Никита Лиховид: Ганди тоже сразу не понимали, но он изменил мир

Политзаключенный прислал письмо из колонии, но пока так и не ясно, вышел ли он из карцера.

Мать Никиты Елена ссылается на непроверенную информация, что сын все еще находится в карцере. Администрация же колонии ничего не сообщает: настаивает, чтобы женщина обращалась к ним письменно.


22 июня Елена Лихавид получила письмо от сына. «Сегодня ровно шесть месяцев, как я вышел на два часа и задержался».


Никита несколько раз обращает внимание, что у него все хорошо, не болеет. И отмечает, что в штрафном изоляторе «нет ничего страшного». «Я тебе скажу по секрету, что там дают в 2-3 раза еды больше, чем в отряде». Елену такой тон письма настораживает. Мол, писал он для цензуры скорее. После этого сообщения женщина еще больше засомневалась, что сына выпустили из карцера.


«То, что похудел - дело наживное, поправлюсь», - написал Лиховид. И добавил, что «душа и память вечные».


Из письма стало известно, что узник читал в газете статью о Федоре Мирзоянове. Но написать письмо ему не может - переписка между заключенными запрещена. Так, Никите не отдали письма от Александра Отрощенкова и Дмитрия Дашкевича. Зато Лиховид получает много писем со словами поддержки от других людей.


«Ганди тоже сразу не могли понять, но он изменил мир», - закончил он письмо.


Никита Лихавид осужден на 3,5 года колонии за участие в акции протеста 19 декабря 2010. Ранее он уже провел 10, 15 и 5 дней в карцере. Последний раз в штрафной изолятор его должны были поместить на пять дней, напоминает "Наша нива".


Написать политзаключенному можно по адресу: 211440 Витебская обл., Г. Новополоцк, ул. Техническая, 8, исправительная колония № 10. Никите Лиховиду.


Карцер (штрафной изолятор) - это специально изолированная камера в тюрьме для временного содержания нарушителей режима. Во время пребывания в нем заключенных не выводят на улицу. Практикуются пониженные нормы питания. В карцере выдается специальная роба. Теплые вещи запрещены. Правозащитник Валентин Стефанович отмечает, что летом еще терпеть можно, а зимой от холода не всегда удается уснуть. Днем нары убирают, а ложиться на пол нельзя. Можно стоять или сидеть на табурете. По словам Стефановича, правозащитники такие нормы считают пытками.

13:27 27/06/2011




Loading...


загружаются комментарии