Это - издевательство, "растяжки", физические "упражнения", пытки холодом, бессонница, которые в КГБ назывались не пытками, а условиями содержания. Моей жене не разрешали передать необходимые мне лекарства, заменяя их какими-то аналогами, которые вызывали депрессию, угнетенность. И в таком состоянии, в таких "условиях" меня, чтобы давал необходимые показания, еще и запугивали расправой с моими родными: женой и детьми. В результате я пережил в тюрьме четыре гипертонических криза, каждый из которых грозил инсультом, уже однажды мной перенесенным. Только после четвертого криза, когда даже тюремные врачи заявили, что пятый криз может стать последним, меня госпитализировали и провели специализированное лечение. На собственном опыте я убедился, что сегодняшний белорусский режим наследует все худшее из советского режима в его сталинском варианте: жестокость, бесчеловечность, аморальность.
 
Лукашенко не раз заявлял, что после событий 19 декабря 2010 года понял: есть значительная часть общества, которая думает не так, как он - и с ней нужно начинать диалог. Выйдя из тюрьмы, я, перешагнув через обиды, через все личное, потому что в политике нельзя руководствоваться эмоциями, выразил готовность к диалогу. И что мне предложили для его начала?.. Репрессии. Судилища по образцу сталинских политических судов над кандидатами в президенты и их соратниками. Показательно-жестокие приговоры Санникову, Статкевичу, Уссу и десяткам молодых, ни в чем не повинных людей, которые только начинают жизнь. Это диалог?.. Снова слова одни, а действия другие, опять ложь, хитрость, подлость. Это сущность режима, иначе он поступать не способен - и, похоже, тщетны надежды на то, что обретет такую способность.
 
Давным-давно св. Августин сказал: "Власть без морали – это банда". Так оно сегодня есть в Беларуси. С этим нельзя смириться, этого нельзя принять, с этим надо бороться. До победы.
 
И тем не менее, и все же... И тем не менее ради Беларуси, которая из-за действий сегодняшнего политического режима оказалась в наибольшей опасности за все время независимости, я готов разговаривать с кем угодно. Даже с теми, кто меня едва не убил. Но только в том случае, если меня захотят слышать.
19:54 07/06/2011




Loading...


загружаются комментарии