Александр Класковский: Лукашенко пытается успокоить народ, ощущающий себя жертвой "кидалова"

Именно так политолог Александр Класковский в интервью "Белорусскому партизану" оценил тональность пресс-конференции А. Лукашенко 17 июня. Политолог убежден, что "не надо впадать в иллюзию насчет политической оттепели, однако уже нет угроз "открутить всем голову ".

Александр Класковский: Лукашенко пытается успокоить народ, ощущающий себя жертвой "кидалова"
- "Если случится катастрофа - мы закроем границу". Это сигнал к строительству новой берлинская стены вокруг отдельно взятой страны?
 
- Это, скорее, метафорическое выражение. Ведь лейтмотив этой пресс-кконференции звучал: мы малая открытая экономика, нужно развивать экспорт, и в этом смысле при всех авторитарных склонностях закрыть страну не удастся. Скорее, речь идет о возможном ограничении вывоза товаров при дальнейшем нарастании социально-экономической напряженности, о попытках что-то сделать ограничительно-запрещающими методами.
 
Тем более, сегодня звучала относительное благодушие в адрес Европы, Запада. Прозвучали прямые намеки насчет вероятной открутки отношений с ОБСЕ - не продлили мандат миссии ОБСЕ, возможно, введем должность представителя ОБСЕ. Звучала мысль, что могут быть освобождены политзаключенные. Это означает, что потребность в западных деньгах толкает нынешнее руководство, скажем так, на более толерантную риторику.
 
Хотя и было заявлено, что у нас уголовники, а не политзаключенные. Фактически это предложение торга с Западом.
 
- Кстати, как Вы восприняли заявление Лукашенко о "трех политзаключенных"?
 
- Похоже, что политический товар предоставляется в розницу - чтобы выторговать от Запада максимум. Кстати, впервые такой подход прозвучал во время визита в Астану, когда Лукашенко заявил, что все уже освобождены, за решеткой остались два-три политические. Безусловно, такие заявления не делаются случайно: Лукашенко хотел бы сконцентрировать внимание Европы на двух-трех фигурах. Сначала официальный Минск может освободить нескольких политзаключенных, затем, путем постепенных уступок, перейти от конфронтации с Европой к новым попыткам сесть за стол переговоров. Не восстановить переговоры в полном объеме, но чтобы хотя бы сесть за стол переговоров с ней.
 
Тем более, что сегодня Лукашенко высказывался если не резко, то недружелюбно в адрес России. Мол, дают мало, и при этом слишком много требуют. "Выдал" секрет полишинеля: мол, россияне говорят, что если хотите получать энергоресурсы по внутрироссийским ценам - вступайте в состав Российской Федерации. Однозначно сегодня звучал определенный элемент охлаждения отношений с Россией. Да это можно объяснить: Лукашенко не хочет воевать сразу на два фронта.
 
Однако больших уступок Западу Лукашенко не готов делать - он просто готовит почву. Политика это не новая, не раз уже применялась: политика геополитического маневра. Это очередная попытка запустить геополитический маятник, однако пространство для того сужается, экономика и финансы на пороге краха. Лукашенко заявил, что якобы он может получить в ближайшее время 10-12 миллиардов долларов золотовалютных резервов, и тогда, возможно, откажемся от кредитов. Но такие деньги с неба не упадут, придется распрощаться с частью "фамильного серебра". Возможно, речь идет про "Беларуськалий".
 
- Фактически официальный Минск предлагает Европе начать отношения с чистого листа?
 
- С чистого листа - было бы очень выгодно официальному Минску. Мол, Запад не имеет никаких претензий к результату президентской кампании, якобы не знает, что в Беларуси давным-давно не проводятся свободные выборы. Короче, официальный руководитель пытается отвести проблему недемократичности режима вообще в тень. Пытается создать себе более выгодные рамки торга с Западом.
 
Неслучайно на этом фоне прозвучали комплименты в адрес официального Вильнюса, который экономически во многом зависит от Минска. Минск рассчитывает воспользоваться противоречиями внутри Европейского Союза, используя при этом прагматичные интересы соседей. Расчет - на раскол в рядах Европейского Союза. Не хочет, действительно, Европа идти на введение экономических санкций, так как это может ударить бумерангом, потому политический торг возможен. И, возможно, кулуарно этот торг уже ведется.
 
- Есть такие симптомы?
 
- Недавно министр иностранных дел Сергей Мартынов летал в Италию, где встречался со своим коллегой. Италия, так же как и Литва, "слабые звенья" для Лукашенко внутри Европейского Союза, страны, относятся более лояльно к режиму Лукашенко. Возможно, режим старается с их помощью раскачать европейские шихты, чтобы немного смягчить западную политику в отношении режима Лукашенко.
 
- Можно ли говорить, что Беларусь ожидает внутриполитическая потепление?
 
-Лукашенко сделал вид, что якобы почти ничего не знает об акциях протеста: ни про "Стоп-бензин", ни о другом людском протесте. Однако дальнейшие его слова подтвердили, что он владеет информацией  об этих акциях протеста в подробностях. Власть понимает, что народ разозлен, и его не стоит злить дальше. Лукашенко видит, что в фактическую оппозицию правящему курсу стали миллионы белорусов. Народ не верит ни ему, ни его власти. Видимо, к режиму доходит понимание, что нельзя перегибать с репрессиями. Очевидно, с андроповщиной не удалось, поэтому и звучали осторожные фразы, что и "мы" частично виноваты в той ситуации, которая сложилась. Как гипнотизер, он делает пассы, чтобы любой ценой успокоить народ, чувствующий себя жертвой большого "кидалова".
 
Нельзя впадать в иллюзию, что страну ждет оттепель, но такого закручивания гаек, видимо, не будет. Недаром про людской протест, особенно про молодежь, которая сплачивается через социальные сети, он говорил в фамильярно-снисходительной форме - не так, как раньше: всем головы пооткручиваю".
 
Подводя итоги, можно скажи, что власть взяла курс на маневрировании как внутри страны, так и во внешней политике. Делать реформы режим не собирается. Но есть желание погасить пожар, маневрируя на внешнеполитическом фронте, и перехватить крайне необходимы ему деньги.
19:35 17/06/2011




Loading...


загружаются комментарии